Все решает погода

С точки зрения глобального спроса на продукты питания, который с годами лишь усиливается, привлекательность инвестиций в сельское хозяйство стремительно возрастает

Все решает погода

Казахстан находится в зоне рискованного земледелия, и мало кто из производителей решится прогнозировать финальные итоги уборочной кампании: засухи или обильные осадки кардинально влияют на качество и количество урожая. Например, в 2010 году урожай подвергся испытанию сильнейшей засухой, а в 2013 году проливные дожди довели влажность зерна до 70–85% вместо допустимых стандартами 13–16%.

Лучший страховщик — государство

Пока единственный механизм покрытия убытков от плохих погодных условий — страхование. Но этот инструмент в нынешнем виде не работает. Риски хлеборобов страхуют общества взаимного страхования: хозяйства региона, объединившись, вносят взносы в общий фонд, чтобы в случае неурожая погасить из него свои убытки. Подобные формы страхования, как правило, отличаются небольшим, часто формальным страховым взносом и, следовательно, низким объемом покрытия ущерба, а также высокой концентрацией риска. «Эти объединения чересчур районированы, а засуха или наводнение не происходят в отдельно взятом хозяйстве или районе. Соответственно, средств на покрытие убытков не хватает, что и показал пример 2010 года, когда общества взаимного страхования подверглись критике»,— объясняет первый заместитель председателя правления страховой компании «Коммеск-Омір» Владимир Акентьев.

Эксперт считает действующий механизм страхования в растениеводстве неэффективным по нескольким причинам. Во-первых, тот факт, что практически весь Казахстан находится в зоне рискованного земледелия, не позволяет географически распределять риски и диверсифицировать страховой портфель по этому виду риска. Система страхования продуктивно работала в масштабах Советского Союза, когда была большая страна с разными климатическими зонами, и если в одном месте был неурожай из-за засухи или наводнения, то через единый центр таким хозяйствам компенсировались убытки. Во-вторых, по мнению г-на Акентьева, при принятии закона об обязательном страховании в растениеводстве были не совсем корректно рассчитаны тарифы. Условно Казахстан был разбит на три региона, для каждого из которых установлен определенный тариф без учета его климатических особенностей. Для расчетов был взят период с 1990-х годов — кстати, достаточно благоприятный, но тем не менее для таких расчетов уж очень короткий. Следовало бы брать период с 1954 года, с начала освоения целинных земель, в течение которого была накоплена достаточная статистика, чтобы четко проследить цикличность погоды и урожайности, рассчитать обоснованность тарифов.

Сейчас в страховании растениеводства опосредованно участвует государство, поскольку возмещает страховщикам половину суммы страховых выплат. «На мой взгляд, государство могло создать свою компанию по аналогии с Государственной аннуитетной компанией или компанией по страхованию экспортно-кредитных инвестиций. В Казахстане отдавать этот вид на страхование частным компаниям нерационально, поскольку при одной хорошей засухе ни один страховщик не сможет вынести бремя убытков. В первые годы введения этого вида страхования многие компании сразу понесли серьезные убытки и сдали лицензии. И сейчас страховщики мало заинтересованы в данном виде страхования, заранее предвидя существенные убытки. К сожалению, фермерам такое страхование тоже ничего не дает: при их значительных затратах и кредитах на посевную в случае неурожая выплаты все равно не могут полностью покрыть понесенного ущерба, по сути восстанавливаются только минимальные затраты»,— рассказывает Владимир Акентьев.

Принимая во внимание недостатки действующей системы страхования, Министерство сельского хозяйства предложило ее модернизировать, предусмотрев страхование рисков исключительно в страховых компаниях. Государство в этом случае будет субсидировать часть страхового тарифа для того, чтобы он был более доступным для сельхозпроизводителя. «На наш взгляд, для государства предпочтительнее ежегодно планировать определенные расходы на эти цели, чем затем в пожарном порядке изыскивать средства для снижения неблагоприятных последствий для сельхозпроизводителя»,— сказал в одном из выступлений министр сельского хозяйства Асылбек Мамытбеков. Министра можно понять. В 2012 году возмещение страховым компаниям в части страховых выплат товаропроизводителям составило почти 1,3 млрд бюджетных тенге. Открытым остается вопрос: каким образом стимулировать СК к страхованию хлеборобов на новых условиях, если они не хотели этого делать на дотационных старых.

Вот тут серьезные внешние инвесторы, в идеале обладающие современными влагосберегающими технологиями, техникой, а также высокой культурой земледелия, могут оказаться в лучшем положении по сравнению с нашими хозяйственниками и в меньшей степени зависеть от плохих погодных условий, поэтому страховые выплаты для них не будут столь критическими.

Рентабельность — не рыночный показатель

На микроуровне привлекательность зерновых компаний во многом зависит от закупочных цен на зерно и дотаций государства. Если сравнивать среднюю рентабельность производства пшеницы в странах-экпортерах, то на Украине за 2013 год она доходила до 5%, в России — 9%, в Беларуси, хотя страна не является ярко выраженным экспортером зерна, 10%. Казахстан в этом ряду стоит особняком. По отрасли средняя рентабельность составляет 10–12%. Однако у конкретного предприятия дела могут идти не очень хорошо, и оно может работать на пороге рентабельности.

Судя по финансовым показателям аграрных публичных компаний, находящихся в списке Казахстанской фондовой биржи, ключевой фактор успеха казахстанских производителей зерна — конъюнктура зернового рынка. Если она складывается удачно, получают ощутимую прибыль. При этом с учетом высоких рисков местного земледелия цены на внутреннем рынке достаточно волатильны, так как полностью зависят от погодных условий (здесь мы не берем во внимание государственные интервенции Продкорпорации). С этой позиции многим агрокомпаниям выгоднее не заниматься повышением эффективности производств, а зависеть от государственных дотаций.

«В совокупности с высокой закредитованностью для зерновых компаний складывается не самая благоприятная ситуация. У трех публичных компаний наблюдается достаточно высокая долговая нагрузка, при этом ставки по заимствованным средствам высокие, а сроки преимущественно короткие. По данным последней публично доступной консолидированной отчетности (на 30 сентября 2013 года) отношение долга к выручке за 2012 год у “Казэкспортастык”  составляло 1,18, у “АПК-Инвест” — 0,57 и “Атамекен-Агро” — 1,6. Данный показатель помогает оценить возможность организации платить по обязательствам: чем меньше это отношение, тем у организации больше возможностей погасить долги. В нашем примере показатель говорит о том, что платежеспособность “Казэкспортастык” и “Атамекен-Агро” крайне слабая, — комментирует руководитель отдела рейтингов «Эксперт РА Казахстан» Жанадиар Раисова.  

Как известно, «Казэкспортастык» допустил дефолт по своим обязательствам, что, по данным компании, произошло на фоне позднего завершения сбора урожая в 2013 года и связанными с этим дополнительными расходами и потерями, а также высокой концентрацией дебиторской задолженности на мелких сельхозпроизводителях, испытывающих аналогичные трудности. В начале года «Атамекен-Агро» также допустил дефолт по выплате купонного вознаграждения по своим облигациям, однако позже задолженность была погашена полностью.

«Важно понимать, что проблема с финансовой стабильностью зерновых компаний связана не столько с внутренними факторами, сколько с внешними. Зерновые трейдеры традиционно имеют крупную дебиторскую задолженность, которая оказывает значительное влияние на их финансовое положение и связана с авансами, выданными фермерам. При этом фермерские хозяйства нельзя считать надежными заемщиками. Дебиторская задолженность всегда будет оставаться одним из важнейших факторов риска для зерновых трейдеров, который может резко привезти к ухудшению их платежеспособности. В текущем году мы видели, что из-за плохих погодных условий к проблемам самих зерновых компаний, связанным со сбором урожая, добавились проблемы дебиторов, которые преимущественно являются фермерами и испытывают аналогичные трудности»,— подводит итоги г-жа Раисова.

Инвесторы раскритиковали план реструктуризации «Казэкспортастык», сочтя его неубедительным и недостаточно справедливым в отношении необеспеченных кредиторов. По их мнению, учитывая высокую неликвидность облигаций после дефолта, наиболее перспективным способом восстановления позиций компании является не пассивное ожидание реструктуризации, а активное участие в ней.

«Мы считаем предложенный план реструктуризации неубедительным, так как это план реструктуризации долга компании, а не всей структуры капитала с вовлечением всех заинтересованных сторон. При этом вклад акционера в реструктуризацию неочевиден. При реструктуризации потери для акционера должны быть выше, чем для кредиторов: либо должно быть произведено вливание дополнительного капитала в компанию, либо доля акционера должна быть существенно размыта. К сожалению, в предложенном плане отсутствуют как условия реструктуризации текущего акционерного капитала, так и конкретные условия привлечения стороннего инвестора»,— отмечает аналитик компании Halyk Finance Сабина Амангельды.

Эксперт полагает, что условия реструктуризации не учитывают возможность получения государственной поддержки, которая могла бы значительно облегчить нагрузку, улучшить кредитное качество компании и уменьшить потери для кредиторов. Компания и ее финансовый консультант представили два сценария развития: с получением государственной поддержки и без, но набор условий реструктуризации был предложен только один.

Кроме того, по мнению эксперта, представленный держателям облигаций план реструктуризации не раскрывает условий реструктуризации банковских займов, которые составляют существенную часть долга компании. Реструктуризация старшего необеспеченного долга должна проводиться на равных условиях с обеспеченным долгом. Обеспеченные кредиторы должны понести часть убытков, хотя и меньшую, чем необеспеченные старшие кредиторы.

«Мы считаем, что “Казэкспортастык” имеет неплохие шансы на восстановление платежеспособности, но для этого план реструктуризации должен быть принят с учетом интересов и с вовлечением в реструктуризацию всех сторон: акционеров; партнеров компании, которых она финансировала; держателей облигаций; банков, выдавших обеспеченные займы; областной администрации и государства. Это станет возможным только при полной прозрачности для всех участников информации по состоянию компании и условиям реструктуризации разного класса кредиторов и акционерного капитала. Потому мы выступаем за проведение расширенного собрания кредиторов, включая держателей облигаций и банков,— говорит г-жа Амангельды. — Шансы спасти компанию повысятся значительно в случае вклада акционера в реструктуризацию и получения поддержки от государства в виде субсидий процентных ставок и предоставления дешевого долгосрочного финансирования. При этом крайне важно разработать и принять план реструктуризации до начала посевной кампании, чтобы к потерям 2013 года не прибавились потери 2014 и будущих годов».

Интересен тот факт, что план реструктуризации «Казэкспортастык» не содержит условий привлечения сторонних инвесторов, а значит, компания все же рассчитывает на оздоровление без продажи части акций.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом