Сложное решение

Заказчики не так часто соглашаются на ERP-решение, требующее глубокого внедрения в производственный процесс, так как они требуют слишком сильной трансформации. Однако результат, если все проведено правильно, может оказаться более чем впечатляющим

Сложное решение

Одна из крупнейших в стране золотодобывающих компаний, «Алтыналмас», в данный момент занимается внедрением производственной ERP-системы от Microsoft. Добывающие компании в Казахстане подобные решения пока не использовали. «Это достаточно уникальное внедрение не только для казахстанского рынка, но для рынка СНГ в целом, — рассказывает генеральный директор IT-Box, компании-интегратора, занимающегося запуском системы, Андрей Ботнев. — Это будет одно из первых внедрений Microsoft с таким глубоким уровнем проникновения в учет производства». Этот проект может стать прецедентом для других добывающих компаний, которые пока с опаской смотрят на подобные сложные решения.

Надо решиться

«Алтыналмас» занимается производством аффинированного золота и серебра. В данный момент компания активно развивается и проходит модернизацию в рамках госпрограммы Форсированного индустриально-инновационного развития (ГП ФИИР). В конце прошлого года ЕАБР выделил компании заем на 100 млн долларов, которые должны быть направлены на реконструкцию и модернизацию золотоизвлекательной фабрики и инфраструктуры, а также приобретение горной техники и современных технологий. Вполне закономерно, что в рамках широкомасштабного переоснащения компания заинтересовалась и новыми IT-решениями. Для такого внедрения главное — политическая воля руководства. Как отмечают в IT-Box, в данном случае компания хорошо понимает, что хочет получить на выходе.

Для данного проекта используется решение Process i dustries for Microsoft Dy amics AX, созданное специально для производственных компаний, которое, в частности, учитывает требования добывающей компании к различным характеристикам сырья, когда помимо объемной части учитывается и качественная (например, содержание золотоносной породы). «Плюс мы достаточно глубоко раскладываем по процессам их переделы — технологические операции, где возникают какие-либо расходы. Это позволяет получить информацию по план-факту и управлять затратами», — говорит директор IT-Box KZ Алексей Павлов.

Андрей Ботнев отмечает, что с точки зрения автоматизации производственного учета это один из самых сложных проектов. Производства делятся на два типа. Есть процессное производство, когда идет поток — в частности речь о добыче. И есть сборка. Автоматизация сборки, как отмечают эксперты, относительно несложный процесс. В то время как автоматизация процессного производства намного сложнее. Очень немногие компании берутся этим заниматься.

«Когда речь идет о сборке, все проще — у нас есть условные части и мы из них собираем спецификацию, которая потом превращается в готовое изделие, — рассказывает г-н Павлов. — Можно сделать и в обратном порядке — разобрать готовое изделие на спецификации. Здесь все понятно, одна деталь стоит 1 тенге, другая — 5 тенге… В процессном производстве продукция в ходе технологических этапов меняет свои свойства и не имеет обратного хода. На каждом этапе существуют свои затраты и нормативы по качественным характеристикам. К такой щепетильной работе приходят далеко не все компании».

В Казахстане есть золотодобывающие компании, которые остановились на уровне автоматизации финансовой части и логистики, но до уровня производства они по разным причинам не доходят. Кому-то не хватает компетенции, кто-то боится столь серьезных перемен. «В этом отношении данный проект, мы надеемся, будет показательным и позволит добывающим компаниям с большей уверенностью рассматривать подобную автоматизацию. Спрос есть. Задача очень актуальная. И бизнес активно смотрит в эту сторону, но пока прецедентов не было», — констатирует Алексей Павлов.

Редкий случай

В Microsoft отмечают, что данный продукт закупили едва ли не впервые в СНГ, даже в регионе Центральной и Восточной Европы таких внедрений единицы. Учитывая сложность интеграции, Microsoft выставляет к партнерам в данном случае дополнительные требования по сертификации. И в целом найти команду, способную осуществить подобную интеграцию, сложно. IT-Box пришлось везти команду из Москвы.

«В Казахстане узкий рынок. Чтобы создать качественную команду по внедрению, нужен опыт. В Казахстане достаточно сложно собрать команду, которая бы отвечала нашим требованиям», — говорит Андрей Ботнев. Поскольку в Казахстане реализация таких проектов происходит крайне редко, у местных специалистов пока не хватает квалификации. Однако в IT-Box обещают постепенно вводить в работу местных профессионалов.

Данный проект рассчитан примерно на год. Внедрение таких решений обычно занимает не меньше 6—7 месяцев. Сейчас идет первая фаза — анализ и дизайн, которая обычно занимает 25—30% всего времени проекта. В данном случае интеграторы пытаются лучше понять бизнес заказчика. Результатом должен стать документ, описывающий текущее состояние компании, процессы и массу другой информации. Чем лучше выполнена первая фаза, тем лучше будет реализован весь проект.

«У нас сейчас идет первая волна автоматизации, — рассказывает Алексей Павлов. —Для многих компаний такого рода внедрения в новинку. Из-за этого много сомнений, шероховатостей. Говорить о насыщенности рынка крайне рано. Но если компания развивается, она всегда рано или поздно обращается к системам, которые позволяют точно и детально разложить бизнес на составные части». 

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики