Крымская бифуркация

Редакционная статья

Крымская бифуркация

После действий России в Крыму мир оказался на развилке — об этом сейчас не говорит только ленивый комментатор. В действительности развилка маячила на горизонте уже давно, а Россия своими действиями просто поставила все державы перед выбором. Она поставила перед Европой вопрос ребром: кем та ее считает, врагом или другом. Все последние годы действия России, та же история со Сноуденом, были направлены на то, чтобы разлучить ЕС и США, а затем самим уже сблизиться с Европой, с которой спесь сбил кризис евро.

Россия в истории с Украиной правильно все сделала, поскольку в обратном случае остался бы только один навязанный извне сценарий развития событий, далеко не лучший и для такой периферийной страны, как Казахстан, и для всех других периферийных стран, включая и саму РФ. Теперь же сценариев развития событий десятки.

В этом свете создание Евразийского союза — мера вполне вписывающаяся в общую канву. Этот союз нужен не только России, он нужен всем участникам. Как бы ни развивались события дальше, Казахстану пришлось бы уйти в чьи-нибудь объятия — или России, или Китая. Что до КНР, то эта страна сейчас находится на пороге кризиса роста, когда от количественного развития ей нужно переходить к качественному. Такой же кризис СССР не пережил. Как через него пройдет наш сосед и каким из него выйдет, пока предсказать сможет разве что маститый синолог, досконально изучивший вопрос взаимоотношения элит в Китае, процессы принятия у них решений и состояние современного китайского общества. Как бы то ни было, при всей вдохновляющей мощи Поднебесной по поводу КНР у нас очень много страхов, да и слишком разнятся культуры. Так что альтернативы России нет.

Ни с кем не объединяться Казахстан некоторое время может, благо дело нефть еще не иссякла. Но нужно трезво отдавать себе отчет в том, что время многовекторности в политике ушло безвозвратно. Это понимает даже такой большой ее (многовекторности) поклонник, как Нурсултан Назарбаев. Если мы сами не определимся с выбором — какой путь мы выбираем, с кем мы, за нас это сделают другие.

Проблема состоит в том, что объединяющиеся страны с этим единением сильно запоздали. Попытка же наверстать упущенное получается неуклюжей из-за спешки.

Если Москве, Астане и Минску так важно зафиксировать как можно быстрее факт создания союза исходя из политической обстановки, то, возможно, и есть смысл подписать договор в том сомнительном виде, в котором он появляется сейчас на свет. Однако в этом случае нужно сразу же оговорить точные сроки, когда он будет практически полностью переписан. Иначе спустя какое-то время двух более слабых участников объединения захлестнет волна недовольства, что пойдет во вред всем сторонам. Лучше же всего подписать какую-нибудь короткую бумагу, а не шестисотстраничный талмуд, в который сейчас превратился договор. Таким образом можно будет продемонстрировать свою политическую волю, показать, кто с кем дружит. А над всеми нормами продолжить работать тщательнее, совершенствуя их. В действительности союзный договор не должен базироваться на существующей практике регулирования. Он должен быть таким, чтобы обеспечить будущий рост более совершенным, чем то, что есть ныне у каждого участника.

Казахстан сейчас в каком-то смысле в выгодном положении. За поддержку действий России на Украине он должен потребовать от России многого. Кроме того, стоит регулярно напоминать России, что это она первая покинула СССР, а Казахстан вышел из Союза последним. И то, что Союз уничтожило прежнее руководство РФ, а нынешнее изменило курс на 180 градусов, ничего не меняет. Революции в России не было, так что преемственность власти имеет место быть и действующий президент должен отвечать за решения своих предшественников.

В целом же принцип «победитель — победитель» никто не отменял. Как известно, есть четыре варианта завершения переговоров. Первый — это провалить их, то есть сделать так, чтобы проиграли обе стороны. Второй — закончить их неудачно для себя. Третий — закончить с выгодой, но загнав другую сторону в такое положение, в котором по большому счету она проигрывает. Например, при коммерческих переговорах сбить цену до такого порога, когда другая сторона не получает вообще никакой маржи. И четвертый путь — заключить такую сделку, когда обе стороны остаются довольны. Третий вариант в теории переговоров считается вполне приемлемым, но с одной существенной оговоркой: вы видите своего контрагента в первый и последний раз в жизни. Если же у вас долгоиграющие отношения и вы выжали из контрагента все соки, ждите, что он будет искать любую возможность для создания вам проблемы в будущем и положит вас на лопатки, как только представится такой случай. Россия сейчас вынуждает партнеров играть в ее игру, не учитывая интересов других сторон. Но она должна понимать, что руководствуясь только своей выгодой, она закладывает мины замедленного действия. Распад СССР, о котором теперь публично сожалеет Владимир Путин, во многом произошел именно потому, что долгое время в Союзе каждый тянул одеяло на себя, в какой-то момент было утрачено понимание общности интересов.

Читайте тему номера: Неравный брак

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?