Не Япония

Редакционная статья

Не Япония

Нурсултан Назарбаев несколько лет назад — кажется, на Совете иностранных инвесторов — сказал, что республика особо не нуждается в деньгах, но ей нужны инновации, современные технологии, и именно инвесторов, которые готовы их отдавать, мы ждем с распростертыми объятиями. Сейчас для власти, похоже, стало очевидным, что технологии нужны, в том числе и управленческие. Не успели обсохнуть чернила на договоре России, Казахстана и Белоруссии о создании союза — а мы тем самым гарантировали себе приличный рынок сбыта, — как наша республика тут же начала зазывать к себе иностранцев. Сделанные на прошлой неделе поправки в законодательство, касающиеся инвестиций, по-своему ошеломляющи. Освобождение от КПН, от налога на землю, стабильность тарифов, свобода в использовании иностранных специалистов. Плюс, вишенкой на торте, безвизовый въезд для граждан стран ОЭСР… Заявка действительно мощная. Прямо какой-то инвестиционный рай.

Придут ли инвестиции? Вероятно, да. И придут они, скорее всего, не из России. Когда начал действовать Таможенный союз, все ждали, что россияне начнут из-за более благоприятного налогового законодательства, более дешевой энергии, несколько меньших зарплат переносить производства в Северный Казахстан. По факту этого не произошло. Почему? Российский бизнес, как и казахстанский, привык полагаться на личные контакты. Россияне чувствуют себя у нас дискомфортно без «завязок». Но вот представители транснациональных корпораций к этому безразличны. Они могут сегодня открыть завод в Бразилии, завтра в Камеруне, а послезавтра — во Вьетнаме.

Одновременно становится ясно, что Астана определилась с моделью развития отечественной экономики. Страны, сделавшие рывок в последние 50 лет, шли к своему успеху разными путями. Япония и Южная Корея взращивали свои компании. Киитиро Тойода был успешным производителем ткацких станков, крепким представителем среднего бизнеса, когда его выбрали для создания крупнейшей машиностроительной корпорации. Ли Бенчхоль построил успешный логистический бизнес, когда его определили на роль создателя конгломерата Samsung. Сегодня эти компании, как мы знаем, глобальные технологические лидеры. Китай пошел другим путем. Он пригласил к себе иностранцев, разрешив им строить свои заводы в специальных экономических зонах. Их заманивали дешевой рабочей силой, налоговыми преференциями. Заводы появлялись как грибы после дождя, а китайские специалисты, устраивающиеся на них, понемногу перенимали западную индустриальную культуру, осваивали они и сами технологии. В результате Китай сегодня создал Huawei — мирового технологического лидера в сфере телекоммуникационного оборудования. Еще один путь — это кропотливое взращивание институтов и ожидание урожая в виде естественным путем появившихся сильных компаний. О правильности этого пути неустанно твердят западные эксперты.

Долгое время было неясно, какой путь выбирает Казахстан. Никакой ветер не был для нас попутным, поскольку не было понятно, куда мы, собственно, плывем. Первая программа ФИИР намекала на то, что мы вроде бы готовы пойти японско-корейской тропинкой. Но «звезды» не были определены и названы. На прошлой неделе стало ясно, что мы все-таки заговорили по-китайски.

Спору нет, это тоже вполне себе жизнеспособная модель, внешне подходящая Казахстану. Но, во-первых, нельзя забывать, что КНР начинала, когда мировая экономика находилась совсем в другом состоянии. Во-вторых, Китай сейчас сталкивается с уменьшением инвестиционного потока — и переживает это довольно болезненно. Да, там уже возникли компании, которые могут делать товары не хуже, чем западные корпорации, ставившие заводы в КНР. Но отказ от подкачки иностранными инвестициями все равно идет довольно трудно.

Отдельный вопрос — что делать в этой ситуации казахстанскому бизнесу. Очевидно, что самое разумное — встраиваться в производственные цепочки, начинать с малого, постепенно перенимая опыт.

Ну и напоследок — о допущенной ошибке. 30 процентов возмещения от капитальных затрат, обещанные инвесторам, выглядят очень сильным мотиватором. Но как бы это решение не стало граблями, на которые мы во второй раз торжественно наступаем. Мы уже подписывали СРП в нефтянке, по которым инвесторам гарантировался возврат вложенных ими средств. В результате иностранцы всеми силами завышают суммы своих издержек. Как бы здесь не произошло так же: иностранные компании будут заранее договариваться с поставщиками оборудования и закупать его по заведомо завышенной цене, чтобы потом получить инвестиционную субсидию побольше. Такой сценарий совершенно нельзя исключать.

Читайте тему номера: Заманчивое предложение

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики