Ты за белых или за красных

Подписание договора о ЕАЭС на фоне событий на Украине «кристаллизовало» мнение казахстанцев об этом объединении

Ты за белых или за красных

Договор об образовании ЕАЭС подписан на фоне развернувшейся гражданской войны на Украине, а также прошедшего в начале весны референдума в Крыму. Некоторая часть казахстанцев относится к сближению с Россией озлобленно и выступает против интеграции с ней. «Безусловно, в текущем году тональность дискуссии по поводу развития евразийской интеграции серьезно изменилась в контексте известных событий на Украине и особенно с присоединения к России Крыма. К примеру, на прошедшем в апреле Антиевразийском форуме именно это стало практически единственным политическим аргументом против участия Казахстана в ЕАЭС. Более того, началось проецирование в связи с этим на Казахстан возможных рисков для его суверенитета»,— рассказал «Эксперту Казахстан» директор центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарёв.

Надо признать, подхватывает казахстанский политолог Эдуард Полетаев, что последние два месяца информационное наполнение казахстанского медиапространства против ЕАЭС увеличилось. «На мой взгляд, протестная публика, которая не приветствовала создание ЕАЭС, серьезно не меняется количественно. Другое дело, что благодаря соцсетям она может капитализироваться в своих высказываниях, не имея доступа к печатным или телевизионным СМИ»,— констатирует г-н Полетаев. Он согласен с тем, что события в Крыму насторожили какую-то часть общественности. «Но говорить о каких-то кардинальных изменениях общественного сознания казахстанцев не приходится. Нужно понимать, что помимо Украины и Крыма на пути интеграции в ЕАЭС был конфликт в Южной Осетии. Там тоже были бомбардировки, война, гибли люди, был ввод российских войск. Все это было относительно недавно — в 2008 году. Тогда в результате осложнились отношения России с Грузией и с некоторыми западными странами. Тем не менее это никак не повлияло на создание Таможенного союза. И потом Украина и до Крыма особо не стремилась к интеграции в рамках ТС. Если помните, специально для нее была разработана формула 3+1»,— говорит г-н Полетаев «Эксперту Казахстан».

Противников евразийской интеграции очень мало. В основном это люди, придерживающиеся национально-патриотических взглядов или просто оппонирующие действующей власти

Отношение казахстанцев, по словам эксперта по Центральной Азии и Среднему Востоку Александра Князева, к ЕАЭС и  России в принципе из-за трагических событий на Украине, безусловно, изменилось. «В частности, увеличилось понимание «необходимости интеграции с Россией и Беларусью. Доказательством тому служит прошедшее в Казахстане празднование 9 Мая,— отмечает он. — То, с какой активностью и трепетом казахстанцы отнеслись к этому празднику, говорит о многом». В Казахстане, продолжает г-н Князев, большая часть населения поддерживает Россию и интеграцию с ней.

С ним согласен г-н Чеботарев. Он отмечает, что результаты социологических опросов, проведенных в последнее время различными исследовательскими структурами, демонстрируют поддержку большинством респондентов курса на интеграцию. Интересно также, что, по данным ЦСПИ «Стратегия», 61,4% респондентов поддержали позицию России в ее конфликте с Украиной. «По моим же личным ощущениям, противников евразийской интеграции очень мало. В основном это люди, придерживающиеся национально-патриотических взглядов или просто оппонирующие действующей власти. Но они все разобщены и не представляют собой единой и серьезной политической силы»,— считает г-н Чеботарёв.

Недовольство, по мнению Эдуарда Полетаева, появлялось у диванных воителей, которые проживают в Алматы и Астане. «Казахстан — большая страна, и у нас протяженная граница с Россией. В областях, в регионах люди, которые работают с Россией или хотели бы выйти на этот рынок, приветствуют снятие барьеров в рамках интеграции. То, что в Алматы или в Астане происходит, не отражает реального положения дел в регионах»,— отмечает казахстанский политолог.

Хотя, признается г-н Князев, несомненно, есть и те, кто агрессивно выступает против этого союза. «Расклад в целом, на мой взгляд, не изменился сильно. Важно то, что мнения в обществе поляризовались, стали жестче и четче. Казахстанцы стали активнее в вопросе идеологического понимания. Думаю, количество сомневающихся за или против интеграции с Россией резко сократилось в ту или иную сторону. Люди сделали свой выбор и открыто его высказывают»,— поясняет свою позицию политолог.

Недовольная треть

Социологические исследования, проводившиеся в предыдущие годы, показывали, что население Казахстана относится к сближению с Россией и Беларусью неоднозначно. Вот результаты исследования за 2011 год казахстанского фонда «Центр социальных и политических исследований “Стратегия”»: треть населения Казахстана была в тот момент против объединения республики с другими странами, при этом более половины опрошенного населения выступали за объединение с Россией. Президент фонда Гульмира Илеуова тогда отмечала, что есть две большие группы: на уровне 50–55% говорят, что объединяться нужно с Россией, но треть населения говорит, что не нужно объединяться ни с какой из других стран. По ее словам, в ходе социологического исследования казахстанцам также предложили выбирать, в какой стране или объединении стран они хотели бы жить. «Изъявили желание жить в объединении России, Украины, Беларуси и Казахстана 21,4%. За СНГ высказались 20,8% и 15% — за восстановление СССР»,— добавила глава ЦСПИ.

В текущем году исследование по реакции общества на интеграцию в рамках ЕЭС фонд «Стратегия» еще не закончил. Как сообщила «Эксперту Казахстан» глава фонда Гульмира Илеуова, «Стратегия» обнародует результаты исследования в сентябре.

Между тем г-жа Илеуова дала интервью порталу nomad.su, рассказав, что она как социолог, готовясь к исследованию, предполагала, что доля поддерживающих интеграцию могла уменьшиться. На уровень поддержки этой инициативы, по ее словам, могли действовать различные факторы. Например, внутренние обсуждения в обществе, антиевразийские идеи, которые звучали на одноименном форуме. «Также могли оказать влияние какие-то столкновения с финансовыми, материальными издержками Таможенного союза. Украинские события могли сыграть таким образом, что освежили у многих воспоминания о кризисе середины 90-х, о том, когда государство было слабо и не выполняло своих обязательств по социальным выплатам и социальной поддержке. Стабильность государства прежде всего заключается в экономической стабильности, этот момент глубоко укоренился в сознании населения»,— отметила Гульмира Илеуова.

По ее словам, сколько раз фонд, которым она руководит, проводил опросы, столько раз выявлялась тенденция: материальная стабильность, благополучие и процветание являлись главными факторами при оценке ситуации в стране, работы государственных органов. «Единство, согласие тоже важны, но они рассматриваются в базе, а экономический прогресс представляется неким основным индикатором, по которому люди оценивают успешность своей страны. И как только возникает гипотетическая возможность ухудшить экономическое положение, не получить, допустим, своих пенсий и пособий, сразу же люди сплачиваются вокруг власти. Это очень хорошо видно. Соответственно, этот фактор влияет и на поддержку тех интеграционных инициатив, которые работают на экономическую стабильность. Это фактор макроуровня, он точно так же работает, как и те, о которых мы говорили выше. Потому могу предположить, что если поддержка интеграции и снизилась, то не слишком сильно»,— отметила она в интервью.

«Если в рамках ЕАЭС казахстанцы почувствуют экономические плюсы, то количество противников интеграции с Россией снизится»,— вторит ей Эдуард Полетаев.

Процессы в вакууме

Многие эксперты говорят о том, что поскольку процесс евразийской интеграции инициирован главами государств, он нуждается в общественной и информационной поддержке. Проблема в том, что и в Казахстане, и особенно в России, по мнению Александра Князева, не ведется работа по информированию о целях и задачах ЕАЭС. Люди не знают, для чего это делается и что это даст. «Более того, в российской глубинке, а наверняка и в белорусской, население попросту не может сказать, чем отличается Казахстан от Туркменистана. И это серьезная проблема, которую России предстоит решить»,— считает он. Если, продолжает собеседник, в Казахстане власти хоть худо-бедно сообщают об ЕАЭС, то в России практически ничего об этом союзе не знают и не понимают, для чего он создается. В российских СМИ, по словам Эдуарда Полетаева, интеграционная проблематика почти не поднимается, не показывается и не упоминается. «У них идет сплошная Украина. С этой точки зрения Казахстан лучше с информационной точки зрения подготовил своих граждан к факту подписания договора о создании ЕАЭС и разъяснил, что это принесет пользу экономике. В Астане, например, создан Институт евразийской интеграции, который предоставляет много информации и цифр в виде инфографики»,— подчеркивает он.

В целом руководству трех стран, по мнению Александра Князева, нужно вести разъяснительную работу с населением, подробно объясняя, что дает ЕАЭС бизнесу, среднему классу, потребителю и так далее. «Только так можно изменить негативное отношение к ЕАЭС тех, кто настроен против него. В зависимости от того, как будет работать ЕАЭС, насколько он будет эффективен, какие плоды он будет давать, будет меняться отношение»,— говорит г-н Князев.

Аналогичное мнение у директора центра актуальных исследований «Альтернатива»: «Чтобы изменить отношение противников создания ЕАЭС, власть должна инициировать конструктивный диалог как с «антиевразийцами», так и с оппозицией в целом по наиболее актуальным вопросам дальнейшего развития казахстанского общества и государства». Власть, как отмечает г-н Чеботарёв, изначально, еще с момента создания Таможенного союза, не проводила должной работы с населением, не подготовила его к участию Казахстана в процессе евразийской интеграции. «На официальном уровне до сих пор отсутствует четкое и объективное представление относительно соотношения этого участия и национальных интересов Казахстана. А с выходом евразийской интеграции на новый уровень уже нужно не только устранить данные пробелы, но и решать качественно новые задачи. И диалог власти с обществом и его институтами, включая оппозицию, может стать действенным инструментом положительного решения всего этого».

Все впереди

По мнению Александра Князева, государствам предстоит еще огромная работа по интеграции. И в зависимости от того, как она будет вестись, станет меняться и отношение граждан: «Таможенный союз наглядно показал, над какими проблемами и барьерами еще предстоит работать. Главы государств на высоком уровне декларирует одно, а вот правительству и госучреждениям нужно пошагово и поэтапно отстаивать свои национальные интересы, чтобы завтра не было российского или белорусского доминирования».

Отношение некоторой части казахстанцев к ЕАЭС может стать негативным в случае массированного захвата казахстанских рынков российским бизнесом. «Если этот процесс будет как-то выведен в политическую плоскость, то в определенной степени это ухудшение будет иметь место. Хотя нужно будет различать искусственное нагнетание напряжения со стороны заинтересованных сил, что зачастую происходит и сегодня, и реальное положение дел»,— подчеркивает г-н Чеботарёв.

В российской глубинке, а наверняка и в белорусской, население попросту не может сказать, чем отличается Казахстан от Туркменистана

Александр Князев уверен, что массового прихода российских компаний в Казахстан ожидать не следует. «Нужно понимать, что рынок Казахстана — по сути это 10% российского рынка. Поэтому немногим российским компаниям будет интересно заходить сюда. Другие перспективы открываются перед казахстанскими компаниями — рынок в 170 млн человек. И потом казахстанская экономика по качеству, не по количеству, нисколько не уступает российской»,— полагает г-н Князев.

Если же, продолжает Андрей Чеботарёв, те граждане, которые сейчас заняты в соответствующих секторах отечественной экономики и бизнеса, лично ничего не потеряют, а может быть, даже в чем-то выиграют, то тогда и в рамках восприятия ЕАЭС будет преобладать положительный вектор.

Ему вторит Эдуард Полетаев: «Протестная масса может увеличиться, когда ей ударят по карманам результаты объединения с Россией и Беларусью». Сейчас, по его словам, нам всем говорят, что в результате создания ЕАЭС Казахстан должен жить лучше.

Как будет меняться восприятие интеграции со временем? «Все будет зависеть, во-первых, от способности казахстанских властей обозначать и отстаивать интересы нашей страны в ЕАЭС. Во-вторых, от готовности стран-партнеров, и особенно России, пойти навстречу Казахстану по различным вопросам интеграционного взаимодействия. И, в-третьих, как следствие двух предыдущих моментов — от результатов работы ЕАЭС в целом и их отражения на развитии экономики Казахстана и жизнедеятельности его граждан. Хотя, с другой стороны, никакое из межгосударственных объединений, в которых участвует наша страна, не способно решить все вопросы за нее саму»,— считает Андрей Чеботарёв. По его мнению, нашему обществу и государству давно пора стать более ответственными и конкурентоспособными, а не оглядываться постоянно на кого-то извне.

Есть основания полагать, что происходящие сейчас события на Украине не оттолкнули казахстанцев от России, как предполагали многие эксперты и общественные деятели. Точно сказать это можно будет в сентябре — после обнародования результатов исследования ЦСПИ «Стратегия». Пока видится, что подписание договора на фоне гражданской войны на Украине, напротив, заставило общество сплотиться вокруг власти, потому что никто не хочет повторения украинского сценария в республике. На Украине внутренние противоречия в обществе переросли в огонь войны. По этой же причине казахстанцы поддерживали и поддерживают главу государства. И если в Алматы или Астане найдутся противники ЕАЭС, то в регионах их намного меньше, поскольку там гораздо более высок авторитет власти. По крайней мере пока.

Читайте редакционную статью: Интегральное уравнение

Коллективное бессознательное

Отношение казахстанцев к ЕАЭС будет меняться в зависимости от его эффективности и влияния на уровень благосостояния каждого гражданина. Такое мнение высказала в интервью «Эксперту Казахстан» главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Ирина Черных.

— Как события на Украине изменили отношение казахстанцев к ЕАЭС?

— Насколько можно судить из средств массовой информации, а также социальных сетей и блогов, происходящее вызвало разную реакцию, неоднозначные оценки. Однако для того, чтобы квалифицированно говорить о том, как события на Украине изменили настроения и восприятия казахстанцев относительно России и Белоруссии, дальнейшей интеграции с этими странами, и изменили ли вообще, о том, какие слои населения как реагируют, необходимо проводить специальное социологическое исследование.

— Какая часть населения, по вашим ощущениям, воспринимает процесс интеграции предельно негативно?

— Ощущениями такие вещи не измеряются. Тот или иной человек склонен ретранслировать свои личные восприятия на все общество или отдельную социальную группу, полагая, что большинство людей думает так, как думает он. Я скептически отношусь к тем экспертам, которые дают те или иные оценки и даже прогнозы, руководствуясь своими ощущениями. Необходимо проводить конкретные прикладные исследования, делать замеры социальных настроений. Хотя даже специальные прикладные исследования, и особенно массовые социологические опросы, не всегда позволяют выстраивать картинку, более или менее приближенную к действительности.

— Почему?

— Ответы респондентов всегда ситуативны. Однако при всех недостатках массовых соцопросов я считаю, что такого рода исследований, фиксирующих общественные настроения относительно интеграционных процессов в рамках Таможенного союза и Евразийского экономического союза, должно быть как можно больше, они должны строиться на разных методологиях и проводиться с определенной регулярностью. Сопоставляя результаты таких исследований, можно приблизиться к относительно объективной картине того, как население относится к обозначенным процессам, какова степень их поддержки, фиксировать динамику социальных настроений. Например, Казахстанский институт стратегических исследований при президенте РК на протяжении последних двух лет осуществляет мониторинг настроений казахстанцев относительно интеграционных процессов, в том числе работы Таможенного союза и перспектив его развития.

— Каковы результаты, если не секрет?

— Последний социологический опрос и фокус-групповые дискуссии по данной проблематике были проведены в ноябре 2013 года. Согласно результатам исследования, большинство респондентов (73,3%) оценивает деятельность Таможенного союза положительно. При этом большая доля (45%) — безусловно положительно. Та или иная степень отрицательных оценок была высказана 7,6% опрошенных.

Оценки социально-экономической ситуации в стране в связи с деятельностью Таможенного союза неоднозначны. Характеризуя изменения в стране, респонденты чаще указывают на позитивные трансформации (38,5% опрошенных указывают, что «стало лучше») или на отсутствие каких-либо изменений (33,2% — вариант ответа «ситуация не изменилась»). При оценке изменений личного благосостояния чаще всего указывается на то, что каких-либо существенных изменений в нем не произошло (47,6% — вариант «ситуация не изменилась»). На улучшение ситуации указывает более чем каждый четвертый (27,7%). Вместе с тем необходимо указать, что число однозначно негативных оценок по обоим показателям крайне мало (2% и 5,1% соответственно).

В качестве основных положительных изменений в связи с деятельностью Таможенного союза респонденты выделяют:

открытие новых рынков для казахстанских товаров (43,4%);

усиление экономики Казахстана в связи с ликвидацией таможенных пошлин в рамках Таможенного союза (39,8%);

усиление конкурентоспособности экономик стран Таможенного союза (29,2%).

Каждый четвертый опрошенный (25,9%) также указал на повышение привлекательности Казахстана в глазах зарубежных инвесторов. Характеристики, связанные с непосредственным улучшением личного благосостояния («улучшение качества и ассортимента товаров», «снижение стоимости товаров»), отмечают не более 10% опрошенных. Показательно, что именно обстоятельства, влияющие на личное благосостояние, чаще всего указываются как негативные последствия деятельности Таможенного союза:

снижение доступности дешевых товаров из Турции и Китая (32,1%);

повышение цен на ввозимые в Казахстан товары длительного потребления (25,9%);

снижение доступа к качественным товарам из Европы, Азии и США (20%).

Как показывает исследование, население довольно слабо информировано о перспективах развития интеграционного вектора, связанного с Таможенным союзом. Только каждый третий опрошенный (34,3%) ответил, что знает о перспективах углубления интеграции и формирования ЕАЭС. Большинство опрошенных (84,9%) в той или иной степени поддерживает дальнейшее развитие интеграционных процессов на основе Таможенного союза. При этом более чем каждый третий (38,6%) — безусловно. Критическое отношение к углублению интеграции выразили 7,5% респондентов.

Большинство респондентов (77,1%) однозначно поддерживает полную интеграцию в рамках Евразийского союза в экономической сфере. Более чем каждый второй — интеграцию в политической (59,3%) и гуманитарной (51,7%) сферах. Наименее желательной сферой сотрудничества выступает военная, где за полную интеграцию выступает только каждый четвертый опрошенный (26,5%).

— Каким образом должны вести себя власти Казахстана в отношении противников создания Евроазиатского союза?

— Каждый человек имеет право на свое собственное мнение относительно тех или иных процессов, происходящих как в стране, так и вокруг нее. И это вполне нормально: все население не может мыслить одинаково, иметь одинаковые установки и пристрастия, разделять абсолютно одинаковые ценности. И не всегда мнение тех или иных социальных групп или отдельных граждан должно совпадать с официальным. Отсюда возникает вопрос: почему власти должны предпринимать какие-то действия относительно противников интеграции? Повторюсь: каждый имеет право на собственное мнение. Конечно, этот вопрос имеет и другую сторону, определяемую тем, что интеграция в рамках Таможенного союза была инициирована «сверху», то есть самой властью. Это определяет необходимость для власти проводить разъяснительную работу среди населения: для чего создается интеграционное объединение, каковы его задачи, какие перспективы и возможности получает население интегрирующихся стран. Причем информирование населения необходимо проводить с предоставлением статистики, демонстрацией основных показателей и индикаторов, отражающих динамику интеграционных процессов.

Восприятие интеграционных процессов будет меняться в зависимости от их эффективности и их влияния на уровень благосостояния каждого гражданина, а также возможностей и перспектив самореализации населения.

В принципе, создание единого таможенного и экономического пространства направлено на развитие конкурентной среды, повышение качества предоставляемых товаров и услуг, установление единых условий для ведения бизнеса и т.д. Конкурентная среда при равных условиях для любого бизнеса должна положительно влиять на наш отечественный бизнес.

В данном контексте можно говорить о некоторой закономерности: если интеграция станет влиять позитивно на уровень благосостояния населения, будет возрастать количество позитивных оценок. Кроме того, как показывает опыт Европейского союза, оценки носят ситуативный характер: в периоды экономического спада и особенно кризисов возрастает количество негативных оценок и наоборот.

— Как, на ваш взгляд, казахстанцы отнесутся к созданию общего рынка труда в рамках ЕАЭС?

— Очевидно, общий рынок труда призван обеспечить условия для свободного перемещения рабочей силы по территории стран — членов ЕАЭС и ее трудоустройства без бюрократических процедур и барьеров, которые существуют в соответствии с национальным законодательством для иностранных трудовых ресурсов в каждой стране. Также очевидно, что общий рынок труда может повысить конкуренцию за рабочие места. Однако есть ли у нас исследования, указывающие, сколько казахстанцев хотело бы работать, например, в Минске? Сколько россиян намерено переместиться в качестве трудовых мигрантов в Казахстан? Какова их квалификация? О каких возрастных группах идет речь? Без ответа на эти и многие другие вопросы оценивать значимость общего рынка труда и тем более его восприятие практически невозможно.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Экспресс на праздник

Снижение реальных доходов населения стало основной причиной охлаждения рынка потребкредитов

Казахстан

Мзду берем

Фестиваль национальной кухни ТойҚазан-2016 отличился неорганизованностью и дороговизной

Казахстан

Курс на 8,5

Инфляционный шторм в казахстанской экономике стихает

Люди и события

Город как воспоминание

В музее Кастеева проходит выставка «Алматы - моя любовь» замечательного казахстанского художника Алексея Уткина