Гарем шейк: иметь или не иметь

Почему принцип моногамии остается столь важным теперь, когда даже гетеросексуальность больше не является нормой для брака

Гарем шейк: иметь или не иметь

Тема полигамии все чаще звучит в нашем постсекулярном пространстве — как в среде практикующих верующих, так и в светском обществе. Причем она одинаково интересна и тем, и другим. Официально поднята она была еще в далеком 2001 году депутатом парламента Амангельды Айталы, но не получила одобрения депутатского корпуса. Позднее, в 2008 году, депутатами вновь была «реанимирована» эта тема с предложением внести в проект обновленного кодекса «О браке и семье» норму о многоженстве. Предложение не прошло.

Комментарии к названной теме, а именно к каждой статье об этом, не просто эмоциональны, а гиперэмоциональны. Вместе с тем трудно не согласиться с Толеби Оспаном, наиб-имамом Центральной мечети Астаны: «Во многих странах хотят легализовать даже проституцию, почему же не узаконить в Казахстане многоженство?» Адан Смаил, депутат мажилиса парламента РК, вторит ему: «Если есть согласие всех сторон, почему не регистрировать законно? Дело в том, что если вторая жена законна, то и дети ведь будут законными».

Не о постели

Опрос самих казахстанцев, проведенный на информационно-аналитическом портале Quorum.kz, показал, что 41% согласны с инициативой узаконить в Казахстане институт многоженства, так как это сократило бы число незамужних женщин в стране. При этом 11% не видит в этом особого смысла: подобная форма брачных отношений активно существует и вне закона. 26% проголосовавших категорически против и 22 процентам все равно. Впрочем, опрос на сайте все-таки методологически весьма далек от репрезентативного социологического исследования, поэтому совершенно доверять этим цифрам вряд ли стоит.

Однако нельзя отрицать тот факт, что в реальности дело обстоит следующим образом: полигамия не преследуется в нашей стране законом, и многоженец не несет никакого уголовного наказания, как в бытность СССР. Впрочем, и при Союзе некоторые избегали наказания: мой дед вынужден был взять вторую жену из-за недуга первой, которая потеряла зрение. Случай после войны и репрессий довольно распространенный.

Однако в современной истории войн и репрессий не было, но вопрос поднимается все чаще. Опустим популярную теорию о разбогатевших государственных чиновниках с байбише в Алматы и токал в Астане. По сути, все остаются при своих интересах: любовники с любовницами, а правоверные со своими разрешенными шариатом благоверными.

Считается, что де факто институт многоженства в Казахстане уже состоялся. Открытым остается вопрос легализации. А здесь возникает вопрос защиты прав детей в правовом государстве — признание отцовства не всегда здесь помогает. Дети от таких браков не должны чувствовать ущербность, и простое законное признание поставит все на свои места. Признание — это в наш информационный век уже не пустой звук.

Как бы то ни было, этот факт закреплен в некоторых странах законодательно, а в некоторых конфессиях и религиях предписан или рекомендован. Хотелось бы еще раз разобраться в истории вопроса и развеять некоторые мифы, шлейфом тянущиеся за столь пикантной для большинства темой.

Известный в США полигамный семьянин Брэди Уильямс (Brady Williams) счастлив со своими пятью женами и 24 детьми

Если б я был султан…

Миф первый: о том, что многоженство — «изобретение» мусульман. В основном эта мысль преследует обывателя в связи с ассоциативным рядом: Восток, султан, 1001 ночь, гарем, прекрасные одалиски на фоне ковров и кальяна. Отнюдь. Многоженство преобладало у многих древних народов. Наиболее древние из известных человеческих цивилизаций относились к многоженству как к норме и были описаны у индуистов, где многоженство было признаком высшей касты; низшему и бедному классу шудров была предписана моногамия. Дозволенность полигамии описывается в Танахе и толкованиях к нему (Талмуд). Праведный иудей должен был одинаково справедливо относиться к женам, одинаково обеспечивать жен «пищей, одеждой и супружескими соитиями», а также и в вопросах первородства не мог отдать предпочтение детям от любимой жены в ущерб сыну (первенцу) от нелюбимой. В Ветхом Завете упоминается, что Давид (Дауд) имел шесть жен и несколько наложниц, а Соломон (Сулейман) — 700 жен и 300 наложниц. Впоследствии иудеи, разбросанные по всему свету, принимали законы страны проживания, до определенной степени ассимилировались. Современный Израиль не признает полигамных браков, но допускает иммиграцию таких семей и проживание с сохранением своих полигамных отношений, а также признает двоеженство, но при одобрении двух главных раввинов Израиля.

Самый известный славянский многоженец — языческий правитель Владимир. Описано 5 жен и 800 наложниц.

В Новом Завете, которым руководствуются христиане, нет запрещения полигамии. Иисус говорит: «Не думайте, что я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел я, но исполнить» (Евангелие от Матфея, 5:17–18). Таким образом, если какое-то правило Ветхого завета отсутствует в Новом завете, оно остается действующим. Истории известна иудейская традиция брать в жены вдову брата (не исключая наличия собственной жены), чтобы «имя (или семя) его не изгладилось в Израиле», а кто не следует закону Моисееву, будет опозорен перед старцами снятием сапога с ноги и демонстративным плевком невестки; отсюда появился нелестный эпитет «дом разутого».

Если к институту многоженства будет сформировано нормальное отношение, подведена правовая основа, станет меньше разбитых семей, брошенных жен и детей, одиноких женщин, взаимной ненависти и конкуренции между представительницами прекрасного пола

Мы знаем, что у Авраама было три жены, у Иакова — две жены, а также наложницы. Один из отцов Христианской церкви, святой Августин, считал, что полигамия не является преступлением там, где законодательство страны допускает ее, а реформатор Лютер объявил законным второй и даже третий браки. Вплоть до 16-го века правители христианских государств не запрещали полигамию. Папа Григорий утверждал, что вступление в брак со второй женой допускается в случае, «если (первая) жена страдает болезнью, из-за которой не может вступить в сношение (со своим мужем)», при этом муж должен и впоследствии оказывать больной жене «всю необходимую поддержку и помощь».

Джон Мильтон, апологет полигамии, в своем трактате «О христианском учении» определил, что брак — это необязательно союз «между одним мужчиной и одной женщиной»; в противном случае, утверждает он, «я бы непроизвольно бросал обвинения в адрес таких столпов религии, как Авраам и другие пророки, которые имели по нескольку жен».

Обсуждая практику полигамии в христианстве, нельзя не вспомнить последователей Церкви Иисуса Христа святых последних дней, или мормонов. Марк Твен писал, что мормоны женятся на убогих, нескладных и до жалости некрасивых созданиях, так как тот, кто берет в жены 60 подобных созданий, «совершает деяние столь высокой и бескорыстной самоотверженности, что народы земли должны обнажать головы перед ним». Журнал Life в свое время опубликовывал любопытную фотоподборку о жизни многочисленных мормонских семей: сытых и довольных детей с лучезарно улыбающимися мамочками.

Институт не для всех

Как видно, ислам лишь ограничил количество жен от неопределенного до конкретно четырех и то при выполнении условий. Следует отметить, что в древности понятия «жена» и «женщина» вообще не разграничивались, права женщин попирались повсеместно; до прихода ислама арабскую женщину могли взять в жены, прибрать к своим рукам все ее имущество и объявить о разводе либо попросту выгнать. О праве голоса на выборах да и вообще выходе на улицу без сопровождения мужчины, например, средневековые европейки не могли и мечтать. Темные времена. Современной женщине трудно представить это положение, когда система «защиты женщины и ее прав» представляла собой средство сексуальной эксплуатации. Эта практика не была справедливой, мужчина мог иметь жен сколько хотел, ни за что не отвечал, что приводило к большой несправедливости и падению нравов.

Ислам не мог остаться безучастным к этой полигамной анархии. В Коране Всевышний обращается к верующим: «…то женитесь на других женщинах, которые нравятся вам: на двух, трех, четырех. Если же вы боитесь, что не будете одинаково справедливы к ним, то довольствуйтесь одной» (сура «Женщины», аят 3). Здесь мы видим, во-первых, ограничение до четырех жен, во-вторых — требование справедливого отношения, что подразумевает собой равное материальное обеспечение всех жен, справедливость в делении дней и ночей между ними. Нужно подчеркнуть, что речь идет о рекомендации, а не о ваджибе (обязательном предписании). Отношение ислама к многоженству, вопреки многим заблуждениям, весьма нейтральное: верующий не обязан это делать, но это является дозволенным для него. Он не получит каких-то особых вознаграждений за это. Наоборот, если он допустит малейшую несправедливость к одной из жен, то будет наказан. «У кого было две жены, а он склонился только к одной из них, тот предстанет в Судный день со склонившейся частью тела!» (Абу Дауд 2133, ан-Насаи 5/63). Разве не устрашится истинно уверовавший такой перспективы? Известный имам Джамалюддин аль-Касыми сказал: «Поскольку шариат установил справедливость для того, чтобы иметь несколько жен, то тот, кто сможет осилить многоженство — это умный, сильный и способный человек, а не каждый простой» («Тафсир Махасин ат-тауиль» 5/1118).

Неравный счет

Статистика указывает, что в странах, где полигамия разрешена, только двое из десяти мужчин всерьез собираются взять вторую жену, несмотря на дозволенность, один из двадцати — третью и только один из ста мусульман думает о четвертой жене… «Представьте: мужчине придется купить четыре холодильника, столько же ванн, телефонов и выстраивать отношения с четырьмя разными женщинами»,— пояснил шейх Ясин.

«Сочетайте браком тех из вас, кто холост, и праведников из числа ваших рабов и рабынь. Если они бедны, то Аллах обогатит их из Своей милости. Аллах — Объемлющий, Знающий» («Свет»; аят 32)Имам аль-Куртуби в отношении этого аята говорил: «То есть не воздерживайтесь от женитьбы по причине нищеты мужчины или женщины, и если они являются бедными, то Аллах обогатит их из своих благ. Это обещание обогащения для тех, кто женится, желая довольства Аллаха и уберегаясь от Его запретов!» Причем «обогатит» подразумевает и духовное богатство.

На чаше весов

Но, похоже, современный мир больше беспокоит легализация однополых браков, чем гармоничные, естественные, традиционные семьи, дающие потомство. В деле «Хальперн против Канады» в 2003 году суд посчитал определение брака (предложенное в свое время для борьбы с многоженцами мормонами в 1866 году) как «добровольный пожизненный союз мужчины с одной женщиной, исключающий участие в нем всех других лиц» как нарушение хартии прав, так как не позволяет заключать однополые браки, и изменил формулировку на «законный союз двух людей, исключающий участие в нем всех других лиц». Интересно понять логику, согласно которой защита моногамного брака, являющаяся защитой нормы брака, исторически сложившейся в странах Запада, вдруг отказывается от принципа гетеросексуальности в браке как обеспечивающей стабильность в обществе.

Многоженство — нелегкий институт семьи. Врожденная природа женщины — ревность, природа мужчины — завоевание. Женщине, чтобы контролировать свою ревность, оказывается, требуется такое же усилие, что и мужчине, преодолевшему страх битвы. И награда соответствующая, если пожелает Аллах.

Поэтому мужчине не следует спрашивать: «Что с тобой? Почему ты ревнуешь?» Ему требуется мудрость и терпение, мудрость и терпение. Многоженство — не для всех. Как врожденная интеллигентность сродни гениальности, так и правильно выстроенные отношения в полигамной семье присущи уникальным личностям. Многоженство требует больших усилий над собой, это не легкомысленная интрижка на стороне. Поэтому миф о мусульманах как любителях «клубнички» стоит сразу отмести как несостоятельный. Каковы преимущества для женщин? В первую очередь — выстраивание семейного счастья с полноценной личностью, отвечающей за свои поступки, как минимум. Наличие личного пространства. Это для современных женщин, социально активных, профессионалок, не представляющих жизнь без работы, отдающих самообразованию либо дополнительному образованию детей и уходу за собой определенное время.

Если к институту многоженства будет сформировано нормальное отношение, подведена правовая основа, станет меньше разбитых семей, брошенных жен и детей, одиноких женщин, взаимной ненависти и конкуренции между представительницами прекрасного пола. Представительницы избыточной массы незамужних женщин не будут, как охотницы, уводить чужих мужей, уменьшится количество разводов. Очень многие уже понимают, что полигамный брак несет женщине много положительного, благодаря чему она может выстроить баланс между самореализацией и семьей, мужем. Многие молодые женщины страдают стереотипом, что счастливые семейные отношения — это мелькание перед мужем 24 часа, а взаимная любовь — это исключительно совместное времяпрепровождение. Увы. Жизнь показала, что люди наскучивают друг другу и «замыливают» взгляд. Не оттого ли именно в моногамной семье постоянные проблемы, доводящие до развода? В то время как именно вторая и даже третья жены способны, как ни удивительно, решить эти самые проблемы — во всех отношениях. Более того, каждый новый брак стимулирует мужчину к новым подвигам, мотивирует для новых достижений в бизнесе, поднимает тонус и самооценку. Подобно тому, как лев в своем прайде всегда готов защитить своих львиц и свое потомство.

Журналист Асия Нурова в своей статье «Многоженство — счастье или обуза?» пишет, опираясь на собственный опыт: «Пользу многоженства для женщин можно перечислять долго, и для каждого она своя. Каждый найдет свою пользу, только лишь убрав ненужное. А ненужным являются страхи, гордыня, предрассудки. Узнав для себя, что такое многоженство, женщина сразу открывает для себя новый мир, открывает себя с новой стороны. И это не пустые слова, это слова женщины, которая живет счастливо в полигамном браке».

*Редакция не во всем согласна с мнением автора.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики