Хромированный ключ от ворот запада

Основные точки роста экономики Актюбинской области лежат в нефтегазовом и горно-металлургическом сегментах

Нурмухамбет Абдибеков
Нурмухамбет Абдибеков

Вторая по площади в Казахстане, Актюбинская область в экономическом отношении — один из самых устойчивых регионов страны. Последние десять лет она уверенно в рейтинге казахстанских регионов по валовому региональному продукту на душу населения занимает 6–7-е места, пропуская вперед лишь нефтегазодобывающую западную тройку — Атыраускую, Мангистаускую и Западно-Казахстанскую области, а также обе столицы.

Темпы роста валового регионального продукта в пересчете на душу населения втрое превышают средний по республике рост подушевого ВВП, среднее значение роста промышленности региона за десять лет — 25%, да и по инвестициям в основной капитал динамика самая оптимистичная.

О проблемах настоящего и потенциале будущего экономики региона «Эксперт Казахстан» побеседовал с первым заместителем акима Актюбинской области Нурмухамбетом Абдибековым, который рассказал, как регион планирует использовать участие областного центра в программе агломерации и почему именно в этой области должен быть построен четвертый НПЗ.

Дорога для коммерсанта

— Нурмухамбет Канапиевич, какие проблемы социально-экономического развития стоят перед Актюбинской областью сегодня? Какие из них есть возможность решить в краткосрочной перспективе, какие в долгосрочной и какие в администрации области видят пути их решения?

— Если говорить о ключевых проблемах, которые на сегодняшний день стоят перед регионом и влияют на динамику развития экономики, то прежде всего я бы выделил состояние автомобильной дороги Актобе — Атырау, связывающей нас с одним из самых инвестиционно емких регионов. Сегодня нашим бизнесменам приходится ехать в Уральск и уже оттуда в Атырау, для того чтобы провести там какие-то встречи. Железнодорожное сообщение тоже есть, но вы знаете, что предприниматели — народ очень динамичный, и зачастую они хотят передвигаться на своем автотранспорте. Решение этой проблемы улучшило бы условия для субъектов малого и среднего бизнеса, которые осуществляют поставки различных материалов, продуктов, логистических и других услуг для нефтегазодобывающих компаний. В этой связи состояние названной автодороги, конечно, является одним из сдерживающих факторов развития экономики региона. Создание качественной дорожной сети в направлении западных областей важно и в масштабах республики: географически наша область — это ворота в западную часть страны.

— По автодорогам есть какой-нибудь календарь работ?

— В прошлом году был завершен Актюбинский участок мегапроекта транспортного коридора Западная Европа — Западный Китай. В результате у нас заметно улучшилось сообщение с рядом районов. По автодороге Актобе — Атырау, к сожалению, проекта еще в планах нет.

— Сколько приблизительно потребуется времени, чтобы этот проект реализовать?

— В зависимости от объема выделяемых средств. Если средства будут выделяться небольшие, то дело может и на десятилетия растянуться. Если проект будет поставлен в приоритет и интенсивно реализовываться, то быстрее.

— Энергоинфраструктура области тоже в периоде роста?

— Сейчас строится газопровод для обеспечения южных регионов страны газом. На первом этапе будет поставляться газ, добываемый у нас в Актюбинской области по газопроводу Бейнеу — Бозой — Шымкент. В этом году у нас завершается реализация крупного инвестиционного проекта по строительству второй и третьей очередей третьего Жанажольского газоперерабатывающего завода, что позволит до шести миллиардов кубических метров газа направлять на юг, замещая тем самым импортируемый газ из Узбекистана. В то же время, несмотря на возрастающие объемы газа, добываемые в нашем регионе, до настоящего времени не решен вопрос газификации населенных пунктов нашей области. Сегодня большая работа уже проводится при поддержке правительства: восемь районных центров у нас уже газифицированы, на повестке дня еще четыре районных центра. В этом году мы должны завершить проект по газификации районного центра Хобдинского района. Ведется строительство газопровода в райцентр Иргизского района. На очереди Уилский район, строительство подводящего газопровода к которому стартует в текущем году, и райцентр Айтекебийского района. При газификации этих населенных пунктов идет параллельно газификация сел, расположенных вдоль трассы газопроводов, которые также имеют перспективы развития. С развитием газотранспортной инфраструктуры связано не только улучшение социального благополучия населения, но и развитие малого и среднего бизнеса в этих населенных пунктах.

Значительные перспективы дальнейшего развития экономики области связаны с горно - металлургическим комплексом 

Еще одно инфраструктурное направление, которое хотелось бы отметить — это работа в рамках программы «Акбулак». Обеспечение централизованным водоснабжением населенных пунктов и в первую очередь сельских населенных пунктов. Здесь у нас есть свои планы, по которым мы двигаемся.

— Запад традиционно энергодефицитен. Насколько серьезна эта проблема в вашей области? Как планируете снижать дефицит?

— На сегодняшний день вопрос покрытия дефицита электроэнергии обеспечивается за счет ее транспортировки из Павлодарского региона, из Экибастуза. Построена линия электропередачи Север — Запад, которая позволяет нам через Костанай получать электроэнергию. Раньше мы ее импортировали из России. Естественно, по более высокой цене, и это отражалось на экономике региона.

— Каков дефицит электрической мощности на сегодня?

— Сейчас мы получаем из Экибастуза порядка 200 мегаватт мощности. Имеющиеся в области источники — это примерно 350 мегаватт. То есть примерно 40 процентов мы импортируем извне. Работаем над развитием собственных энергетических мощностей. У нас уже завершается проект строительства газотурбинной электростанции мощностью 180 мегаватт на Жанажольском месторождении — проект «CNPC — Актобемунайгаз». На рельсобалочном заводе строится газопоршневая электростанция мощностью 40 мегаватт. Имеются планы по расширению ее мощности до 200 МВт. Реализуется проект расширения мощности Жанажольской газотурбинной электростанции на 50 мегаватт. ТНК «Казхром» на заводе ферросплавов ведет подготовительные работы по реализации проекта строительства электростанции мощностью 50 мегаватт на основе утилизации отходящих газов ферросплавного производства. Также прорабатываем вопрос строительства на базе Мамытского месторождения бурых углей электростанции мощностью до 600 мегаватт. Думаю, что реализация этих проектов позволит закрыть в перспективе наш дефицит.

— А энергетические инвестпроекты в основном реализуются за счет квазигосударственных компаний или частных инвесторов? Если говорить о частном инвесторе, то в энергетике он чаще всего старается не создавать резерва мощности, пуская всю генерацию на покрытие своих нужд, если не видит, что экономика региона растет…

— У нас много совместных проектов. Например, электростанция на рельсобалочном заводе строится с участием нацкомпании КТЖ и частного инвестора. Для реализации проекта привлекаются кредитные ресурсы Банка развития Казахстана. Этот проект реализуется при поддержке государства. Расширение мощностей на Жанажольской газотурбинной электростанции — это частная инициатива «CNPC — Актобемунайгаз». Проект ТНК «Казхром» также реализуется за счет их собственных средств. Однако производимая электроэнергия будет поставляться в общую сеть и обеспечивать потребности не только самих владельцев этих энергомощностей, но и всех потребителей области.

В сфере энергетики у нас имеются планы по развитию альтернативных источников на основе строительства ветроэлектростанций общей мощностью до 100 мегаватт. Сейчас начата работа по проведению всех требуемых расчетов и согласований с системным оператором — компанией KEGOC, Министерством охраны окружающей среды, Мининдустрии, другими заинтересованными госорганами. Энергия, получаемая от возобновляемых источников — это тоже перспективное направление. Исследования нашего региона показывают, что в Каргалинском районе есть большой потенциал для строительства ветроэлектростанций.

— Как будет меняться энергобаланс области в ближайшие 5–10 лет?

— Составлен энергобаланс области до 2020 года, который показывает рост потребности в электроэнергии, что напрямую связано с планами по развитию экономики области. В прошедший отопительный сезон максимум нагрузки у нас был зафиксирован 20 декабря 2013 года — 591 мегаватт; собственные источники производили 370 мегаватт, и из Экибастуза мы получали 220 мегаватт. По прогнозу к 2020-му суммарный максимум нагрузки составит 1164 мегаватта. Для сравнения, в 2014 году ожидаем максимум нагрузки на уровне 610 мегаватт. Как видите, прогнозируемый рост почти в 2 раза. Эти прогнозы базируются на основе выданных технических условий по подключению новых производств, строительство которых запланировано в этот период. Вот, к примеру, в Каргалинском районе планируется строительство никелевого завода. Его потребность в электроэнергии по мощности составляет 30 мегаватт. Для расширения мощностей по добыче и обогащению хрома компании «Восход Ориел» нужно 23 мегаватта. Аналогично по другим проектам. При сохранении собственных генерирующих мощностей на существующем уровне дефицит в электроэнергии мог вырасти до 800 МВт. За счет реализации энергетических проектов мы сможем покрыть ожидаемый рост потребности.

ГМК как хребет региона

— Каково место региона в республиканском разделении труда и потенциал диверсификации? Если отталкиваться от терминологии второй программы индустриализации, то это нефтяной кластер?

— Не совсем. По прошлому году добыча у нас составила восемь миллионов тонн нефти. Максимум мы до десяти миллионов тонн дойдем, если у нас будет подтверждение тех планов, которые есть. Это максимальный потолок добычи на основе разведанных запасов. Ну и по газу — шесть-семь миллиардов кубов, до восьми миллиардов может дойти. Как вам известно, планы правительства РК по развитию нефтехимического кластера связаны с Атырау и Актау. Это объективно связано с имеющимся там потенциалом по наращиванию объемов нефтедобычи исходя из наличия огромных запасов углеводородов.

Нефтегазовый комплекс для экономики нашей области также является одним из базовых. В данном секторе заняты значительные трудовые ресурсы области. Здесь формируется основная часть бюджета региона. В то же время значительные перспективы дальнейшего развития экономики области связаны с горно-металлургическим комплексом. Это уже давно сложившийся комплекс по ферросплавам, добыче и переработке хрома. С 2006 года у нас развился комплекс добычи и переработки меди. Перед инвесторами мы ставим вопрос о необходимости строительства медеплавильного завода.

Другое направление связано с созданием мощностей по добыче и глубокой переработке никель-кобальтовых руд. Возрождается титан-циркониевое направление — это сырье для титановой и электронной промышленности. Имеются все возможности по расширению мощностей железорудного направления.

Еще один сегмент, перспективный для нас, это развитие горной химии, т.е. производство минеральных удобрений на базе крупнейших месторождений фосфоритовых руд и калийных солей. Планируется строительство производства сложных минеральных удобрений на базе их переработки.

Следующий исторически сложившийся и достаточно развитый комплекс — это производство широкого спектра строительных материалов. Для освоения нефтяных месторождений Западно-Казахстанской, Атырауской и Мангистауской областей многое поставляется из Актюбинского региона. Это связано с наличием на территории области запасов широкого спектра минерального сырья, являющегося основой для производства различных строительных материалов. Эти направления являются нашими конкурентными преимуществами. Можно сказать, что это четыре составляющих, которые и будут формировать реальный сектор экономики до 2020 года.

Значительные перспективы дальнейшего развития экономики области связаны с горно-металлургическим комплексом

— Это все проекты в основном для крупных компаний. Какие сектора открыты для развития в сфере МСБ?

— Развитие МСБ является стратегическим направлением нашей работы. Уже сегодня данный сектор занимает существенную долю в формировании ВРП региона. На сегодняшний день показателем, характеризующим развитие предпринимательства, наверное, можно считать реализацию программы «Дорожная карта бизнеса-2020». Здесь Актюбинская область стабильно входит в тройку лидеров среди регионов республики. Если говорить о новых направлениях и нишах для развития МСБ, то мы должны реализовать наши конкурентные преимущества на западе Казахстана, связанные с формированием и развитием медицинского кластера. Например, многие сейчас ездят в Корею, потому что там развился целый сегмент экономики в виде медицинских услуг. Медицинский туризм, можно сказать. К нам и сегодня приезжают лечиться наши соседи, в том числе из России. За последние годы значительно развился медкластер в Астане. Тем не менее у нас есть медицинская академия, которая является ядром для научного сопровождения нашего медицинского кластера, и в этом отношении есть хороший потенциал.

И еще одно направление в сфере услуг, не до конца реализованное — это наш транзитный потенциал. С созданием Таможенного союза мы получили определенные конкурентные преимущества в логистике: у нас несколько ниже ставки по растаможиванию грузов. Это — первое; второе — более прозрачные бизнес-процессы. Во что это вылилось? Наши южноуральские соседи, даже когда везут товары из Китая, прилетают к нам, растаможивают груз и потом вывозят к себе, в Россию. За 2012 год через наш аэропорт прошла 3021 тонна груза, а за 2013 год — уже 6881 тонна, на 238 процентов выросли перевозки! При этом за 2012 год на Российскую Федерацию пришлось 1887 тонн, а в 2013 году 5919 тонн ушло на Россию — рост в три раза! Это конкурентное преимущество мы просто обязаны развивать.

У нас есть проект создания транспортно-логистического центра совместно с КТЖ. Думаем, что в следующем году начнем его реализовывать. Мы хотим, чтобы Актобе превратился в транспортно-логистический хаб. Первая ласточка у нас уже есть — по частной инициативе построен транспортно-логистический центр.

Замахнуться на четвертый НПЗ

— Каков потенциал диверсификации экономики региона? Имеются в виду обрабатывающие производства, именно их многообразие и рост во главе угла промышленной политики страны уже лет пять.

— Если говорить о потенциале диверсификации, то в каждом из направлений есть потенциал. В горно-металлургическом направлении мы запустили ферросплавный завод, совершенно новый, по новым технологиям, более энергоэффективный. Если у действующего ферросплавного завода мощность 370 тысяч тонн в год, то у нового она составит 440 тысяч. А рельсобалочный завод, о котором мы уже говорили, будет выпускать 430 тысяч тонн, из них 200 тысяч — это железнодорожные рельсы и 230 тысяч — сортовой прокат.

Диверсификация по химии: в области сейчас выпускается фосфоритная мука — такую же выпускает «Казфосфат». Пока наше предприятие «Темир Сервис», разрабатывающее Чилисайское фосфоритное месторождение, производит продукцию в небольших количествах и на экспорт: в основном мы вывозим муку в Россию. Дальше на базе глубокой переработки фосфоритов будем получать такую продукцию, как диаммонийфосфат и моноаммонийфосфат.

Будет вовлечено в разработку калийное месторождение — мы получим калийные минеральные удобрения. Смешивая эти компоненты (фосфоритные и калийные) и получая азотные удобрения с актауского завода «КазАзот», мы можем наладить выпуск сложных минеральных удобрений.

В прошлом году мы запустили цех по производству металлических крепей для шахт Донского горно-обогатительного комбината. Запустили цех по производству безалкогольных напитков — это инвестпроект алматинской компании RIKS.

Увеличили объемы производства медной продукции. Ранее был запущен завод по производству меди, не металлургическим, а гидрометаллургическим способом — это более современная и дешевая технология. Похоже на то, как золото добывают: применяется кучное выщелачивание, получают концентрат, его направляют на электролиз и электролитическим методом получают медь. И в прошлом году получили медь, это четыре девятки, медь, которая сертифицирована на Лондонской бирже металлов.

Чтобы стимулировать диверсификацию в сфере стройматериалов, мы создаем индустриальную зону; в прошлом году защитили ее ТЭО, в этом году завершаем разработку проектно-сметной документации. Уже выделены финансовые средства на ее строительство. И на территории этой индустриальной зоны у нас будет реализовываться проект производства стеклотары. Запущен еще один завод по производству железобетонных изделий. Имеются проекты в сфере мясопереработки. В области увеличиваются объемы производства свинины. Мы экспортируем ее в Россию — больше тысячи тонн экспортировали в прошлом году. А при выходе на полную проектную мощность сможем экспортировать примерно четыре тысячи тонн.

Вы упомянули ГПФИИР — надеюсь, что доля обрабатывающей промышленности к 2020 году вырастет с 9,4 процента в 2013 году до 20 процентов в 2020-м.

— Для всех проектов нашлись инвесторы?

— Во всех проектах, о которых я говорю, есть инвесторы. Но я могу назвать и те, которые пока только в проработке. Вот, например, мы ставим вопрос о строительстве нефтеперерабатывающего завода. Почему? Еще до развала СССР рассматривался вопрос строительства в городе Алга завода по нефтепереработке по масляному варианту. Тогда в Казахстане вообще промышленные масла не выпускались. Германской компанией Lurgi было разработано ТЭО проекта, где была обоснована целесообразность строительства такого завода. Или другой проект. Еще в бытность СССР рассматривался вопрос строительства в Актюбинской области завода нержавеющей стали. Мы сейчас возвращаемся к этому проекту. ТЭО было разработано головным проектным институтом из Москвы, который обосновал целесообразность этого проекта. Также можно вести речь о запуске производства электротехнической стали.

При этом для реализации этих проектов не надо все начинать с нуля. У нас уже имеются действующие предприятия в данных отраслях. Взять тот же ферросплавный завод. В этом году запускаем рельсобалочный завод. Как металлургические производства, они могут быть основой для дальнейшего развития металлургического кластера в нашей области.

— Каков потенциал машиностроительных предприятий области?

— Раньше у нас был флагманом машиностроения Актюбинский завод сельскохозяйственного машиностроения. Но это было давно. Когда Советский Союз развалился, он потерял рынки сбыта и закрылся. Сегодня машиностроительный комплекс представляют такие предприятия, как «Актюбрентген» — флагман отечественного приборостроения. Его продукция специфична, ориентирована на достаточно узкий сегмент потребительского рынка — на медицинские учреждения. Завод успешно провел модернизацию и совместно с компанией General Electric освоил выпуск отечественных томографов. Достаточно успешно работает Актюбинский завод нефтяного оборудования. В Кандыагаше действует предприятие «Мунайашкомплект», оказывающее услуги нефтяникам по ремонту нефтепромыслового оборудования.

Импорт кадров — экспорт сырья

— Сегодня мало у кого на постсоветском пространстве нет кадровых проблем. Как обстоит дело с обеспеченностью кадрами в Актобе?

— У нас есть сеть колледжей системы ТИПО. Она функционирует и обеспечивает рабочими кадрами те предприятия, которые у нас работают. Перед вузами мы ставим задачу реагировать на развивающиеся отрасли промышленности и организовывать подготовку соответствующих инженерных кадров. К примеру, раньше не было подготовки специалистов для горно-металлургического комплекса. Теперь на базе Актюбинского университета мы готовим металлургов у себя. А вот для рельсобалочного завода уже требуются не просто металлурги, а специалисты более узкого направления — металлурги-прокатчики. Для решения этого вопроса предприятие ведет переговоры с рядом специалистов аналогичных российских производств, которые готовы переехать в Актобе и работать на новом современном производстве. Прибывающим специалистам нужно помочь решить вопросы жилья, обустройства их семей, включая устройство детей в школы и детсады. А это как раз те вопросы, где мы, как местные исполнительные органы, можем помочь инвесторам. В дальнейшем и кадры по этим специальностям также будем готовить у себя. Строительная отрасль кадрами обеспечена. Хотя, конечно, по некоторым специальностям при реализации крупных инвестиционных проектов, особенно связанных с внедрением передовых технологий, иногда приходится приглашать специалистов из других регионов, в том числе и из-за рубежа.

— Трудовых конфликтов у вас не было?

— Мы этот вопрос держим на постоянном контроле. Аким области лично возглавляет соответствующую комиссию и проводит заседания. Таких трудовых конфликтов, как в соседних областях, у нас не было. Были через профсоюзы и активистов выражены требования по улучшению условий труда и быта вахтовиков. Эти вопросы своевременно рассматривались и находили свое решение. По заработной плате задолженности практически нет.

— Актобе определен как один из городов-центров республиканских агломераций. Вы уже делаете какие-то расчеты, насколько это будет выгодно для бизнеса?

— Конечно, выгодно. Если во время СССР численность населения Актобе достигала 270 тысяч человек, то на начало этого года мы перевалили за 420 тысяч. В Актюбинскую агломерацию попадают кроме города Актобе еще 70 населенных пунктов пяти районов области. Определены города-контрмагниты, которые, входя в агломерацию, будут оттягивать миграционные потоки и формировать свои рынки труда. Это города Кандыагаш, Хромтау и Алга. Как вы знаете, президентом страны Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым дано поручение правительству разработать детальные планы развития по двум агломерациям — Астане и Алматы. На примере этих агломераций, очевидно, будут выработаны дополнительные меры и инструменты поддержки, которые позволят эффективно развивать городские агломерации. В дальнейшем применение этих механизмов будет обеспечивать интенсивное развитие и наших агломераций — Актюбинской и Шымкентской.

В подготовке материала участвовала Валентина Казачевская

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики