Пора кончать с «голосами»

Товарная биржа «Евразийская торговая система» (ЕТС) выступает за жесткие требования к организаторам торгов, чтобы на рынке не оставалось слабых игроков

Али Мамедов
Али Мамедов

По мнению представителей ЕТС, начальный этап биржевой деятельности пройден и нужны новые условия для серьезного биржевого бизнеса. Реальная биржевая торговля может развиваться лишь при помощи электронных торгов и режима двойных анонимных аукционов, обязательность которых следует прописать законодательно, считает заместитель председателя правления ЕТС Али Мамедов. «Мы сделали свою часть работы и будем добиваться совершенствования биржевого рынка», — подчеркивает он.

— В мае 2009 года была принята новая редакция закона «О товарных биржах». Ожидалось, что документ заткнет дыры в законодательстве и будет способствовать качественному росту биржевого рынка: повышению капитализации игроков, развитию биржевых технологий, совершенствованию инфраструктуры и так далее. Почему ожидания не оправдались?

— Скажем так, оправдались далеко не все ожидания, хотя для 2009 года этот закон был весьма продвинутым. В результате его введения в стране появились современные электронные товарные биржи, и это уже весомый результат. Первый закон «О товарных биржах», принятый в 1995 году, носил общий характер. Естественно, с развитием биржевого рынка назрела потребность в новом документе, который более четко прописывал бы деятельность товарных бирж и поднимал планку их развития. Дело в том, что эффективно биржи могут развиваться лишь с применением современных биржевых технологий. Внедрение электронных торгов приводит к прозрачному и рыночному ценообразованию, клиринг упрощает взаиморасчеты, поставка против платежа гарантирует исполнение и оплату сделок.

Тем не менее закон «О товарных биржах» образца 2009 года, как выяснилось со временем, имеет серьезный недостаток: практически не содержит требований к тому, что из себя должна представлять товарная биржа и каковы должны быть ее возможности. Хотя, например, закон «О банковской деятельности» устанавливает определенные и четкие критерии получения лицензии банками в части капиталовложений, статуса, запрета деятельности. По товарным биржам в момент принятия закона такого понимания не было.

Закон «О товарных биржах» разрешил применение электронных торгов, но вместе с тем оставил архаичные формы организации торговли — голосовые сделки, которые уже нигде в мире не применяются. Хотя изначально предполагалось, что торги будут происходить исключительно в электронной форме, громкие протесты «старых биржевиков» были законодателем учтены.

К чему это привело? Спустя два года выяснилось, что закон не позволяет развивать в полной мере современную биржевую торговлю. Любой хозяйствующий субъект может сегодня получить лицензию на биржевую торговлю и открыть биржу. При этом он вправе самих торгов не проводить вообще, а эмитировать документы со своей отметкой о голосовых торгах, которые якобы имели место.

Реальная биржевая торговля может развиваться лишь при помощи электронных торгов, когда существует электронная торговая система, фиксирующая любые ценовые движения. Не было движений — не было торгов. Иначе нет смысла заводить разговор о цивилизованных торгах, так как производителям экономически выгоднее идти на голосовую биржу за «штампиком».

Мы стараемся работать по мировым стандартам. Наша электронная торговая система стоит почти 6 миллионов долларов. Ее нужно окупать. А кто-то просто ставит печать биржи и берет за это деньги. Как с ними конкурировать нам?

— И как же вы ухитряетесь конкурировать с менее ресурсозатратными биржами?

— К счастью, многие производители понимают эффективность электронных торгов и работают с нами. Хотя наши тарифы в 2,5 раза выше тарифов голосовых бирж.

К тому же в прошлом году ЕТС стала проводить анонимные классические аукционы. Это настоящие рыночные сделки, определяющие цену товара на основе баланса спроса и предложения, при этом биржа гарантирует исполнение заключенных в этом режиме биржевых сделок. Мы и в закон предлагаем внести мелкую, но важную деталь — обязательность наличия режима двойных анонимных аукционов. Например, по товарам из перечня необходимо обязать биржи проводить не менее 50 процентов сделок в этом режиме.

Принуждение обязательно

— Что сейчас происходит на ниве законотворчества в вашей сфере?

— На данный момент у нас сложилось стойкое убеждение, что со стороны государства есть понимание, что следует ужесточить требования к биржам и внести соответствующие изменения в закон «О товарных биржах». Как минимум, то, что торги должны быть только электронными. Последний «бастион» голосовых торгов в мире — Лондонская биржа металлов. Но ей свыше трехсот лет, и это традиции, которыми британцы очень дорожат и которых придерживаются.

— Ходят устойчивые разговоры, что хотят убрать обязательный перечень биржевых товаров…

— Вопрос лоббируют те, кто не желает развивать рыночное ценообразование. На развитых рынках производители и покупатели хотят оценить товар по рыночной стоимости и идут на биржу. К сожалению, рыночная экономика постсоветских стран весьма специфична. Взаимоотношения в бизнес-среде также специфические, есть проблемы с коррупцией, ухода от налогов — так называемая офшорная экономика и так далее. Даже появление на рынке самых современных и технологичных бирж не вызовет желания у многих бизнесменов торговать через них. Поэтому должны быть некие законодательные акты, принуждающие торговать частью стратегических товаров через биржу. С этой точки зрения обязательный перечень просто необходим. Давайте дополним закон, сделаем так, чтобы биржи были настоящими, и тогда производителям станет выгодно идти на нее.

Мы не претендуем на истину в последней инстанции. Но мы сделали свою часть работы и будем добиваться совершенствования биржевого рынка. Проблемы огромны и нужна поддержка государства в виде принуждения. К сожалению нельзя сделать сразу нормальную биржевую торговлю в не совсем нормальной экономике. Значит, нужен хотя бы перечень обязательных биржевых товаров. Когда будут решены вопросы с системной коррупцией, когда люди будут понимать, что работать надо по законам рыночной экономики, тогда можно будет перечень отменить.

— Сможет ли спрос на анонимный аукцион привести к расширению перечня биржевых товаров?

— Бесспорно, хотя существуют стратегические отрасли, например, нефтянка, где требование о всеобщей продаже нефти через биржу невыполнимо. С нефтянкой надо работать очень аккуратно. Если сегодня сделать нефть обязательной для продажи через биржу, случится коллапс. Существуют международные контракты, на которые не распространяются законы, принятые государством после подписания этих контрактов. Мы придем к тому, что национальные компании будут поставлены в нерыночные условия по сравнению с иностранцами. Чтобы прийти к биржевой торговле нефтью, надо пересмотреть контракты, а это на сегодняшний день невозможно.

— На ЕТС самые большие обороты по зерну и цементу. На них повлиял анонимный аукцион?

— Да, с зерном и цементом по выводу на биржу проблем нет. Обороты по этим товарам выросли, но, увы, это прежде всего результат регистрации адресных сделок. Следует сказать, что технически для нас режим двойного анонимного аукциона — не проблема изначально. Собственно, наша биржа запустилась именно с этим режимом в марте 2009 года, причем в самом жестком варианте Т+0. Но участники зернового рынка бежали от этого режима, что называется, как черт от ладана. Тогда мы перешли к тактике постепенного развития биржевого рынка. Но и сейчас наш гораздо более мягкий классический анонимный аукцион, когда торгуют один продавец и много покупателей, не пользуется большой популярностью. Ведь есть вполне законная возможность договориться вне биржи о сделке, а на бирже только зарегистрировать ее.

И пока эта возможность существует, производители на анонимные торги не придут. Эту возможность надо закрыть хотя бы частично. Хочу обратить внимание, что принуждение не продиктовано внеэкономическими факторами, оно принесет пользу и производителям, и покупателям.

Предположим, есть некий цементный завод с продукцией, ориентированной на внутренний рынок. Ранее в Казахстане был дефицитный рынок цемента и производители не особо следили за качеством своей продукции. В последнее время игроков стало больше — введены в строй современные заводы в Таразе и Шымкенте, ориентированные на производство качественного цемента. Рынок постепенно насыщается, и качество производимого товара становится вопросом жизни или смерти. Потребитель будет покупать лучший цемент. Демпинговать до бесконечности завод с плохой продукцией не может.

Уже в первой половине 2012 года мы пойдем дальше в развитии анонимных биржевых торгов на ЕТС и введем двойные анонимные аукционы. Что это такое? Каждый «наш» производитель, торгующийся в отдельном «стакане» в режиме классического аукциона, будет объединен с другими, торгующими тем же товаром, в единый «стакан». Это и называется двойным анонимным аукционом, где много продавцов и покупателей.

Бренды — ничто, качество — все

— Что даст бирже рост игроков рынка и качества товара?

— Снижается роль бренда, когда потребитель выбирал между заводами исходя из расчета цена — качество. Создается единый рынок, когда на бирже продается одинаково качественный обезличенный товар на анонимном аукционе.

— Вы будете работать только с теми производителями, кто дает хорошее качество?

— Мы будем работать со всеми. Закон обязывает продавать цемент на бирже в обязательном порядке. Мы не имеем права отказать кому-либо.

— Тогда как в таком случае потребителю выбрать из безликой торговой массы качественный цемент? Его можно будет определить по более высокой цене?

— Цены будут одинаковыми. И будет единая спецификация — например, по цементу основная марка — это «Портландцемент 400 Д20»… Мы будем искать решение этой проблемы. Мы готовы идти на компромиссы, и я не говорю, что именно сейчас, в данный момент, уберем все бренды. Но мы должны выстраивать такую систему торговли, которая уйдет от этой привязки к брендам. В конечном итоге насыщение цементного рынка приведет к тому, что весь цемент будет одинакового качества. Примерно по такому же сценарию мы будем работать и на зерновом рынке, что, я уверен, послужит серьезным подспорьем Минсельхозу в его борьбе за наведение порядка в отрасли хранения и переработки зерна. Ведь чтобы ввести электронные зерновые расписки в полном объеме, нужна прежде всего уверенность покупателя в том, что на любом элеваторе ему в оговоренные сроки отгрузят зерно необходимого качества.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики