Ни два ни полтора

Пока неизвестно, к чему приведет объединение таких абсолютно разных финансовых институтов, как Казкоммерцбанк и БТА

Ни два ни полтора

Сделку по покупке Казкоммерцбанком БТА Банка у ФНБ «Самрук-Казына» планируется завершить до конца второго квартала, но только к новому, 2015 году произойдет практическое слияние двух фининститутов. Это пока все, что может сообщить руководство ККБ о будущем объединенного банка. Будут ли это два банка в одном холдинге, произойдет ли поглощение Казкоммерцбанком БТА, какие дочерние структуры обоих банков останутся в объединенном фининституте, и даже его название пока неизвестно. На вопрос «Эксперта Казахстан» во время пресс-конференции банка по итогам 2013 года, будет ли это Казкоммерцбанк, председатель правления ККБ Нина Жусупова ответила: «Не факт». После мероприятия сотрудник банка пояснил, что пока идет претензионно-исковая работа по проблемным кредитам БТА, а они в основном сосредоточены за рубежом, банк переименовывать нельзя. Но, без сомнения, добавил он, объединенный банк сохранит название Казкоммерцбанк.

Напомним, что после того как осенью прошлого года Народный банк Казахстана по итогам предпродажной проверки финансового состояния БТА предложил свои условия покупки, «Самрук» отказался от сделки. Но покупателя на банк с подмоченной репутацией искать долго не пришлось. Строго говоря, объявился даже не один покупатель, а тандем инвесторов: крупнейший на сегодня игрок банковского сектора Казкоммерцбанк и бизнесмен Кенес Ракишев. Уже в декабре 2013 года было объявлено о том, что они выкупят по 46,5% из 97,26% акций банка, принадлежащих «Самрук-Казыне». Стоимость пакета — около 1 млрд долларов. Оставшиеся у него акции ФНБ передаст в доверительное управление Казкому, в результате банк приобретет операционный контроль над БТА.

По словам заместителя председателя правления ФНБ «Самрук-Казына» Елены Бахмутовой, транзакционные документы стороны уже подписали, совет директоров фонда сделку одобрил, теперь нужно получить одобрение правительства. «Для завершения сделки по продаже 93% БТА Банка обоим покупателям необходимо получить разрешение на крупное участие от регулятора и антимонопольного ведомства. Кроме того, должно быть подписано акционерное соглашение (это внутренний документ), определяющее, как мы будем осуществлять совместные действия по возврату активов и как будет управляться БТА Банк до объединения и после. Может быть, в течение двух месяцев мы завершим сделку. Намерение было юридически объединиться до конца года. Но это зависит от самого Казкоммерцбанка и нового акционера. Операционная самостоятельность у них полная, дальнейшая их деятельность будет проходить без участия “Самрук-Казыны”. “Самрук” будет иметь долю в объединенном банке, если не будет реализован опцион ККБ, доля которого у нас          (ФНБ. — ЭК) по-прежнему присутствует»,— отметила г-жа Бахмутова.

Проблема на проблеме

Из некоторых заявлений Елены Бахмутовой становится понятно, что ККБ поставил перед нынешним акционером, фондом «Самрук-Казына», определенные условия, касающиеся работы с проблемным портфелем БТА, а конкретно — внести поправки в Налоговый кодекс, которые снимут вопросы со списанием безнадежной задолженности.

Законодательство, конечно, распространяется на весь банковский сектор, но для обоих сливающихся банков это критическое условие. У БТА более 88% кредитов — неработающие. Еще в 2009 году нынешний председатель Национального банка Кайрат Келимбетов оценил сумму невозвратных кредитов БТА в 10 млрд долларов, из них 6 млрд — исковые требования к Аблязову. В 2013-м банк сообщил о том, что иски на 4 млрд долларов из этих денег удовлетворены разными судами, но на статистике банка это как-то не отразилось.

У самого ККБ проблемные займы (с просрочкой свыше 90 дней) по итогам первого квартала 2014 года составляли почти 32% кредитного портфеля. Это второй наихудший результат после АТФ Банка среди фининститутов, не проходивших реструктуризацию. У объединенного банка, который по объему активов (более 4,3 трлн тенге) уйдет далеко в отрыв от ближайшего конкурента, Народного банка (2,8 трлн), и проблемная задолженность будет впечатляющей. По грубым подсчетам, неработающие кредиты (с просрочкой больше 90 дней) составят 60% общего ссудного портфеля. Поэтому вопрос снижения уровня просрочек для ККБ стоит особенно остро, тем более регулятор не мытьем, так катаньем требует сокращения проблемной задолженности до 15% от портфеля в нынешнем году, а в проекте финансовой концепции-2030 снижает планку до 10% в 2015-м. Так, г-жа Бахмутова подчеркнула, что у правительства и Нацбанка «серьезные намерения подтолкнуть банки к действительному очищению балансов от проблемных активов», в этом своем намерении они готовы использовать административный ресурс. Сейчас рассматривается возможность выделения 1 трлн тенге из Национального фонда на поддержку экономики, содействие кредитованию МСБ. Предполагается допускать к участию в освоении этих денег только те банки, которые берут на себя обязательства по снижению уровня проблемной задолженности. «Это реальный пример конкретных действий, административного ресурса в хорошем смысле слова»,— заметила Елена Бахмутова.

У обоих банков проблемные займы покрыты провизиями. По данным Нацбанка, у ККБ сумма резервов чуть меньше всего портфеля проблемных кредитов, но более чем на 100% покрывает неработающие кредиты; БТА зарезервировал все проблемные займы. В принципе, банки могут списать все эти кредиты и восстановить резервы, но в таком случае им придется платить налог на доход. «Сейчас мы должны относительно юридического лица добиться процедуры банкротства, полностью провести эту процедуру, убедиться в отсутствии каких-либо активов, только после этого мы можем списать такой кредит, и убытки, которые при этом несет банк, только в этом случае могут быть отнесены на расходы. Если мы списываем кредит без соблюдения этих процедур, это считается доходом и облагается налогом. В отношении физлиц — такая же сложная процедура, которая предполагает получение достаточно большого количества справок из госорганов об отсутствии у должника какого-либо имущества. По нашим оценкам, эти процедуры занимают от трех до пяти лет»,— объяснила г-жа Жусупова.

По информации Елены Бахмутовой, законодательные поправки, которых ждал покупатель, ужу приняты и вступили в действие. Но это не все поправки, подчеркнула замглавы ФНБ, работа будет продолжена, планируется сделать их «системными», особенно для реструктурированных банков, БТА в частности. Речь идет о налогах на доход нерезидента в случае списания долга. Зачастую эти заемщики не существуют или они были мнимыми, довести их до банкротства практически невозможно, потому что речь идет об офшорных юрисдикциях, это пустая трата денег и времени. Обычно в юрисдикции этого нерезидента отсутствует договор об избежании двойного налогообложения, да и вообще, поскольку заемщик нелоялен, с ним невозможно находить контакт. «Нужно иметь разумные процедуры по признанию этого актива невозвратным»,— констатировала г-жа Бахмутова.

В ККБ не считают, что предложенные поправки в НК дают им какие-то преимущества. «Это не льгота»,— подчеркивает глава банка. Да и внесены были не все ожидаемые банком изменения. «Мы ожидаем упрощения списаний кредитов, по которым банк считает, что он предпринял все возможные меры по возврату,— сказала г-жа Жусупова. — В БТА часть портфеля готова к списанию. Сейчас мы проводим проверку банка с привлечением консультантов и видим, что есть проекты, по которым претензионно-исковая работа не доведена до конца. Мы будем работать так же, как со своим портфелем»,— добавила она.

В одну упряжку

Но работа с проблемными активами — лишь одна из сложных задач, стоящих перед новыми акционерами; точнее сказать, перед Казкоммерцбанком, поскольку на него ляжет основная тяжесть операционных решений. Нужно будет избавляться от дублирующих филиалов, представительств и отделений — у обоих банков разветвленная филиальная сеть по всей стране; кроме того, у каждого из игроков есть дочерние страховые компании, лизинговые, инвестиционные. Необходимо проводить оптимизацию не только учреждений, но персонала, а это также огромная работа, на первом этапе требующая перетряхивания штатов, отсева слабых сотрудников, внедрения своих корпоративных и управленческих принципов. Как правильно отметила Елена Бахмутова, «дальнейшая судьба БТА зависит от того, как будет выстроено управление».

Насколько естественной и желанной для инвесторов, в частности для Казкоммерцбанка, была покупка БТА Банка? Из сказанного главой ККБ можно понять, что были сомнения по поводу этой сделки. «От задач, которые нужно решить, берет оторопь. Утверждать, что там есть что-то уникальное, чего мы не понимаем или не знаем, я бы не стала. Этот этап я уже прошла. Я уже более оптимистично и более спокойно смотрю на то, что мы делаем в БТА», — это некоторые из высказываний Нины Жусуповой, характеризующие отношение руководства ККБ к происходящему. В то же время она утверждает, что БТА всегда был хорошим банком: «Несмотря на все передряги, у него неплохие показатели. Не с точки зрения эффективности, не с точки зрения рационального использования бюджета, но с точки зрения комиссионных доходов, кредитования МСБ».

Все попытки как-то вытащить БТА из той дыры, в которую его завел прежний топ-менеджмент, не увенчались успехом. С 2009 года, момента его национализации, сменилось несколько председателей правления, были проведены две реструктуризации, менялись стратегия и тактика, в него вливали бюджетные деньги — по некоторым оценкам, государство вложило в банк от 6 до 8 млрд долларов, однако тот так и не встал на ноги. Прибыль начиная с 2010 года БТА получал только в результате реструктуризации долгов. У банка сокращались активы, доля работающего кредитного портфеля все это время не превышала 10% выданных кредитов, из банка уходили вкладчики (см. графики). Вторая реструктуризация снизила обязательства БТА с 11 млрд долларов до 3,3 млрд. Сейчас он считается в какой-то степени даже беспроблемным банком; у него высокая капитализация — 240 млрд тенге при активах 1,5 трлн тенге (на 1 марта), это третий показатель после ККБ и Народного банка. Невысокий финансовый результат 2013 года Елена Бахмутова объясняет тем, что он вступил в «состояние продажи». Сначала его проверял Народный банк, с конца прошлого года — Казком. «У персонала БТА шок от происходящего»,— заметила Нина Жусупова.

Г-жа Жусупова: «От задач, которые нужно решить, берет оторопь. Утверждать, что там есть что-то уникальное, чего мы не понимаем или не знаем, я бы не стала»

В общем, все пять лет пребывания в собственности государства БТА что-нибудь да мешало нормально работать: то реструктуризации, то суды за рубежом с бывшим главой совета директоров Мухтаром Аблязовым, то работа по возврату активов, попытки дочерних структур (московский и украинский БТА банки) обрести самостоятельность под новым именем; чехарда с персоналом, а в этом году — подготовка к продаже.

Одним словом, банк, может, и неплохой, но трудный. Тем более, как отметила Нина Жусупова, у Казкома и БТА «разные корпоративные культуры и разное понимание, как это должно быть организовано», имея в виду будущее слияние. ККБ уже назначил на ключевые посты в БТА «своих» людей. Правление БТА возглавил Магжан Ауэзов, бывший управляющий директор Казкоммерцбанка. Председателем совета директоров избран новый акционер Кенес Ракишев, членом СД стала Нина Жусупова.

Новые акционеры не ждут, что будет легко. «Болезненным» назвала предправления ККБ предстоящий период объединения. При этом никто не может гарантировать результат, поскольку в Казахстане не было прецедентов. «Нельзя говорить, что один плюс один — получится два или даже три. Два — это будет очень хорошим результатом. Но мы смотрим на эту сделку как на возможность стать очень эффективным, очень прибыльным и клиентоориентированным банком»,— надеется г-жа Жусупова.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики