Непридуманные новости

Хотя телевидение сегодня развивается в парадигме информационного шоу и адаптированных новостей, тележурналист должен излагать факты

Непридуманные новости

Обмен опытом во все времена плодотворно влиял на творческие ряды любой страны. И наша тележурналистика не исключение. Российский режиссер Александр Замыслов уже год работает консультантом на «Первом канале Евразия». Он стоял у истоков создания программы «Воскресное время с Петром Толстым» на Первом канале РФ, работал на НТВ в «Профессии — репортер», а также снял более десятка знаковых документальных фильмов, среди которых наиболее известны нашим зрителям «Арабская весна» и «Смертельная пыль». Учитывая его опыт в документалистике и журналистике, мы не упустили момент и поговорили о вопросах на «злобу дня».

— Александр, ситуация в Украине уже два месяца держит мировое сообщество в напряжении. Какую оценку дает казахстанское телевидение происходящему?

— Телевидение базово, как и любое другое средство массовой информации в классическом понимании своей роли, не может давать никаких оценок. Оно должно объективно освещать ситуацию. Однако с момента изобретения телевидения оно, безусловно, сильно персонифицировалось, стало не только объективным, но и авторским. Появились аналитические жанры, которые как раз обязаны собирать факты, препарировать действительность, понимать механизмы мироустройства и делать выводы. Такой является программа «Аналитика», надо сказать, довольно сложная в производстве. Даже в авторских трактовках мы не можем себе позволить волюнтаризма и предвзятости. Поэтому могу сказать, что наши новости занимают только одну позицию, позицию здравого смысла, и не дают никаких оценок и трактовок событиям. Это высший пилотаж в журналистике, и нам стоило больших трудов собрать такую команду, которая бы разделяла эти непростые ценности. Поверьте: гораздо проще дать в эфир и зацепить зрителя ладно скроенным монтажом и истерикой за кадром. Но гораздо сложнее — рассказать интересно, не привирая и не манипулируя инстинктами аудитории. Как говорил один из моих коллег в ответ на реплику другого: «Не мешай, я сюжет придумываю!» — «А ты не придумывай, а пиши, как было. Ты журналист, а не писатель».

— На ваш взгляд, какую роль в конфликтах подобного масштаба могут играть современные интернет-издания и уже играют на сегодняшний день?

— Я много знаю о способах и фактах несанкционированного вмешательства СМИ в ход течения событий. Я отдельно изучал ту самую магнетическую силу телевидения в области формирования общественного мнения, за которую его любят и боятся. И я точно знаю, что в случае с украинским кризисом со всех сторон допускались превышения полномочий журналистами и нарушения ими профессиональной этики. Но в какой-то момент украинские коллеги перешли все допустимые пределы концентрации несоответствия действительности, откровенных провокаций и очевидного конструирования ситуаций путем постановочных съемок и монтажа. Отдельно я занимался изучением подобного поведения со стороны телеканала “Аль Джазира” на Ближнем Востоке, ряда телевизионных каналов на североамериканском континенте. Тема эта очень сложная, и о ней невозможно рассказать в двух словах. А что касается интернет-среды, то ее статус пока не определен, что это: СМИ или частный дневник? Неочевидна ответственность автора за написанное или сказанное в его частном, но при этом общедоступном интернет-пространстве. А это требует пристального внимания, общества в первую очередь. Я не сторонник радикальных, несовместимых с современностью мер, однако уверен, что серьезные регулирующие нормы в интернет-среде просто необходимы. Иначе она превращается в страшное оружие подлецов и врунов. Не надо жечь ведьм на кострах, но и не допускайте махновщину — и стоит помнить, что Ближний Восток подожгли, в частности, через фейсбук. Кстати, я совсем не уверен в исключительной ценности социальных сетей. Они десоциализируют пользователей, разрушают коммуникативные связи между людьми.

Александр Замыслов на съемочной площадке

— Если говорить о ситуации внутри Казахстана: какие события, сферы развития страны под особым контролем у журналистов?

— По большому счету все. Мы не выбираем темы — на то и существует журналистика, чтобы идти от событий, а не создавать их, и изначально не проводить селекцию. Да, конечно, когда верстается выпуск новостей, приходится принимать решение: от чего отказаться в пользу чего-то. Но и в этих случаях нет универсальных формул или номенклатуры важных и не очень важных тем. Вылетают из выпуска, как правило, те материалы, степень актуальности которых для республиканского масштаба ниже. Но это не означает, что они для нас не важны. Мы их все равно снимаем в надежде все же показать, и не делаем этого, только если не хватает эфира. Просто нам приходится ориентироваться на интересы довольно большой аудитории. И мне, например, бывает интересна новая премьера в алматинском театре оперы и балета или сообщение об эскалации насилия в Сирии, но я понимаю прекрасно, что они сильно уступают новости о ЕНПФ.

— Можно ли назвать телевидение действительно народным рупором?

— С точки зрения доступности эфира для аудитории — да. С сентября на «Первом канале Евразия» работает общественная медиаприемная, в которую можно написать, позвонить или прийти. Там можно сообщить о чем угодно: о сложностях, например, и мы начнем журналистское расследование с сообщения о любой заявленной несправедливости, или нам можно просто написать о радостном событии, и мы тоже постараемся как-то использовать это в эфире. У нас много открытых и отображаемых в эфире твит-трансляций, телефонных звонков в прямой эфир, прямых скайп-включений наших зрителей. Мы стремимся к тому, чтобы для каждой части нашей аудитории был свой удобный способ коммуникации с нами. Большей степени либерализации эфира в Казахстане нет. Более того, и в России, и в Соединенных Штатах эфир более закрыт для участия в нем простых телезрителей.

— В последнее время телезритель все чаще наблюдает этакие ноу-хау, эксперименты по подаче новостей прямо в студии, в прямом эфире. Это попытка выглядеть непохожими или канал планомерно формирует новое телевидение?

— Это все сразу. Разумеется, последнее, что бы нас радовало — это если бы мы были похожи на всех остальных. Это вообще принцип создания новостей во всем мире: не быть похожим на соседа, давать зрителю альтернативу во всем, предоставлять ассортиментное разнообразие. Мы делаем информационный сегмент вещания в традициях флагманов этого рынка. Наши журналисты менее консервативны и архаичны в форме и динамике подачи. Мир телевизионной информации вообще развивается в парадигме информационного шоу, адаптированных новостей. Я сейчас говорю не о подмене новостей неким синтетическим жанром полуразвлекательных сюжетов о чудаках и бомжах, и не о смаковании подробностей преступлений или аварий. Я говорю о том, что мы применяем большой набор приемов, при помощи которых освещаем новость со всех сторон. Мы что-то делаем в виде классического сюжета, что-то выводим в горячий комментарий, где-то информацию дает дежурный по редакции — соведущий основного ведущего, что-то даем в виде короткой справки или инфографики. Зрителю должно быть интересно и удобно потреблять информацию. Да, это требует ряда сверхусилий от команды, но в ней сейчас те люди, которым интереснее, когда сложнее. Они любят свою работу и готовы сильно напрягаться, чтобы что-то в жизни сделать такое, за что точно не будет стыдно и что будет востребовано.

— Какие перспективы в целом вы рисуете перед таким жанром журналистики, как телевидение? Насколько оно конкурентоспособно на фоне развития онлайн-журналистики?

— Перспективы в действительности самые радужные. Слухи о грядущей смерти телевидения весьма легкомысленны и преждевременны. Как когда-то театр не был убит кинематографом, а затем телевидение не уничтожило кино, так и Интернет не погубит теперь телевидение. Слишком разные жанры, способы изложения информации, языки коммуникации, возможности. Интернет — нормальный эволюционный виток развития источников и транспортеров информации и эмоций. Не более того.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?