В миноре

Казахстанская эстрада далека от совершенства, и что с этим делать, не знает никто

В миноре

Отечественные музыкальные учебные заведения придерживаются курса на усредненное эстрадное образование. Возможно, из-за чрезмерной инертности и отсутствия интереса к развитию этого направления. В любом случае, по-видимому, это закономерное следствие того, что казахстанское общество еще не выразило внятно свою потребность в высокопрофессиональном исполнителе.

Полный той

Певица, композитор, звукорежиссер Акмарал Зыкаева, известная под псевдонимом Mergen, полагает, что в музыкальном эстрадном образовании накопилось множество проблем: «Преподаватели эстрадного отделения учат только базовым понятиям в музыке: нотная грамота, история музыки и элементарное владение инструментом. Это связано с тем, что большая часть учащихся эстрадного отделения приходит в профильные колледжи неподготовленными, даже не окончив начальную музыкальную школу. К тому же многие после окончания колледжа не продолжают дальше свое образование».

Певица констатирует: в основном жизнь эстрадного музыканта в Казахстане ограничивается выступлениями на тоях, и проблема заключается в том, что профессиональному эстраднику сегодня некуда расти, хотя априори он значительно больше зарабатывает, чем классический: «Чаще всего в нашей стране самые лучшие эстрадные исполнители превращаются в сессионных музыкантов для записей на студии, но таким повезло больше — у них хотя бы есть рост».

Продюсер, директор частной компании Sound-service.kz Вадим Романов полагает, что на казахстанской эстраде много квасного патриотизма: «Большинство наших исполнителей поют о Казахстане, степях, свободной земле и подобных вещах. А теперь вспомним, как они это подают и выглядят при этом: национальные костюмы, стилизованные под средневековье декорации и действия. Все это хорошо и «вкусно», когда это единичный случай, но не когда это на каждом углу. А теперь вспомним разношерстную эстраду Запада, где нет никого, кто идет «по накатанной дорожке успеха», а настроен популяризировать свою индивидуальность и свое видение».

Г-н Романов добавляет: «В наших высших учебных заведениях либо преподают по старинке, либо пытаются применить западную модель. Но, честно говоря, последнее ситуацию не спасает. Еще один пунктик — это стандартизация, и это огромная проблема, так как любой творческий человек, будь то музыкант, художник, танцор, прежде всего создает под воздействием «творческого порыва», а в наших заведениях требуют придерживаться учебного плана. Лично я считаю абсолютной несуразицей подобный феномен. И это приводит к тому, что нередкими являются случаи, когда молодым людям приходится искать педагогов дополнительно. В нашу школу Sound Service часто обращаются студенты и абитуриенты, когда готовятся к экзаменам и конкурсам».

Дело не в системе

Ударник казахстанской группы Motor-Roller Артем Пыльнов, переехавший несколько лет назад к нам из Москвы, говорит, что наряду с получением музыкального образования в вузах необходимо также обращать внимание и на свое самообразование. Ни один преподаватель не сможет научить любить музыку и отдаваться ей полностью: «У многих музыкантов и в Казахстане, и в России недостаточно самомотивации. Помимо обучения у педагога, благодаря таким изобретениям, как youtube и различным социальным сетям, можно получать новые знания, общаться как с нашими, так и с зарубежными именитыми и опытными музыкантами, которые, как показывает мой личный опыт, охотно отвечают на вопросы и, соответственно, могут что-то посоветовать. А множество здешних музыкантов почему-то, по моему видению, не используют эту возможность. Сюда периодически приезжают западные музыканты с мастер-классами (вход на которые часто даже бесплатный), но это случается крайне редко, потому как местные музыканты в основной своей массе не проявляют особого рвения и энтузиазма в посещении или желании посещать такие мероприятия».

По актуальности получаемых музыкальных эстрадных знаний мы топчемся в далеких 70‑х, и музыка наша, что звучит со всех сторон, такое же ретро
Фото: ИТАР-ТАСС

С ним согласна и Юлия Миленькая — журналист, выпускница Казахской национальной консерватории имени Курмангазы по классу скрипки, которая уверена, что настоящий музыкант — ремесленник и трудится не меньше рабочего, оттачивая свою технику и стремясь к идеальному исполнению: «Задача преподавателя — заложить прочный фундамент знаний, а как этими знаниями будет распоряжаться музыкант — вопрос самого музыканта. Единственная, но довольно существенная проблема, с которой сталкиваются выпускники творческих вузов, заключается в неумении импровизировать. Хотя эти навыки можно приобрести и за пределами стен альма-матер, хорошо владея самим инструментом. Главное — желание».

Она уверена: чтобы стать достойным музыкантом, нужно 30 процентов таланта и 70 процентов вложенного труда. «К примеру, самое большое количество экстраординарных музыкантов появляется в азиатских странах — Китае, Корее, Японии, которые с самого детства привыкают работать, лень им чужда. Музыкантам же постсоветских стран свойственен перфекционизм, такова особенность советской школы, в которой все должно быть отточено до мелочей. Наши не будут до последнего выставлять себя напоказ, будут выжидать подходящего времени, которое может и не наступить. Мы пассивны в плане самопиара и продвижения. У людей Запада более свободный нрав, они не стесняются заявлять о себе, смело показывать свои творения».

Похожего мнения придерживается казахстанский композитор и писатель Илья Одегов, который обращает внимание на то, что в сфере образования первостепенна личность мастера, а не условия системы: «По-настоящему хорошая музыка создается, когда автор работает с собой как с инструментом. Когда он слышит вибрации своего настроения, своих мыслей и ищет аналоги этих вибраций, перебирая струны или постукивая по клавишам. И если этот поиск удачен, то вибрации слушателя откликаются на музыку и создают то самое настроение, которое пытался передать автор. Вот это умение слышать себя очень важно, но поиск становится намного легче, когда музыкант знает, чего он ищет, знает, как устроена музыка, какие возможности есть у того или иного инструмента».

Во многом результат зависит и от преподавателя, который может обучать своего ученика как будущего музыканта-ремесленника или, напротив, осознавать, что перед ним человек, который потенциально сможет сочинять собственную музыку. То есть в учебном процессе будут задания на совместное музицирование, импровизацию, просьбы выразить свое настроение с помощью музыки… Соответственно, личность преподавателя имеет огромное значение: настоящие учителя должны не только обладать дипломами об образовании, но и достаточным воображением, творческой энергией и энтузиазмом.

Изменить подход

По сути, для музыканта перекос в сторону чисто технического освоения музыкальной профессии чреват тем, что его музыка превратится только лишь в механическое комбинирование выученных когда-то музыкальных лоскутков. Если студент не хочет себе такого пути в музыке, он должен как можно раньше это усвоить, а долг преподавателя лично предостеречь его от этого. Как и в развитии других навыков и талантов, важно не упустить момент.

Юлия Миленькая считает, что существующей системе эстрадного образования не хватает интерактивных занятий, в которых действует вся группа/класс: «Сегодня также стоит отказаться от рефератов, ведь студенты их даже не читают перед тем, как скачать из Интернета. Нужно обращаться к различным источникам и выходить за пределы учебников, а также обсуждать музыкальные темы в контексте современности».

Фото: Сергей Ходанов

Акмарал Зыкаева также верит: для того, чтобы улучшить эту сферу, необходимо обратить внимание на актуальность знаний, которые должны соответствовать современному бурно развивающемуся миру: «По актуальности получаемых музыкальных эстрадных знаний мы топчемся в далеких 70-х, и музыка наша, что звучит со всех сторон, такое же ретро. Почти все профессиональные ВИА нашей страны, работая на тоях, концертах, исполняют исключительно каверы хитов 70-х — 80-х годов, а в лучшем случае 90-х. Далеко не ушла и поп-эстрада, она до сих пор не выросла из аранжировок 90-х годов,— подчеркивает она. — Сейчас актуально внедрять в систему эстрадного музыкального образования что-то действительно новое, креативное. Ну, конечно, в том случае, если сама публика желает изменений. Если же она до сих пор живет вчерашним днем, тут ничего не сделаешь. А может, состояние эстрады отражает нашу духовно-культурную составляющую?»

В заключение Илья Одегов добавляет, что в Казахстане много талантливых музыкантов, но дело в том, что качество их проектов не такое высокое, как на Западе: «В прошлом году я прошел курс онлайн-обучения в музыкальном колледже Беркли по специальности «songwriting», то есть написание песен. Это был очень интересный опыт. По сути, мне предложили многочисленные вариации готовых схем написания песен. Так сейчас обучают на Западе. Это очень практичный подход. С такими схемами, шаблонами можно, даже не обладая особым талантом, наделать десяток неплохих песен, может быть, даже хитов и суперхитов. На Западе просто очень высокое качество тех же шаблонов, качество подготовки специалистов, качество звукозаписи, качество продвижения и так далее. У них все уже просчитано и продумано, они знают, к чему нужно стремиться, а у нас многое делается наугад, интуитивно, с ориентацией на прошлый опыт, а не на поиск новых решений. Поэтому так заметна разница между их музыкой и нашей. Но это касается только качества, профессионального уровня, а не таланта. По-настоящему талантливые музыканты работают вне всяких шаблонов. Ни у кого из «Битлз» не было музыкального образования, но их называют величайшей группой двадцатого века».

Учить на ощупь

Народный артист Казахстана, профессор, заведующий эстрадным отделением Казахской национальной академии искусств Лаки Кесоглу отмечает, что в Казахстане, для того чтобы музыкант стал популярным, ему необходимо иметь за спиной хороший финансовый тыл.

— Как вы оцениваете уровень подготовки, который получают эстрадные музыканты в музыкальных образовательных учреждениях Казахстана?

— Кафедра эстрадного искусства появилась в академии им. Жургенова в 2000 году и стала первой в Казахстане, предназначенной для музыкантов эстрадного направления. Мне поручили ее возглавить, я занимался формированием педагогического состава. В некоторых вузах тоже предпринимались попытки открыть у себя эстрадное направление, но у них ничего не получилось. Сегодня, кроме как в академии им. Жургенова, кафедра эстрады есть в Астане, однако, не побоюсь этих слов, именно мы являемся лидерами, выделяясь прекрасным кадровым составом и большим количеством музыкантов, желающих у нас учиться. Мы предъявляем достаточно высокие требования к поступающим, и не все проходят отбор. Например, одно из наших обязательных требований — наличие среднего музыкального образования, но для одаренных молодых людей мы делаем исключение.

— Чему вы учите своих студентов? Какими качествами и навыками должен обладать музыкант, чтобы создавать музыку, оказывающую глубокое воздействие на слушателя?

— Моя главная задача — воспитание личностей. Раскрыть талант студентов, подготовить их к тому, чтобы они смогли нести свое искусство в общество. Я всегда призываю студентов интересоваться не только своей сферой деятельности, но и быть в курсе мировых событий. Сейчас, в эпоху интернета, это не составляет особого труда. Если человек не отличается развитым умом, то он ничего не сможет сказать публике и сразу выдаст свою внутреннюю бедность, как только окажется на сцене.

— Что мешает отечественной эстраде выйти на другой уровень, как вы считаете?

— Уверенно могу сказать, что талантливые исполнители в Казахстане есть, и тому подтверждение — некоторые наши выпускники. В качестве примера можно привести выпускников академии — Динару Султан и Алишера Каримова, которые недавно с честью представляли нашу республику на международном песенном конкурсе «Славянский базар» и стали его лауреатами. Таких студентов с хорошими данными немало, но, к сожалению, на радио и телевидении чаще представлены молодые люди, имеющие за спиной, скорее, большую финансовую поддержку. У них нет особого таланта, но пиар, «раскрутка» делают свое дело. Нас, педагогов, очень тревожит то, что в стране есть начинающие, очень одаренные музыканты, которые могли бы успешно развивать эстрадное искусство, но ситуация для них остается непростой. Лично мне обидно, что они малоизвестны публике и прессе, и я думаю, что основная причина в том, что большая часть нашего населения не воспринимает отечественную музыку. Практически во всем мы равняемся на российскую и западную эстраду и даже воссоздаем их проекты, почти не делая ничего своего сами.

— Что бы вы улучшили в системе образования и воспитания будущих профессиональных музыкантов в Казахстане?

— Одну из самых важных ролей в музыкальном образовании играют кадры, потому что в преподавателе должны сочетаться и педагогические способности, и музыкальные, и личностные. Особенно велика потребность в Казахстане в джазовых преподавателях, которых почти совсем нет в стране. Дело в том, что основой эстрадного направления является джаз, который помогает студентам лучше овладеть навыками импровизации. Выход из этой ситуации может быть в том, чтобы отправить хотя бы одного способного студента обучаться за границу, где он такие навыки мог бы получить.

Еще одна проблема заключается в том, что у казахстанских музыкантов низкая мотивация к тому, чтобы принимать участие в развитии отечественной музыки. И неудивительно, ведь в Казахстане за выступление на крупных площадках требуется постоянно вносить большие суммы денег, что само по себе вопиющий факт. Все стало платным. В Советском Союзе родители отдавали детей обучаться в музыкальные школы, а сейчас не делают этого потому, что это слишком дорого. В итоге эта сфера остается почти невостребованной.

И напоследок: я вижу, что необходимо избавить систему музыкального образования от излишней бумажной волокиты. Сейчас вместо того чтобы учить, нам приходится тратить много времени на возню с разными документами, а творчеству это только мешает. В общем, остается констатировать, что в нашей стране система музыкального образования пока не сложилась и в основном нам приходится идти на ощупь.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?