Прекрасное далеко

Проект Концепции развития финансового сектора до 2030 года грешит неконкретностью и оторванностью от реальности

Прекрасное далеко

Документ называется «Финансовая концепция-2030» по аналогии с государственными программами, принятыми в последнее время, например «Дорожная карта бизнеса-2020», «Агробизнес-2020» и т.д. Но в названии уже содержится отличие: это не программа, а концепция, в ней почти нет конкретных сумм, цифр, сроков (кроме общих, например, окончательный переход на Базель 3 к 2020 году, завершение формирования ЕЭП — 2025 год). Напомним, что в январе 2014 года в послании народу «Казахстанский путь-2050» президент Нурсултан Назарбаев поручил правительству и Нацбанку до 1 июня разработать «Комплексную программу развития финсектора до 2030 года». Вместо программы появилась скороспелая концепция. В ней определено будущее трех составляющих отечественной финансовой системы: банковского и страхового секторов и рынка ценных бумаг. Пенсионный сектор в проект не вошел. Возможно, дело в том, что с образованием единого государственного накопительного фонда пенсионка стоит особняком: нет рынка, нет конкуренции. Скорее всего, нас ждет отдельный документ по развитию пенсионной системы.

Капитал — всему голова

Самой главной новостью ставшей уже традиционной банковской конференции международного рейтингового агентства Fitch Ratings, которая прошла в Алматы 1 апреля, стало известие о намерении Национального банка (НБРК) поднять требования по минимальному размеру собственного капитала банков до 90 млрд тенге (по нынешнему курсу — около 500 млн долларов). Как мы убедились, согласно данным НБРК, только у пяти крупнейших банков второго уровня (БВУ) капитал выше названной цифры, причем один из них — государственный Жилстройсбербанк, еще у трех банков — чуть меньше; скорее всего, им не составит труда докапитализироваться. Альянс Банк, Темирбанк и Форте банк, как ожидается, будут слиты после завершения сделки по покупке Темира и Альянса Булатом Утемуратовым. Но даже в этом случае размер капитала у объединенного банка будет ниже 90 млрд тенге вследствие очень низкого уровня СК у Альянс Банка; но в случае проведения реструктуризации обязательств капитал АЛБ увеличится.

За точность информации не ручаемся: исходила она не от представителя надзорного органа, а от участника конференции, сотрудника одного из БВУ. Так как никто из руководителей Нацбанка — а приглашены были два заместителя председателя правления — не счел нужным принять участие в мероприятии, подтвердить или опровергнуть эту информацию было некому. Представлявшая госорганы зампредседателя правления ФНБ «Самрук-Казына» Елена Бахмутова не могла ответить на вопрос из зала: действительно ли у Нацбанка есть планы повысить минимальные требования к капиталу, чтобы на рынке осталось как можно меньше игроков.

Хотя мы не услышали ответов от Нацбанка, мнение регулятора по этому поводу достаточно ясно выражено в проекте Концепции развития финансового сектора; в нем сделана попытка задать основные направления отечественной финансовой системе на полтора десятка лет. Если все запланированное будет выполнено, количество банков в Казахстане сильно сократится.

В ней поставлены четкие задачи по повышению капитализации банков, хотя сумма 90 млрд тенге не называется, а также взят курс на снижение числа банков.

Будущее финансового сектора, в частности банков Казахстана, в ближайшие годы определится, по мнению авторов концепции, двумя событиями: вступлением страны в ВТО и завершением формирования единого экономического пространства в союзе с Россией и Белоруссией. То есть банкам придется конкурировать не только с внутренними игроками, но и с зарубежными. Значит, повышение конкурентоспособности и устойчивости банков остается приоритетным для регулятора. Впрочем, эти задачи остаются на первых позициях с момента создания отечественного финансового сектора. В будущем они осложнятся, так как после вступления Казахстана в ВТО зарубежные банки получат возможность открывать не дочерние банки, а выходить на наш рынок филиалами, на которые, как говорится в концепции, уже не будут распространяться казахстанские пруденциальные нормативы и требования.

В концепции  определено, что самое важное направление развития страхового рынка - дальнейшая капитализация компаний для повышения их надежности

Сейчас мы наблюдаем обратный процесс: иностранный капитал уходит из финансового сектора Казахстана: Uni Credit вышел из АТФ, HSBC куплен Народным банком. Не в последнюю очередь сыграли роль в этом и достаточно жесткие регулятивные нормативы, а также условия работы на казахстанском рынке. В частности требование кредитовать в отечественной валюте заемщиков, не имеющих валютной выручки, сложно выполнять на фоне недостатка фондирования в тенге. На это да еще на «экстремально высокие ставки» обращал внимание бывший глава HSBC Банк Казахстана Саймен Мюнтер в интервью «Эксперту Казахстан» пять лет назад (см. № 24 от 21.06.2009 года).

Три девальвации тенге за 15 лет, причем две — за последние пять лет, волатильность ставок на денежном рынке, высокие требования для резервирования по проблемным займам, фискальные осложнения при списании NPL, дальнейшие ужесточения по капиталу — все это не способствует притоку иностранного капитала в наш банковский сектор.

Работать через филиалы, не подчиняясь местным требованиям, конечно, будет легче, но это не станет поводом для выхода в Казахстан, если зарубежные игроки не увидят здесь перспектив получения высокой прибыли и надежной системы защиты прав инвесторов. Однако авторы концепции из Нацбанка считают, что нужно быть готовыми к нашествию иностранных банков; дальнейшая капитализация в таком случае станет одним из тех китов, на которых будет держаться казахстанская банковская система.

Не все согласны с необходимостью повышения требований к капиталу БВУ. Например, заместитель председателя Народного банка Казахстана Даурен Карабаев (отметим, что НБК сейчас лидирует по размеру собственного капитала по балансу среди БВУ). «В целом мы считаем, что дальше ужесточать требования к достаточности капитала коммерческих банков не нужно. В европейских странах, США и России требования к достаточности капитала их банков были и, скорее всего, останутся ниже, чем в Казахстане даже после полного внедрения ими Базель 3. Наши обсуждения с регулятором в последние годы были именно в этом ключе. Мы надеемся, что ужесточения к достаточности капитала в целом не будет. Однако по некоторым видам рисковых активов можно ужесточить требования к достаточности капитала с целью сдерживания их дальнейшего роста»,— считает г-н Карабаев.

В Нацбанке думают иначе: в проекте концепции уже дан график внедрения новых требований к капиталу в соответствии с Базель 3 по срокам и видам (см. таблицу). Причем системообразующие банки должны будут выполнять эти требования чуть быстрее, чем другие. Уже с 2015 года банки будут постепенно переходить на новые стандарты, и окончательно завершить внедрение Базель 3 предполагается к 2018 году. «Чтобы соответствовать новым требованиям к капиталу, фининститутам придется консолидировать доходы на формирование дополнительных резервов, повышение кредитных возможностей и обеспечение конкурентоспособности»,— ожидают авторы документа.

Предполагается с 2015 года начать внедрение новых коэффициентов ликвидности, чтобы стимулировать создание банками высоколиквидных ресурсов, которые позволят им устоять в условиях стресса; эти нормативы также станут дополнительным стимулом для поиска банками более надежных источников финансирования на постоянной основе. С 2018 года они будут дополнены требованием по показателю левереджа банка, чтобы ограничить избыточное плечо, с которым БВУ инвестируют привлеченные средства. Левередж должен будет составлять минимум 3% от капитала по отношению к валовым активам и внебалансовым позициям. Как известно, проблема с ликвидностью, особенно в нацвалюте, и без того острая, после девальвации усугубилась, так как вкладчики начали конвертировать депозиты в иностранную валюту. Рост инфляции, также связанный с девальвацией, повышает и стоимость денег. После ухода с фондового рынка пенсионных фондов упал спрос и на долги банков. Так что «надежного источника финансирования на постоянной основе» пока не видно.

Документ больше описывает текущие отдельные проблемы финансового сектора и задачи по их решению, нежели концептуальные проблемы и перспективы сектора 

«В отношении текущего состояния с ликвидностью. Есть предположение, что в ближайшее время актуальным будет вопрос предоставления банковскому сектору дополнительной ликвидности, а также более длинного фондирования в тенге. Ужесточение требований к ликвидности на уровне отдельных банков не поможет, так как ликвидности мало в целом на рынке. Сокращение же кредитного портфеля с целью наращивания ликвидных активов не будет способствовать росту экономики»,— вот такой замкнутый круг, по мнению г-на Карабаева.

Так что в ближайшие годы банкам придется сильно напрячься, чтобы соответствовать всем требованиями регулятора. Поднатужиться придется и собственникам: для системообразующих банков будут разработаны инструменты внутренней поддержки акционерами и кредиторами, впоследствии они могут применяться и средними банками. Будут ли меняться «прудики» дальше, до 2030 года, сказать, очевидно, никто пока не может. Но синхронизация местных норм с изменениями международных стандартов, скорее всего, будет происходить и в будущем.

Сыновья и пасынки

Больше всего озабочены необходимостью увеличивать капитал мелкие игроки — вопрос о 90 млрд задал сотрудник небольшого банка. Нацбанк, судя по финансовой концепции, их судьба волнует меньше всего. В будущем регулятор намерен сосредоточить внимание на развитии средней группы банков, но не отказывается и от так называемых «чемпионов». Эффективность зависит от доли на рынке, поэтому все усилия будут направлены на консолидацию сектора.

Должно быть 15–20 средних «однородных» банков: разница в активах между первым и последним не должна превышать пятикратную. Их задача — кредитование населения и корпоративных клиентов. В финансировании крупных проектов будут участвовать «банки-чемпионы». Их будут выращивать на основе системообразующих. Они же в основном займутся освоением на льготных условиях бюджетных денег, выделяемых по различным госпрограммам.

Нацбанк, конечно, не будет практиковать отстрел мелких игроков. «Принудительное сокращение мелких банков или ограничение общего числа банков не предполагается»,— отмечают авторы документа. Но обещают, что система регулирования будет направлена на укрупнение небольших фининститутов либо их преобразование в другие виды кредитных организаций: кредитные товарищества, микрофинансовые организации. Кстати, во время кризиса, когда были приняты повышенные нормативы по капиталу, действительно были случаи преобразования банков в МФО.

В концепции планируется исключить из списка участников системы рефинансирования Нацбанка мелких игроков, в ней останутся только средние и крупные банки. Представители небольших организаций считают это несправедливым и напоминают, что именно крупные, системообразующие банки стали проводниками кризиса в банковском секторе. Обычно небольшие фининституты занимают свою нишу, очень часто обслуживают своих акционеров или аффилированную ФПГ. У них небольшая доля проблемных кредитов в портфелях. «Мы не можем конкурировать с крупными банками, тем более с объединенными ККБ и БТА, но у нас есть свой круг клиентов, свои проекты, и еще неизвестно, чьи показатели лучше»,— горячится глава БВУ из третьей десятки банков.

Г-н Карабаев видит свои резоны в позиции Нацбанка: «Консолидация сектора и укрупнение банков — в целом правильная стратегия, так как банкам приходится конкурировать не только между собой, но и с зарубежными банками, которые, как правило, крупнее. Необходимо выживать в конкуренции с иностранными игроками, а также выходить на рынки стран ЕЭП. Для этого необходимо укрупняться и использовать всевозможную государственную поддержку».

Главная идея — удержать риски

Капитализация, по мнению регулятора, слабое место не только банков, но и других финансовых организаций. В частности страховых компаний. Если банки до сих пор испытывают последствия кризиса — имеют много проблемных кредитов, то страховой сектор достаточно быстро оправился. Сбор премий, снизившись на 20% в кризисный период, восстановился и демонстрирует ежегодную динамику. Однако темпы замедляются и нужны новые точки роста. Большие надежды рынок возлагает на новые массовые виды обязательного страхования: страхование недвижимости физических лиц от катастроф и обязательное медицинское страхование. Новые перспективы роста объемов рынка, по мнению регулятора, должны быть взаимосвязаны с повышением финансовой устойчивости страховых компаний. Недостаточная капитализация отечественных страховщиков способствует росту внешнего перестрахования. К примеру, с января 2011 по январь 2014 года перестраховщикам-нерезидентам было передано в перестрахование 159,7 млрд тенге, или четверть всех собранных премий. При этом наряду с традиционным трансграничным перестрахованием крупных и отраслевых рисков имеет место передача рисков, связанных с изъятием средств и выводом капитала. Эти факты не могут не беспокоить регулятора.

В концепции определено, что самое важное направление развития страхового рынка — дальнейшая капитализация компаний для повышения их надежности. Регулятор ставит задачу усилить контроль над внутренними рисками компаний, проводить их оценку и мониторинг, чтобы снизить риск банкротства и излишнюю аккумуляцию рисков внутри отдельной организации. По сути, основной посыл концепции в части страхования — укрепление финансовой устойчивости компаний и увеличение емкости страхового рынка.

Однако делать ставку исключительно на рост компаний, оставляя без внимания другие аспекты — например, развитие страховой инфраструктуры или механизмов внешнего перестрахования — значит не думать о будущем.

Если брать перестрахование, то кумуляция рисков внутри страны увеличивает нагрузку самих компаний. Предусмотренная концепцией государственная перестраховочная организация, скорее всего, будет покрывать крупные катастрофические риски и частично те, которые не хотят брать на себя иностранцы, например риски сельского хозяйства. А продекларированное в документе развитие страховых пулов не вызывает особого оптимизма. Казахстанский опыт создания нескольких пулов, в том числе ныне существующего — авиационного, показал незаинтересованность рынка в создании таких организаций.

С 2014 года страховщикам предписано оставлять меньше рисков на собственном удержании: до 50% от фактической маржи платежеспособности в текущем году и до 30% в 2015 году. Участники рынка открыто признают проблему дороговизны качественного зарубежного перестрахования. И все идет к тому, что стоимость страхования для конечного пользователя будет расти.

В этой связи казахстанские страховщики давно просят регулятора снизить требования к перестраховочным компаниям стран ТС с целью привлечения не менее качественного, но более дешевого перестрахования. Еще одной причиной, которая сегодня подтверждает актуальность открытия российского перестраховочного рынка для Казахстана, является тот факт, что санкции США и ЕС по отношению к РФ могут также отразиться на казахстанском страховом рынке. Поэтому заранее следует подумать о создании внутренних мер взаимодействия в рамках ЕЭП, чтобы получить работающие механизмы перестрахования. Если регулятор пойдет на снижение рейтинга для перестраховщика из стран ТС хотя бы на один пункт, то казахстанские страховщики смогут работать с крупными российскими перестраховщиками без дополнительной нагрузки на капитал; таким образом, наши компании получат сравнительно недорогое и довольно качественное перестрахование. Однако в проекте концепции такие задачи не поставлены.

Инфраструктура устарела и требует реформ

Содержание документа не дает понимания, как будет развиваться страхование с точки зрения инфраструктуры: создания новых институтов, способных качественно улучшить работу страховых компаний. Если учитывать, что стратегия рассчитана до 2030 года, то развитие рынка должно идти не только за счет роста объемов премий и качества активов, ему также необходимо быть увязанным с построением новой инфраструктуры.

Сегодня становится понятно, что инфраструктура казахстанского страхового рынка, несмотря на то что считается одной из лучших на постсоветском пространстве, все равно отстает от передовых мировых технологий. Следует развивать профессиональные институты страхового рынка: андеррайтинг, аджастинг (службу, занимающуюся урегулированием убытков, ведь в РК самый массовый вид страхования — автогражданка) и моторное бюро.

На развитых рынках моторное бюро — институт, координирующий функции по обязательному страхованию автовладельцев (ГПО ВТС). В его функции входит координация работы страховщиков в сфере обязательного автострахования, централизованное управление страховыми резервами, которые создаются для защиты пострадавших в ДТП, а также выполнение гарантийных функций относительно возмещения вреда при ДТП.

В Казахстане частично эти обязанности возложены на Фонд гарантирования страховых выплат, который возмещает убытки по автогражданке в случае банкротства одной из страховых компаний либо в тех случаях, когда ущерб не выплачивает страховщик: например, водитель скрылся с места ДТП. Кроме того, у нас есть Единая статистическая база данных (ЕСБД). Все эти организации находятся в разных руках, что никак не улучшает процесс их взаимодействия.

В проекте концепции заложена идея единой учетной компании, которая должна актуарным способом по единой методике рассчитывать тарифы. Ведь на сегодня не существует централизованного аналитического центра, который мог бы мобильно отслеживать состояние рынка и серьезно его анализировать. Будут ли все эти организации в конечном итоге собраны в единый кулак — остается под вопросом.

Еще один аспект к вопросу страховой инфраструктуры — отсутствие полноценного саморегулирования. В 2013 году зарегистрирована Ассоциация страховщиков Казахстана (АСК). Она уже включена в работу страхового рынка, в том числе проводит экспертизу принимаемых законопроектов по страхованию; но тем не менее внутреннее регулирование страхового рынка профессиональным сообществом не осуществляется.

Существующие организации — Ассоциация финансистов Казахстана и АСК — работают больше как совещательный орган, консолидируют мнения участников рынка, но не влияют на качество его развития. Поэтому было бы эффективно передать в ассоциации часть надзорных функций и функции по лицензированию Национального банка, так как отдельные вопросы лучше понимаются и решаются изнутри.

Инвестиции должны быть доходными

Важное место в концепции отведено инвестиционной практике страховых компаний, прежде всего по страхованию жизни (КСЖ) с учетом долгосрочности договоров страхования. Для них обещаны прибыльные инвестиции на уровне инфляции, в том числе инфраструктурные облигации под гарантию государства. Кроме того, страхование жизни может стать дополнением к пенсионной системе за счет развития добровольного накопительного страхования.

Замечательно, что в документе поднята проблема качественных и доступных ценных бумаг для страхового рынка. Сегодня страховой рынок продолжает жить на страховые премии, тогда как мировой рынок живет на доходы от инвестиций своих активов.

Национальный банк, очевидно, должен задуматься над либерализацией подходов к формированию инвестиционного портфеля и размещению резервов страховщиков в высоколиквидные корпоративные ценные бумаги, которых на нашем рынке практически нет. Есть надежные, но низкодоходные ГЦБ и несколько ценных бумаг квазигосударственных компаний. Размещение страховых резервов за рубежом поднимает вопрос валютных и страновых рисков, тогда как работа страховых компаний должна основываться на высоколиквидных инструментах, а они, как правило, низкодоходны. Получается палка о двух концах. Каков выход? Разрешить часть портфеля размещать на внешних рынках в высокодоходные рисковые бумаги.

Тема инфраструктурных облигаций давно обсуждается институциональными инвесторами. Как показал опыт двух выпусков, в бумагах заложены системные риски: недостаточный уровень государственной гарантии и качества проектов. Кроме того, непонятно: будут ли такие бумаги доходными для инвестора, поскольку государство захочет построить объекты дешево. Если доходность по добровольному накопительному пенсионному страхованию будет на уровне доходности обязательных взносов, то интерес к добровольному накоплению останется нулевым — так же, как это обстоит сегодня.

Немного о видах страхования

«Наиболее полезным в проекте концепции считаю введение нового и социально значимого обязательного страхования недвижимости физических лиц. С одной стороны, такая мера поможет снизить нагрузку на госбюджет при покрытии ущерба от стихийных бедствий с сохранением возможности возмещения убытков населению, с другой — увеличит проникновение страхования среди граждан и стимулирует развитие рынка страховых услуг,— комментирует председатель правления страховой компании “Коммеск-Омір” Олег Ханин. — Кроме того, важным является пересмотр схемы взаимодействия с посредниками — страховыми агентами. Хотя комиссионное вознаграждение агентам ограничено законом, некоторые недобросовестные компании продолжают выплачивать завышенные комиссии, нарушая законодательство и агрессивно захватывая рынок. В связи с этим интересно предложение по переходу на электронный формат продажи страховых полисов».

Однако интересы страхового рынка совсем не учтены при разработке не менее значимого и актуального — обязательного медицинского страхования (ОМС). Предлагаемая сейчас модель ОМС не предусматривает участие страховщиков, государство возьмет на себя гарантии предоставления таких услуг и выполнения денежных обязательств в должном объеме.

И это в то время как страховые компании готовы принимать активное участие в названном виде, поскольку они имеют наработанный опыт в части добровольного медицинского страхования. Отсутствие в модели ОМС частных страховых компаний приведет к монополии государства и отсутствию ценовой и сервисной конкуренции, крайне нежелательному для потребителя. У нас и так сегодня государственное финансирование медобеспечения, и мы видим, насколько оно неэффективно.

Кроме того, в плане развития добровольного страхования непонятен смысл предложения о включении дополнительных имущественных рисков (пожар, угон, действия третьих лиц) в обязательное страхование автовладельцев, поскольку эти риски покрываются добровольными классами страхования, в частности АвтоКАСКО. «Включение дополнительных имущественных рисков в полис ГПО ВТС потребует иного ценообразования взамен существующего. При этом соотношение тариф — ответственность должно быть адекватно принимаемым рискам»,— полагает г-н Ханин.

Важно и то, что в концепции не затронута проблема, связанная с осуществлением обязательного страхования работника от несчастных случаев (ОСНС). «Во-первых, она заключается в несовершенном законодательстве: нет единого толкования самого главного момента — даты наступления страхового случая; во-вторых, должны быть четкая прозрачная методика расчета и тарифы для всех участников этого процесса плюс солидарная ответственность работодателя. В-третьих, должен быть поднят вопрос об исключении профзаболеваний из перечня страховых случаев, поскольку они не обладают признаками страхового случая — случайностью и вероятностью»,— рассказывает Олег Ханин. Также страховщики общего страхования ждут, что им снова разрешат заниматься ОСНС наравне с КСЖ. Преимущество компаний по общему страхованию в том, что они имеют развитую филиальную и агентскую сети, а также возможность брать на себя крупные риски по этому виду.

В заключение хотелось бы привести оценку концепции, высказанную г-ном Карабаевым: «Проект, по нашему мнению, не содержит многих действительно концептуальных вещей, которые будут оказывать влияние на деятельность и развитие финансового сектора страны в долгосрочном периоде, в том числе складывающуюся ситуацию на мировых финансовых рынках; геополитическую обстановку в мире и ее влияние на развитие экономики РК в целом и на финансовый сектор в частности; использование средств накопительной пенсионной системы в экономике РК; роль и место финансового сектора в развитии экономики РК. Документ больше описывает текущие отдельные проблемы финансового сектора и задачи по их решению, нежели концептуальные проблемы и перспективы сектора. По нашему мнению, концепция должна регулировать не только взаимоотношения регулятора с субъектами финансового сектора, но больше акцентировать внимание на взаимодействии финансового сектора с другими отраслями экономики, с потребителями финансовых услуг и так далее».

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности