С национальным колоритом

Казахстанские производители курта считают перспективным это направление молочной промышленности

Казахстанские производители курта разнообразят традиционные рецепты, следят за качеством продукции и все равно пока еще они уступают на рынке курту контрафактному
Казахстанские производители курта разнообразят традиционные рецепты, следят за качеством продукции и все равно пока еще они уступают на рынке курту контрафактному

Все казахстанские производители курта, рассказывая про этот традиционный тюркский продукт, не преминут поведать и трогательную историю от одной из узниц лагеря «Алжир» — Гертруды Платайс. Она вспоминала, что когда женщины-заключенные собирали камыш на берегу озера, местные дети начали обкидывать их камнями. Конвоиры смеялись — мол, даже они вас презирают. Однако на самом деле таким образом местные жители нашли способ помочь узницам лагеря, передавая им домашний курт. Полезный продукт, богатый кальцием и не только: здесь и полноценные молочные белки, и биологически активные вещества, и углеводы, и ферменты, и микроэлементы, и витамины… Курт в Казахстане давно уже производят не только в домашних условиях, однако пока отечественным производителям остается только мечтать о том времени, когда их продукция займет весь казахстанский рынок.

Курт крут

«Это же наш национальный продукт», «мы патриоты» — такого рода выражения часто используют изготовители курта, рассказывая о том, почему было принято решение поставить производство на поток. Бауыржан Байтуганов, глава компании TrioGold, основной вид деятельности которой — продажа сухого молока и сливочного масла, вспоминает: «Была мысль делать что-нибудь такое, куда вкладываешь немного денег, но при этом получаешь значительную прибыль. Допустим, семечки и сухарики в свое время были таким продуктом. Мы сидели, смотрели — что бы такое предложить, чего бы не было в магазинах. И, как настоящие казахи, вспомнили про курт».

Казахстанские производители курта разнообразят традиционные рецепты, следят за качеством продукции и все равно пока еще они уступают на рынке курту контрафактному

YoKurt от TrioGold делают в Кокчетаве, Bio Kurt производит ТОО «Адал Compani» в Семее, курт изготавливают на Карагандинском молочном комбинате и еще на некоторых предприятиях республики. В ассортименте — курт копченый, курт с травами, курт классический — производители разнообразят традиционные рецепты, следят за качеством продукции (стандарты молочного производства обязывают), и все равно пока еще они уступают на рынке курту контрафактному. «Рынок Казахстана на сегодняшний день таков, что наличие сертификатов и официальных документов на продажу — это небольшое конкурентное преимущество. А самое главное конкурентное преимущество — цена. Цена узбекского курта в два раза дешевле, чем самого недорогого курта казахстанских производителей»,— г-н Байтуганов говорит, что в целом ценовая политика местных производителей примерно одинакова. Показывая 40-граммовую упаковку YoKurt, он объясняет, что дистрибьюторы получают ее по 65 тенге, а в магазины отдают по 80. В тех же магазинах уже лежит узбекский курт по 50 тенге за упаковку такого же размера. Разницу в цене руководитель ТОО «TrioGold» объясняет тем, что и сырье, и рабочая сила в Узбекистане заметно дешевле; кроме того, порой в такой курт для удешевления продукта добавляют рисовую муку. В ТОО «Адал Compani» согласны, что контрафакт — главный конкурент их Bio Kurt, но называют контрафактный продукт киргизским, что, впрочем, сути проблемы не меняет. «Некоторые подпольные производители некачественного курта фасуют его в красивую яркую вакуумную упаковку, чтобы привлечь внимание потребителей, не имея при этом сертификата, подтверждающего качество. Получить такой сертификат они не могут по одной простой причине: качество их курта — неудовлетворительное. Неизвестно, в каких условиях изготавливался курт, от здоровых ли животных было получено молоко, каким способом и в каких условиях производилась сушка»,— говорит Людмила Герасимова, заведующая лабораторией ТОО «Адал Compani».

Нелегальный курт продают, как правило, через оптовые рынки и дистрибьюторские компании. «Я думаю, что они продают больше, чем все казахстанские производители, вместе взятые». По мнению Бауыржана Байтуганова, ежедневно в Казахстане продается 10 тысяч пачек (то есть около 400 кг, если учесть, что г-н Байтуганов говорит о 40-граммовых пачках) контрафактного курта. В целом объем казахстанского рынка курта в ТОО «TrioGold» оценивают в 350 тысяч пачек в месяц (около 14 тонн), при этом в компании отмечают, что спрос на курт за последние годы заметно вырос. Около трех-четырех лет назад, когда TrioGold только начинал работу с национальным продуктом, ежемесячный объем казахстанского рынка курта оценивался в 220 тысяч пачек (8,8 тонны). «Сейчас курт очень многие стали употреблять. Если 5 лет назад его вообще никто не брал, его в сетях не было, в магазинах не было, продавали только по дороге в Талдыкорган да бабушки, сейчас курт продается везде — в каждом магазине, каждом пивном баре, торговом центре»,— говорит Бауыржан Байтуганов.

Тюркское нашествие

География поставок YoKurt — от Калининграда до Хабаровска. Сургут, Омск, Челябинск, Москва — большинство российских клиентов появилось после того, как казахстанская компания приняла участие в московской выставке «Продэкспо». «Нет кратности поставок, не хватает таких клиентов, кто хотел бы сотрудничать на постоянной основе. Если взять от общих объемов продаж, то экспорт у нас до 10% не дотягивает. Каждый месяц есть один новый клиент, но он один раз взял — и почему-то потом дальше не получается»,— с сожалением отмечает г-н Байтуганов и добавляет, что отзывы от российских потребителей казахстанский курт получает самые положительные. В TrioGold сертифицировали свою продукцию в России и рассчитывали на достаточно ощутимый интерес россиян: «Мы ориентировались на рынок Москвы. В столицу РФ, мы считали, на заработки приезжает около 2 млн выходцев из Средней Азии. Помимо того, многие служили здесь в армии, многие переехали отсюда — все эти люди знают, что такое курт. Но пока не пошло».

Андрей Кияницы, коммерческий директор хлебокомбината «Восток», в составе которого и действует ТОО «Адал Compani», отмечает, что спрос на Bio Kurt довольно велик: «Сейчас отгружаем по Казахстану — Павлодар, Астана, Балхаш, в небольших количествах отправляем в Алматы. Берут курт Новосибирск и Барнаул. Отправили курт в Красноярский край — клиент регулярно приобретал такую продукцию нашего хлебокомбината, как макароны, мука и печенье, а теперь решил попробовать и курт». Продукция Карагандинского молочного комбината расходится по Астане, Экибастузу, Павлодару и, конечно, Карагандинской области. «Наш курт бывшие соотечественники даже в Германию отвозят»,— с гордостью заявили на молочном комбинате, добавив, что экспортное направление развивать не планируют, поскольку срок годности курта их производства — один месяц. В TrioGold, к слову, специалисты компании совместно с РГКП «Научно-практический центр санитарно-эпидемиологической экспертизы и мониторинга» разработали новый стандарт ТУ-ССТОО39988128, согласно которому срок хранения курта был продлен до 6 месяцев, что позволяет производителю быть гораздо свободнее в вопросах поставок. Экспорт курта в Россию сейчас ведут несколько предприятий, и хотя культура потребления этого продукта у соседей пока очень низкая, казахстанские производители считают, что перспективы есть — хотя бы потому, что айран, тан и кумыс в РФ уже продаются практически в каждом магазине, а значит, и у курта тоже есть шансы покорить российского потребителя. Правда, Бауыржан Байтуганов не исключает, что пользу от курта оценят не только потребители РФ, но и молочники-производители этой страны и начнут изготавливать курт сами — дело-то доходное.

Г-н Байтуганов объясняет выгоды производства: «Технологически это несложный продукт, это очень даже выгодно, когда на предприятии есть проблема с прокисшим молоком — а она есть у всех. Если прокисает молоко, его переработают в курт и продадут заметно дороже. Допустим, если оптовая цена килограмма творога на сегодняшний день — 300–400 тенге, то курт стоит полторы тысячи тенге, при этом на килограмм курта надо два с половиной килограмма творога».

Made in Kazakhstan

Мощности многих казахстанских производителей курта позволяют ежемесячно изготавливать около 10 тонн продукта, а то и больше, однако загружены они, как правило, не полностью. «Сейчас объем продаж небольшой — мало продаем, порядка 50 тысяч пачек в месяц. Это 25% от необходимого, потому что мы минимально рассчитывали на 200 тысяч пачек. Бывает, что это направление у нас показывает убытки, но основное направление деятельности позволяет нам финансировать производство курта. Пока это дотационный бизнес, но верим, результаты будут»,— г-н Байтуганов смотрит в будущее с оптимизмом. Глава компании TrioGold мечтает, что СЭС начнет проверять качество нелегального продукта так же тщательно, как сейчас проверяет местные производства,— с уходом с рынка контрафакта казахстанским производителям курта жить будет гораздо легче. В планах Бауыржана Байтуганова — упаковывать курт поштучно, как конфеты «Рафаэлло» (пока останавливает стоимость станка по упаковке — около 40 тыс. евро). Курт в презентабельном виде г-н Байтуганов предлагает раздавать, например, при взлете и посадке в самолетах национальной авиакомпании — и тогда людей, как минимум знающих, а возможно, и полюбивших этот продукт, станет больше. Пока же, признают в TrioGold, главные поклонники курта, как показали исследования рынка,— это любители пива, а не дети и беременные женщины, для которых продукт позиционировался изначально. Из-за этого слоган «рецепт казахских степей» сменился на задорное «перекуси солененьким!»

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее