Астана на раздаче

Государство в рамках приватизации планирует привлечь деньги на внутреннем рынке, сократить госрасходы для смягчения факторов, оказывающих негативное влияние на экономику Казахстана

Астана на раздаче

В июне в Казахстане начнется вторая волна приватизации. По словам первого заместителя премьер-министра Бакытжана Сагинтаева, определен перечень предлагаемых к передаче в частные руки компаний. В него вошли 32 организации республиканской собственности и более 190 учреждений квазигосударственного сектора. В течение текущего месяца будет сформирован список предприятий коммунальной собственности, их порядка 780. «Одновременно с приватизацией правительство проводит системную работу по ограничению участия государства в тех сферах экономики, где присутствует частный бизнес. Соответствующие принципы будут закреплены законодательно»,— добавил Бакытжан Сагинтаев на заседании совета национальных инвесторов под председательством главы государства Нурсултана Назарбаева.

Война план покажет

В конце марта правительство приняло комплексный план приватизации на 2014–2016 годы для реализации послания главы государства от 17 января 2014 года. Комплексный план, по данным пресс-службы Министерства экономики и бюджетного планирования (МЭБП), нацелен на сокращение участия государства в экономике как важное условие развития частного сектора. В соответствии с комплексным планом будут решаться следующие задачи. Первая — приватизация государственных компаний, ориентированных на получение коммерческой прибыли. Вторая — завершение продажи холдингами и национальными компаниями непрофильных активов и объектов, а также передача ими в частный сектор профильных активов нестратегического характера. Третья — реорганизация оставшихся госактивов с целью формирования оптимальной структуры госсобственности. У государства предлагается оставить только активы в стратегически важных отраслях экономики и организации, оказывающие социальные услуги.

Критерии вывода активов из государственной собственности следующие. На этом товарном рынке должны присутствовать частные компании. Приватизация не затрагивает вопросы национальной безопасности, обороноспособности государства или правопорядка. Эти компании не оказывают социальные услуги (при условии полного отсутствия конкуренции либо недостаточного количества частных компаний для полного удовлетворения потребностей населения в таких услугах).

Список приватизируемых объектов будет размещен на веб-портале реестра государственного имущества Министерства финансов РК gosreestr.kz и в периодических печатных изданиях.

Как пояснила «Эксперту Казахстан» пресс-служба МЭБП, для реализации послания президента РК «Стратегия «Казахстан-2050»: новый политический курс состоявшегося государства» от 14 декабря 2012 года была создана комиссия по вопросам оптимизации субъектов квазигосударственного сектора и объектов государственной недвижимости. В рамках проводимой комиссией работы в 2013 году одобрена передача в частный сектор 161 организации с госучастием, сумма доходов от приватизации в 2013 году составила 760,6 млн тенге. По информации МЭБП, в настоящее время квазигосударственный сектор составляет 6963 организации: из них в республиканской собственности находятся 398, в коммунальной — 6023. На сегодня одобрена и начата передача в конкурентную среду 201 организации и 70 непрофильных объектов.

Не ваш профиль

Правительство намерено передать в частные руки большую часть непрофильных активов нацкомпаний. «Самрук-Казына» вместе со своими «дочками» проводит «функциональный анализ деятельности непрофильных активов и объектов». Что до реализации долей в национальных компаниях, то МЭБП сообщает следующее: «В соответствии со стратегией развития фонда на 2012–2022 гг. фонд участвует в программе “Народное IPO” до 2015 г. и в период 2015–2022 гг., после проведения всестороннего анализа и одобрения со стороны правительства РК, планирует осуществить вывод компаний (кроме добывающих) на фондовые рынки, включая международные, с сохранением контрольного пакета акций».

В рамках «Народного IPO» планируется вывести на IPO следующие крупные компании, 100% голосующих акций (долей участия) которых принадлежат фонду на праве собственности: АО «Кегок», АО «Казмортрансфлот», АО «НК «Казакстан темiр жолы», АО «НК «КазМунайГаз», АО «НАК «Казатомпром», АО «Самрук-Энерго». При этом доля размещения акций по программе «Народноe IPO» составит от 5 до 15% от общего количества голосующих акций.

По информации Олжаса Худайбергенова, советника председателя Нацбанка РК, сейчас в стране около 950 крупных, 8 тысяч средних и 16 тысяч малых госпредприятий. «Думаю, надо приватизировать все средние и малые госпредприятия, ибо обычно то, что они делают, легко может делаться частным МСБ. Естественно, не должны подлежать приватизации те предприятия, которые работают на оборонку, проводят научные исследования, и те специфические предприятия, которые работают в поселках-месторождениях, где просто нет частного сектора. Как только эта часть будет закончена, можно поставить вопрос по крупным»,— высказал экономист свое мнение «Эксперту Казахстан».

Нурсултан Назарбаев — казахстанскому бизнесу: "Государство имеет возможность помочь, и вы можете начинать поднимать страну за счет внутренних инвестиций, за счет того, что вы заработали"

Единого списка, по мнению экономиста Шамиля Дауранова, быть не может, поскольку предприятия имеют разный уровень административного подчинения (общереспубликанский и местный). «Очевидно, что проблемы с доходами могут наиболее остро затронуть местный бюджет. Поэтому необходимо прежде всего избежать тех ошибок, которые были совершены в ходе проведения мероприятий по разгосударствлению и приватизации собственности во второй половине девяностых годов прошлого века»,— отмечает он. Это, перечисляет г-н Дауранов, недопущение приватизации объектов школьного и дошкольного образования, включая детские сады и ясли, а также прозрачность процедур продажи местных активов. «Что касается активов стратегических предприятий, то это должно стать последней стадией приватизации государственных активов. Эта стадия может наступить в условиях экономического кризиса. Допускается приватизация тех активов, которые утратили статус стратегических»,— считает он.

Информация об активах, которые правительство планирует приватизировать, на взгляд Олжаса Худайбергенова, должна быть опубликована на сайте Минфина, а также сайтах ведомств, которые являются учредителями. По его мнению, приватизацию следует проводить через аукционы. «Думаю, лучше способа нет, тем более что очень много активов подлежит приватизации»,— считает г-н Худайбергенов.

Шамиль Дауранов считает, что нужно сформировать главные условия и принципы, которые должны соблюдаться. К этим требованиям он бы в первую очередь отнес: квалифицированный отбор объектов приватизации с учетом целесообразности их деятельности в качестве государственного имущества в текущем периоде и стратегической перспективе. При этом нужно определить, возможно ли изменить функции приватизируемого предприятия после его приватизации; недопущение участия одних и тех же организаций и специалистов на каждом этапе подготовки и проведения процессов приватизации. Главным критерием приватизации объектов должна быть цена приобретения; равноправие всех инвесторов, независимо от гражданства; максимальная прозрачность на всех этапах проведения приватизации; высокая мера ответственности за нарушение установленных процедур и по отношению к тем лицам, которые использовали административные и коррупционные рычаги.

Неэффективный управляющий

В результате приватизации доля государственной собственности в экономике будет снижена до уровня стран ОЭСР — 15% ВВП до 2020 года. Как обосновывает МЭБП необходимость приватизации? «Проблема экономической эффективности государственного сектора является ключевой в определении его существования. Одними из основных причин низкой рентабельности госсектора являются неэффективность управления, некомпетентность и проявления коррупции. Государственные предприятия зачастую нерационально используют ресурсы. В государственном секторе существует сложившаяся система управления, характеризующаяся чрезмерным бюрократизмом в принятии управленческих решений. Наблюдается отсутствие должного контроля за эффективностью использования государственных субсидий и низкая восприимчивость к новшествам в технологиях и методах управления»,— говорится в сообщении МЭБП.

При рассмотрении различных аспектов экономической эффективности госсектора, отмечает пресс-служба МЭБП, следует исходить из того, что он не ориентируется на рыночную рентабельность. Этот фактор является его наиболее уязвимым местом в глазах общественности и основанием для обвинения государственных объектов в том, что своей низкой рентабельностью они влияют на снижение уровня эффективности экономики в целом. «Таким образом, снижение доли государственной собственности в экономике Казахстана до уровня стран ОЭСР — 15% ВВП — способствует повышению эффективности национальной экономики»,— считает МЭБП.

Олжас Худайбергенов считает, что норматив выбран правильный. Сейчас доля государства, по его словам, около 40%.

Уровень, определенный ОЭСР, по словам г-на Дауранова, показывает оптимальную долю активов, которые могут существовать в рыночной среде, но принадлежат государству. «В Великобритании, например, частные структуры выполняют даже перевозку преступников из тюрьмы в судебные учреждения. Все зависит от политики властей по либерализации экономики»,— поясняет он.

В условиях рынка, продолжает г-н Дауранов, государственная экономическая политика периодически акцентируется на национализации производственных активов или, наоборот, их приватизации. Естественно, что когда экономика находится на подъеме, государство стремится национализировать стратегически значимые активы, которые укрепляют его суверенитет и создают возможности для администрирования финансовых ресурсов подведомственных предприятий на решение приоритетных задач государства. «Одновременно с этим в период экономического подъема в собственность государства переходят активы предприятий, обеспечивающих жизнедеятельность. Это энергетические и коммуникационные предприятия, тарифы и рентабельность на услуги которых контролируются государством, а также предприятия здравоохранения, образования и дошкольного воспитания, которые обеспечивают развитие человеческого капитала и конституционных прав населения страны»,— поясняет он. Процесс национализации названных активов в Казахстане интенсивно происходил в период 2003–2007 годов. «Наиболее значимые успехи в области национализации производственных активов произошли в нефтегазовой промышленности и металлургии, системе КТЖ, образования и здравоохранения»,— отмечает г-н Дауранов.

Развитию процесса национализации стратегических активов, по его словам, способствовали рост добычи, транспортировки нефти и газа на Тенгизском и Карачаганакском месторождениях, рост мировых цен на энергоносители, черные и цветные металлы. В названном периоде среднегодовой рост добычи нефти и газа составлял около 10%, а мировых цен — на 30–40%. «Все это вывело государственный бюджет Казахстана в разряд крупного инвестора во всех направлениях развития. Стратегическим приоритетом государственных инвестиций стали развитие Астаны, повышение международного имиджа Казахстана в мире, а также социальное и жилищное строительство»,— подчеркивает Шамиль Дауранов.

По его словам, эти направления вложений государственного капитала в период низких темпов развития экономики и снижения мировых цен, как правило, серьезно отягощают государственный бюджет. Это приводит к тому, что нужно искать финансирование для содержания множества административных и культурных зданий, построенных в Астане, а также на то, чтобы выполнить обязательства по проведению международных имиджевых мероприятий, инициированных казахстанскими властями.

От сердца отрывают

О том, что государству необходимо снижать свою долю в экономике, власти говорят давно. Но никак не могут перейти от слов к делу. Еще в 2008 году председатель Агентства по защите конкуренции (АЗК) Мажит Есенбаев заявлял, что АЗК до конца года проведет передачу непрофильных активов национальных компаний и государственных холдингов в конкурентную среду. Тогда же он уверял, что АЗК в первом полугодии 2008 года проведет анализ на предмет определения непрофильных активов и функций государственных предприятий и организаций, которые возможно передать в конкурентный рынок и тем самым дать новый импульс развитию конкурентной среды. Прошло шесть лет, а воз и ныне там.

Тогда Мажит Есенбаев сетовал, что, несмотря на поручение главы государства по передаче непрофильных активов госпредприятий бизнесу, а также снижение доли участия на конкурентном рынке до минимального уровня, проведенный анализ свидетельствует об обратном.

Вместо того чтобы отдавать непрофильные активы, госпредприятия и организации, наоборот, увеличивают их, либо передают их своим аффилированным компаниям. «У многих крупных акционерных обществ с государственным участием существуют свои компании, которые оказывают им сопутствующие услуги и являются традиционными победителями проводимых конкурсов по госзакупкам. Такая традиция приводит к тому, что бизнес вынужден уходить с рынков, понимая всю бесполезность участия в срежессированных конкурсах»,— обращал внимание на эту проблему г-н Есенбаев еще в 2008 году.

Тогда он привел следующий пример: нацкомпания «Казахстан темир жолы» как доминант закупает практически весь объем услуг по локомотивной тяге у АО «Локомотив» и тем самым ограничивает доступ на этот рынок другим потребителям.

«К сожалению, аналогичная ситуация наблюдается во многих сферах деятельности государственных предприятий, которые зачастую осуществляют несвойственную им предпринимательскую деятельность»,— заключил тогда глава агентства.

С того времени ситуация в рассматриваемом вопросе усугубилась, поскольку государство с кризисом решило поменять свою политику, отказавшись кое-где от рыночных принципов. В прошлом году глава государства высказал недовольство в связи с затягиванием новой волны приватизации госсобственности. «Я поручил подготовить и провести еще одну волну приватизации. Это важный источник пополнения бюджета и развития бизнеса. Сейчас количество организаций с государственным участием — более 6 тысяч единиц и продолжает расти. Их штатная численность приближается к миллиону человек, их мы содержим. Из республиканского бюджета на это выделяется полтора триллиона тенге»,— заявил Нурсултан Назарбаев на расширенном заседании правительства 12 октября прошлого года.

Ответ новому кризису

Проблема приватизации в Казахстане упирается больше не в государство, а в чиновничий класс, который все никак не может «наесться».

В Казахстане многие крупные и средние компании так или иначе завязаны на чиновниках. Противники приватизации уверены, что она, по сути, представляет собой раздачу госсобственности отдельным персоналиям под благовидным предлогом. Сегодня многие участники первой и самой критикуемой приватизации — успешные бизнесмены, богатые люди, владеющие крупными предприятиями, «олигархи».

За период с 1991-го по 2008 год в Казахстане было разработано шесть двухлетних программ приватизации. Три программы делали акцент на осуществлении широкомасштабной приватизации, три последние программы были разработаны в рамках концепции управления госимуществом и приватизации. В целом за этот период приватизировано 3803 госпакета акций и долей участия в акционерных обществах и товариществах с ограниченной ответственностью. Посредством аукциона приватизировано 2817, через тендеры — 680, при прямой адресной продаже — 171 и 135 долей проданы на бирже. За это же время приватизировано 38 478 имущественных комплексов, объектов недвижимости, незавершенного строительства, транспорта и прочего.

Сейчас, по мнению г-на Худайбергенова, решено провести приватизацию по нескольким причинам. Во-первых, ее давно хотят провести и никак не могут. То есть власть наконец созрела. Во-вторых, это способ разгрузить бюджет и даже пополнить. С ним согласен г-н Дауранов: «Главным мотиватором приватизации является фактическое и прогнозируемое снижение поступления доходов в государственный бюджет». По его словам, процедура приватизации части производственных активов является самым безболезненным способом привлечения финансовых ресурсов для пополнения доходов от экономической деятельности. «К тому же приватизация предприятий избавляет государство от содержания за счет госбюджета финансово истощенных в результате интенсивного государственного администрирования активов. Очевидно, что стратегически привлекательные активы будут реализованы на крупных зарубежных фондовых площадках или реализованы другим дольщикам, так как в кризисный или предкризисный период отечественные инвесторы не имеют свободных активов и заняты проблемами выживаемости своего бизнеса»,— поясняет экономист.

К сожалению, продолжает г-н Дауранов, снижение темпов экономического развития и ухудшение мировой конъюнктуры в последние годы стала испытывать и экономика Казахстана. Об этом свидетельствует, например, снижение в 2013 году экспорта товаров (95,4%), в том числе индекс физического объема экспорта составил 98,5%, а экспортных цен — 96,9%. На снижение физического объема экспорта определенное влияние оказали проблемы с вводом в эксплуатацию Кашаганского месторождения нефти.

Показанный Агентством по статистике реальный рост ВВП в 2013 году 105,7% обеспечен в основном за счет торговли 112,8% и прочих услуг, что практически не дает пополнения доходов государственного и особенно республиканского бюджетов. Промышленное производство в 2013 году выросло на 2,3%, однако прирост в основном получен в отраслях, которые прямо или косвенно субсидируются государством. От налогов этих предприятий чистое наполнение доходов бюджета близко к отрицательному значению. Опережающий рост импорта товаров (105,4%) также негативно сказался на текущем счете платежного баланса страны, что побудило Национальный банк Казахстана к девальвации тенге.

«Проведенное правительством Казахстана с начала апреля 2014 года частичное возмещение потерь от девальвации тенге свело на нет всю работу по макроэкономической стабилизации. По итогам текущего года следует ожидать роста инфляции и дефицита государственного бюджета,— прогнозирует Шамиль Дауранов. — В период, когда государство начинает испытывать трудности в формировании доходной части государственного бюджета и прогнозирует значительное ухудшение поступления доходов в среднесрочной перспективе, оно начинает поиск возмещения финансовых потерь от производственной деятельности».

Шамиль Дауранов уверен, что процесс приватизации государственной собственности должен стать составной частью комплекса мероприятий по смягчению факторов, оказывающих негативное влияние на темпы экономического роста стратегических отраслей экономики и ухудшение экономической конъюнктуры. «Меры по сокращению и временному замораживанию крупных расходов должны быть во главе этих мероприятий»,— считает он.

Подтверждают предположения экономиста слова президента Нурсултана Назарбаева. «Но теперь мы подошли к периоду, когда мы сами можем здесь делать то, что когда-то просили где-то. Государство имеет возможность помочь, и вы можете начинать поднимать страну за счет внутренних инвестиций, за счет того, что вы заработали»,— сказал он, обращаясь к членам совета национальных инвесторов.

Крупные и иностранные

Кто может стать потенциальным покупателем госактивов? Г-н Худайбергенов предполагает, что малые и средние компании приобретет в основном крупный частный бизнес. Шамиль Дауранов считает, что в рамках приватизации активы покупать смогут состоятельные отечественные и иностранные инвесторы. По его мнению, необходимо остерегаться рецидива прошлых лет, когда владельцами предприятий становились аффилированные с чиновниками люди. «При этом приватизация таких активов, как правило, не была прозрачной, а предприятия продавались по бросовым ценам. В условиях сегодняшнего дня строить объекты, а затем их раздаривать должно стать уголовным преступлением»,— считает он. Акции предприятий жизнеобеспечения, вероятно, будут реализовываться по механизмам, определенным казахстанским законодательством. «Опыт прошлых лет говорит о том, что в крупных городах собственниками этих активов могут стать иностранные инвесторы, а на местах — структуры, аффилированные с местной властью. Целесообразно на всех уровнях власти утвердить списки предприятий и активов, не подлежащих приватизации. Для обеспечения суверенитета страны необходимо взвешенно подходить к приватизации предприятий, составляющих экспортный потенциал страны»,— заключает г-н Дауранов.

Три модели

В мире сложились три основные модели осуществления государством функции собственника. Первая — это децентрализованная модель, при которой предприятия курируются отраслевыми министерствами и ведомствами. Она действует в Германии и Чехии. Вторая — когда госимуществом управляют на основе централизованной модели. В этом случае предприятия курируются одним уполномоченным органом. Вторая модель применяется в Китае, Швеции, Норвегии. Третья модель — дуальная. В этом случае два госоргана — отраслевой и централизованный — курируют каждое отдельное предприятие. Такая модель принята в Южной Корее, Италии, Новой Зеландии.

В Казахстане на основе действующего законодательства сложилась децентрализованная модель управления госимуществом. По логике правительство, местные исполнительные органы, госорганы в силу своих функциональных обязанностей должны управлять, использовать имущество в соответствии с общественными и государственными интересами. Сами же имущественные отношения регулируются Гражданским кодексом и законом «Об акционерных обществах», которые являются базовыми для любого вида имущества и имущественных отношений и применимы ко всем, в том числе и к государству как собственнику. Однако из-за того что у нас отсутствует на законодательном уровне четкая компетенция соответствующих органов в области управления госимуществом, нет и единой четкой картины, ясно указывающей, кто за что отвечает. Следствием децентрализованного управления госсобственностью является отсутствие полной и достоверной информации о состоянии госсобственности и степени эффективности управления ею.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?