Запрет с градусом

В Казахстане временно перекрывают импорт алкогольной продукции. Не является ли это началом торговой войны между странами — членами ТС?

Запрет с градусом

Довольно скромно начавшее свою работу Агентство РК по защите прав потребителей (АЗПП), созданное на исходе прошлого года, в последнее время стало удивлять своей активностью. В апреле эта госструктура запретила реализацию мяса птицы некоторых предприятий России и Беларуси, в мае также ограничила продажу российского паштета производства ЗАО «Орелпродукт» и перуанского винограда. Теперь же агентство пытается навести порядок на рынке алкогольной продукции, запрещая с 1 июня этого года ввоз импортной продукции из некоторых стран, в том числе из России и Беларуси.

Эксперты говорят о начале торговой войны с РФ, последние несколько лет чинящей преграды нашему алкоэкспорту на своем внутреннем рынке, но ни производители, ни импортеры с этим не согласны. Однозначно одно — если запрет растянется надолго, то государство недосчитается бюджетных поступлений, импортеры — прибыли. Местные производители уверены, что подобная мера не даст им форы в конкурентной борьбе с россиянами.

Водочки для обводочки

По данным Агентства РК по статистике (АРКС), на рынке алкогольной продукции преобладают слабоалкогольные напитки, а крепкий алкоголь занимает достаточно скромный сегмент, где конкуренцию ему оказывают в основном напитки из РФ, Украины и Великобритании. В 2011 году производство популярных алкогольных напитков (коньяк, водка, вино и пиво) снижалось по сравнению с 2010 годом. Так, например, производство водки просело на 11%, пива — на 14% в сравнении с предыдущим отчетным периодом. Последние же два года производство алкогольной продукции, кроме пива, показывает положительную динамику. В 2013 году производство коньяка по сравнению с 2012-м выросло на 13%, водки — на 6%, вина — на 28%.

Согласно данным Министерства финансов, по состоянию на начало 2012 года у нас в этом секторе работало около 170 компаний, из которых 24 занимались производством крепких напитков. Однако глава Ассоциации добросовестных производителей и продавцов алкогольной продукции РК «КазАлко» Амиржан Калиев приводит совершенно другие цифры относительно изготовителей ликеро-водочной продукции. По его словам, количество предприятий, производящих крепкий алкоголь, в последние годы непрерывно сокращалось.

Если семь лет назад на рынке действовали 52 производителя этилового спирта и водочной продукции, то в прошлом году из оставшихся 39 компаний работали только 26. Г-н Калиев отмечает, что в текущем году на рынке действуют всего лишь 18 предприятий. За последние восемь лет объем рынка сократился на 30%. Кроме этого, из года в год наблюдается тенденция снижения в потреблении крепкого алкоголя на душу населения. Если, по данным ВОЗ, в Казахстане в среднем употребляют 11 литров чистого спирта на душу населения, то «КазАлко» утверждает, что этот показатель не превышает 4,5 литра.

С 2006 года доля импорта крепкого алкоголя варьируется в диапазоне 9–12%, тогда как первой десятке отечественных компаний принадлежит 75% рынка. Бенефициарами запрете могут стать теневые игроки

«На сегодня 75 процентов доли рынка водки и ликеро-водочной продукции занимает отечественный производитель. Однако за последние пять лет импорт водки вырос в среднем в пять раз, импорт ликеро-водочной продукции — в десять,— уточняет г-н Калиев. — В основном 95 процентов этого импорта завозится из России. Несмотря на это, наша водка экономкласса стоит гораздо дешевле, чем российская. На это есть две причины: низкий акциз и дешевая себестоимость казахстанской продукции».

Однако, свидетельствует наш собеседник, казахстанский производитель не может свободно попасть на российский рынок, потому что существуют административные и нетарифные барьеры. «Во-первых, предусмотрен обеспечительный платеж для всех экспортеров, в том числе и для производителей стран — членов ТС. Обеспечительный платеж состоит из акцизов, НДС и таможенных пошлин,— объясняет г-н Калиев. — При том, что нет таможенных границ, казахстанский производитель должен, если завозит партию товара на миллион тенге, перевести 3,5 млн тенге в виде обеспечительного платежа. Кроме того, «Росалкогольрегулирование» негласно запретило российским производителям покупать казахстанский этиловый спирт и водку».

Однако Александр Самойлов, президент компании АО «Кокшетауские минеральные воды», которая на сегодня является единственным экспортером крепкого алкоголя в РФ, говорит, что причина незначительного присутствия казахстанских производителей алкогольной продукции на российском рынке — это их собственная проблема. «Они не готовы ни технологически, ни физически, а самое главное — морально. Это связано с тем, что многие не способны работать на долгосрочную перспективу. Все хотят быстрых результатов. Выход отечественного производителя на иностранные рынки — это скорее вопрос зрелости компании, нежели проблема имеющихся административных барьеров в той же России. Об этом говорит опыт АО “Кокшетауминводы”. Безусловно, административные барьеры там есть, но они не являются непреодолимыми»,— считает г-н Самойлов.

«На рынке существует другая проблема — “серый” экспорт. “Серый” экспорт вызывает недовольство у наших соседей по ТС, в первую очередь у России. На наш взгляд, подобное недовольство абсолютно справедливо,— продолжает руководитель АО “Кокшетауминводы”,— поскольку казахстанская водка незаконно перемещается в РФ в промышленных масштабах, а не челночным способом, как это принято трактовать. Причем эта болезнь распространилась на все приграничные с Казахстаном территории России. Это должно жестко пресекаться государственными органами Казахстана и России. Ведь такое положение дел бьет по имиджу страны и мешает легальным производителям алкогольной продукции нормально работать на рынке. По данным различных российских источников, на территорию РФ из Казахстана завозится порядка 2–4 млн декалитров водки, тогда как официальный рынок крепкого алкоголя в РК составляет до 5 млн декалитров».

Очевидно, что казахстанским производителям алкогольной продукции выгодно работать с российскими дистрибюторами, поскольку маржинальность при таких сделках выше. Чисто с точки зрения рынка, открытости границ и т.д. никаких препятствий российская сторона чинить казахстанским дистрибюторам дешевого алкоголя не может. Единственное, что она может — уговорить Казахстан сравнять акцизы и вообще ввести одинаковое регулирование. Но вряд ли республика на это пойдет.

Наш ответ Чемберлену?

Казахстанские власти уже заявляли, что если Россия в свою очередь не отменит обеспечительный платеж, то мы оставляем за собой право применить «зеркальные меры». В конце апреля мажилис одобрил законопроект, регулирующий оборот алкоголя, где учтено это. Теперь же дело остается за сенатом. Участники рынка в один голос заявляют, что поправка, обеспечивающая «зеркальную меру», будет принята.

Поэтому вышедший в начале второй декады мая из лона АЗПП запрет на импорт алкогольной продукции показался многим началом торговой войны. Известно, что в общих границах экономическое состязание идет не без создания дополнительных административных барьеров. Так, согласно распространенной информации, с 1 июня 2014 года вводится временное ограничение на ввоз и реализацию на территории РК алкогольной продукции. Оказалось, что эта мера принята в связи с установлением многочисленных фактов оборота на рынке алкогольной продукции производства Италии, Франции, Шотландии, России, Беларуси и других стран, реализуемой с нарушениями требований национального законодательства и технического регламента ТС.

Государственные защитники прав потребителей обнаружили, что на маркировке недостоверно указываются противопоказания об ограничении употребления лицами в возрасте до 18 лет; отсутствует информация относительного наименования, местонахождения производителя или импортера; текст этикеток просматривается нечетко; кроме того, отсутствует или нанесена неполная информация на государственном языке.

Распространенное сообщение вызвало множество вопросов. Во-первых, торговый оборот с Шотландией традиционно учитывается в разделе «Соединенное Королевство Великобритании». Во-вторых, наблюдателям и участникам рынка непонятно, на какой срок может растянуться временный запрет, какие именно страны подпадают под него и какую именно продукцию нельзя будет завозить — всю или только с неправильной маркировкой.

Отечественные производители считают, что названная мера вводится именно из-за того, что нарушаются требования технического регламента. «Поэтому та продукция, которая поступает в Казахстан согласно нормам законодательства, будет свободно завозиться,— поясняет заместитель гендиректора АО “Бахус” Дмитрий Щербаков. — Ограничат только ту, которая шла до настоящего времени с нарушениями. Как только импортеры исправят их, такая продукция будет беспрепятственно поступать на казахстанский рынок. Поэтому не думаю, что это как-то связано с “алкогольными войнами” в рамках ТС».

С этим соглашается и г-н Самойлов. По его мнению, введение запрета никоим образом нельзя связывать с действиями партнеров по ТС. В первую очередь потому, что российские и белорусские производители алкогольной продукции смогут быстро исправить маркировку: «Дело в другом: непонятен мотив введения подобной меры. По данным независимых исследовательских компаний, с 2006 года доля импорта крепкого алкоголя варьируется в диапазоне 9–12 процентов, тогда как первой десятке отечественных компаний принадлежит 75 процентов рынка. Более того, практически все импортеры работают в легальном поле, платя налоги. Если взять того же российского импортера, то его продукция находится в другом ценовом сегменте, нежели казахстанский бренд. Поэтому крепкий алкоголь нет смысла запрещать».

Глава «КазАлко» отмечает, что у экспортеров из озвученного списка стран нет повода для беспокойства, поскольку если они устранят все нарушения до 1 июня, то никакого запрета на ввоз и реализацию товара не будет.

«Эксперту Казахстан» в АЗПП сообщили, что запрет будет действовать до устранения нарушений производителями или импортерами алкоголя. «Под ограничение ввоза подпадает вся алкогольная продукция третьих стран, под ограничение реализации — вся алкогольная продукция российских и белорусских производителей»,— однозначно отметили в агентстве.

Нам не удалось получить комментарий основных российских поставщиков крепкого алкоголя, поскольку руководители этих компаний оказались либо недоступными для комментария, либо неготовыми комментировать ситуацию в настоящее время.

Бенефициары, отзовитесь

Однако импортеры алкогольной продукции настроены менее оптимистично. Максим Глазунов, коммерческий директор компании «Бриг», поставляющей элитную алкогольную продукцию, не исключает, что в возникшем вопросе есть политическая составляющая и что противоречия, имеющиеся между странами ТС, сыграли свою роль во введении временного запрета.

Как отмечает г-н Глазунов, когда товар пересекает границу, продукция проходит процесс стандартизации, по окончании чего импортер получает сертификат-декларацию ТС. Одним из пунктов проверки является требование к маркировке — значит, сертифицированные товары соответствуют требованиям техрегламента ТС, регулирующего вопросы маркировки. По мнению г-на Глазунова, введение дополнительных требований к маркировке усложняет работу импортеров, поскольку производитель элитного алкоголя ради небольших объемов не будет перезапускать линию, чтобы переделать контрэтикетку.

Импортерам пока сложно оценить потенциальные потери компаний их сегмента от запрета на ввоз ввиду отсутствия точных данных об остатках товара в торговых сетях.

«Сети уже уведомили поставщиков, что необходимо отозвать продукцию, маркировка которой не соответствует казахстанскому техническому регламенту,— разъясняет генеральный директор компании Duman Зауре Берикболова. — Во-первых, для перемаркировки необходимы дополнительные финансовые затраты. Во-вторых, это колоссальная работа, притом нет четких разъяснений со стороны госорганов, например, о читаемости стикеров и о том, каким должен быть размер шрифта, который будет считаться, по их мнению, различимым. Поставщики и импортеры до этого времени оформляли контрэтикетки и стикеры согласно техрегламентам ТС, которые были приняты в 2011 году. Однако, как отмечают в АЗПП, продукция должна соответствовать казахстанскому техническому регламенту “Требования к безопасности алкогольной продукции”, утвержденному правительством РК от 20 октября 2010 г. Согласно казахстанскому техрегламенту, необходимо дополнить контрэтикетку и стикер информацией о лицензии производителя, а не импортера».

Хотя, например, у французских производителей, говорит она, нет такого понятия, как лицензия. В свою очередь отсутствие этой информации влечет за собой фактически возврат всего товара. «А также согласно нашему законодательству совершеннолетие наступает с 18 лет. Поэтому поставщики писали на контрэтикетке: употребление запрещено лицам, не достигшим 18 лет. Теперь же требуют оповещать потребителя следующим образом: чрезмерное употребление не рекомендуется лицам, не достигшим 21 года. И поэтому мы должны поменять контрэтикетки, хотя мы находимся в ТС и руководствуемся техрегламентами ТС,— рассказывает г-жа Берикболова. — Проблема в том, что нас, поставщиков, поставили перед фактом, и импортеры узнали о решении АЗПП из сообщений СМИ».

Зауре Берикболова также не склонна считать, что вводимые меры — это следствие торговых войн. Российские производители могут максимально быстро отреагировать и оформить контрэтикетки и стикеры должным образом. «С одной стороны, у них отработаны все нюансы согласно техническим регламентам ТС,— говорит она. — С другой стороны, между нами не существует языкового, ментального и других барьеров. Да и перевозка товара из Европы осуществляется в течение 1–1,5 месяца, а из России — за 5–10 дней. Поэтому проблем с российскими производителями не предвидится, но пострадают импортеры, поставщики из дальнего зарубежья. Весьма вероятно, что из-за этой меры пострадает казахстанский бюджет, а не российский».

Между тем президент «Кокшетауминводы» отмечает, что вне зависимости от мотива введения запрета эта мера породит в основном негативные эффекты. По его мнению, на это есть несколько причин. «Во-первых, если судить по рынку водки, у большинства импортеров с маркировкой все в порядке. Во-вторых, потребитель лишится возможности получить именно ту продукцию, которую хочет, а бюджет от введения подобного запрета может недополучить значительные налоговые отчисления. В-третьих, всем известны размеры теневого оборота алкоголя, который, по некоторым данным, сопоставим с легальным оборотом, ну или, по крайней мере, весьма значителен. Получается, что бенефициарами  могут стать теневые игроки».

«Для предпринимателей, которые работают легально, это очень плохой сигнал. Особенно в свете поручения президента, который указал на необходимость развернуться лицом к бизнесу и всячески оказывать ему поддержку. Несмотря на то что мы, как компания, работающая на внутреннем рынке, наверное, должны принять запрет с оптимизмом, однако мы озадачены, потому что не импорт главный враг нашего рынка»,— заключает г-н Самойлов.

Как бы то ни было, даже если речь не идет о торговой войне, эта история — первый случай, когда в ТС местный казахстанский сертификат оказался не согласован с сертификатом союзным. Очевидно, учитывая скорость создания ЕАЭС и сырость подписываемых документов, мы таких случаев в будущем увидим еще немало.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики