Обратный эффект

Внедрение религиоведения в школах и вузах без учета ментальности общества, может привести к непредсказуемым результатам

Обратный эффект

Вопрос о введении религиоведения в систему казахстанского образования стоит уже давно. Еще в 2009 году Министерство образования и науки приняло решение о внедрении этого предмета в средних школах, где он должен преподаваться в девятых классах два раза в неделю (общее количество — 34 часа) в качестве факультатива (см. «Пусть не решит он всех проблем», «ЭК» № 33 за 31 августа 2009 года). В МОН Казахстана уверены, что изучение предмета в условиях многоконфессионального общества просто необходимо для формирования у молодого гражданина Казахстана знаний о зарождении религиозных верований и религий, об их становлении и развитии, умения различать цели, задачи, роль и значение религии в жизни человека и общества. Однако пока предмет преподается не во всех школах Казахстана, это обусловлено несколькими факторами, среди которых — отсутствие грамотных специалистов и качественных учебников.

Недавно государство оповестило общественность о решении внедрить предмет как обязательный во всех учебных заведениях Казахстана до 2017 года. Изучать религиоведение для повышения религиозной грамотности теперь будут не только школьники, но и студенты вузов и колледжей. И хотя религиоведение пока рекомендовано МОН как факультатив, де-факто оно уже преподается во многих вузах наравне с другими общеобразовательными дисциплинами.

Такие меры объясняются интересами государственной безопасности. В проекте Государственной программы по противодействию религиозному экстремизму и терроризму в Казахстане на 2013–2017 годы говорится, что в 2017 году в Казахстане будет обеспечен стопроцентный охват учеников девятых классов преподаванием обязательной дисциплины «Основы религиоведения». Там также указано, что к этому сроку планируется обеспечить полный охват обучающихся в организациях технического, профессионального и высшего образования освоением необходимого объема знаний о религии для осознанного отношения к окружающей реальности и критического восприятия получаемой информации радикального религиозного характера.

Страсти кипят

План стопроцентного охвата системы казахстанского образования религиоведением вызвал неоднозначную реакцию в обществе. Среди казахстанцев появились как ярые противники этого предмета, так и люди, которые довольно понимающе отреагировали на новшество.

Представители традиционных религиозных конфессий выступают за введение предмета в школьную программу, но видят в этом несколько проблем, которые, по их мнению, необходимо решить, дабы не допустить системных ошибок.

Наиб-имам мечети «Нур Астана» Асхат Салимов считает, что перед тем как повсеместно вводить такой предмет в школьную программу, необходимо убедиться на сто процентов в качестве знаний и их подачи учителями. «Необходимо внимательно отнестись к подбору преподавателей. Может быть, следует ввести возрастной ценз для преподавателей религии — не допускать, скажем, лиц моложе 40 лет. Такие предложения высказываются общественностью. Это очень важный насущный вопрос, от которого зависит будущее нашего многоконфессионального общества»,— подчеркнул епископ Каскеленский Геннадий, викарий Астанайской епархии, управляющий делами Митрополичьего округа Русской православной церкви в Республике Казахстан.

А вот депутат мажилиса парламента Талгат Ергалиев и вовсе отличился оригинальностью: выступил с предложением привлекать священнослужителей для преподавания религиоведения в школах. Его коллега Загипа Балиева в своем выступлении отметила, что надо быть очень осторожными с религией: «Мы — светское государство, и не должны об этом забывать. И дополнительные часы еще… Да, какие-то ознакомительные, какой-то курс — пожалуйста. Но мы не готовим их для религиозных институтов. Я еще раз хочу сказать: только стандарты»,— сказала она.

Внедрению предмета «Религиоведение» обрадуется часть верующих, по мнению которых, преподавание этой дисциплины в школах будет хоть как-то способствовать нравственному воспитанию. Они видят в этом курсе сугубо нравственный аспект и возможность повлиять на общий моральный климат в школе и обществе.

Как мы видим из сложившейся ситуации, инициатива Министерства образования и науки вызвала не только широкий резонанс, но и переполох в умах наших граждан, с чем мы, собственно говоря, должны разобраться сейчас, чтобы это в будущем не вылилось в конфликтные ситуации.

Мораль или наука?

Во-первых, давайте сперва определимся, что из себя представляет предмет «Религиоведение». Религиоведение — это наука, изучающая традиционные и нетрадиционные верования. Это наука, которая изучает, но не пропагандирует ту или иную веру. В рамках курса будут преподаваться все традиционные религии: ислам, христианство, иудаизм, буддизм. И преподавать основы религии будут только с точки зрения науки, а не религиозной догмы.

В этой связи всякие домыслы о «моральности» не имеют основания, ибо сам предмет не ставит перед собой цели воспитать высоконравственного индивида. Учащиеся во время уроков всего лишь будут ознакомлены с историей возникновения, догмами, основными постулатами и особенностями той или иной религии. К тому же этот предмет предназначен не для повышения «религиозной грамотности» — у нас светское образование, а для формирования у учащихся светских религиоведческих знаний, то есть представлений о религии, ее исторических аналогах, конфессиональных и неконфессиональных формах, функциях, возможностях влияния на человека и т.д.

На мой взгляд, вопрос религиозного и нравственного воспитания относится к внутрисемейной, к личной жизни индивида. И никто, кроме родителей, не несет ответственности за это. Задача воспитания достойного члена общества лежит именно на родителях. О том, что нехорошо воровать, без меры (или вообще) пить водку и прелюбодействовать, ребенок может узнать из массы источников, но привить эти качества ему способны только близкие, собственным примером. Если я воспитываю ребенка, говоря ему «не воруй!», а сам беру взятки, то ребенок впитает то, что я делаю, а не то, что я говорю. Так что нужно начинать с себя.

Признаться честно, у меня как преподавателя (первое образование у меня педагогическое) всегда вызывало негодование желание нынешних родителей «перекинуть» ответственность за воспитание своих чад на других. Школа — это образовательное учреждение, а не воспитательное. И никто не обязан, кроме самих родителей, наставлять детей на правильный путь. Да к тому же нынче все перевернулось с ног на голову. Стоит учителю сделать наставление ученику или замечание касательно его аморального поведения, как прибегают родители, предъявляют претензии.

Здесь же стоит отметить, что школа, как и любые другие учебные заведения нашей страны,— светское учреждение, куда священнослужителей на работу не подпустят на пушечный выстрел. Исключением являются специальные мероприятия, организуемые самим учебным заведением, на которые приглашаются, скажем, только официальные имамы в целях информирования населения о деструктивных сектах и их опасности. Так что предложение депутата Ергалиева о привлечении священнослужителей для преподавания религиоведения в школах можно забыть.

О компетентности и толерантности

Во-вторых, религиоведение — сложная дисциплина, требующая хорошего знания и немалой эрудиции. Насколько казахстанские учителя смогут соответствовать требованиям к преподаванию этого предмета — непонятно. Причем сомнения вызывает не столько профессионализм преподавательского состава, сколько личностный фактор и религиозная корректность. Если эти условия не будут соблюдены, то ошибки учителей могут не только спровоцировать скандалы, но и усугубить религиозную ситуацию.

Для ясности предлагаю рассмотреть эту проблему на примерах. Изначально преподавание религиоведения было возложено на учителей истории. На сегодня стоит «грандиозная задача» — принятие защитных мер против распространения радикальных религиозных настроений в обществе. Само собой разумеется, что потенциал и знания учителей истории для выполнения поставленной задачи недостаточны. Такая цель требует участия высококвалифицированных специалистов, способных разбираться в тонкостях различных конфессий. Откуда их взять? И какие квалификационные требования будут предъявляться к кандидатам? К примеру, если преподаватель окажется православным или мусульманином — естественно, на уроках он будет склоняться к христианству или исламу, и благосклонного, ну хотя бы нейтрального отношения к другим религиям от него ждать не придется. Точно так же может поступить и ярый атеист, который после уроков, допустим, скажет, что не верит «в эту чушь» и считает верующих в тот или иной догмат глупцами. Такое действие непременно спровоцирует конфликт в классе, если в нем присутствуют «соблюдающие верующие». Помню, как-то раз на уроке философии мы проходили тему «Божество», преподаватель рассказывал, как представители различных религий представляют себе Бога. В конце урока он сказал, что не верит в существование Бога, и это повергло нас в шок. Бывали случаи, когда преподаватель религиоведения приходил на урок в состоянии похмелья от вчерашнего «веселья». Разумеется, его поступок вызвал недоумение. Высказывались мнения о том, что преподаватель должен быть светским человеком, то есть не иметь ничего общего ни с каким вероисповеданием. Однако такая ситуация осложняется тем, что при приеме на работу нельзя ущемлять человека по религиозному признаку.

«Матчасть» тоже хромает

В-третьих, помимо прочего, на преподавание религиоведения выделяется 34 часа, а это значит, что преподавателя невозможно обеспечить полной ставкой. В школах, где есть 7, 8 и 9‑е классы, можно говорить лишь о половине ставки. Вряд ли выпускники вузов согласятся на такую трудную работу (как-никак им предстоит вести «превентивные войны» против сект) за мизерные зарплаты. Ситуацию может решить внедрение предмета в 10‑х классах, но только не для 11‑х классов, которые и так перегружены подготовкой к сдаче ЕНТ. Но и при таком раскладе в 2017 году религиоведение в школах будут вести учителя-предметники. Причем новая дисциплина будет дана им как бы в нагрузку. Учитывая, в каких сложных условиях работают казахстанские учителя (занятия, подготовка к ним, вал бумажной работы и общественная нагрузка), можно предположить, что урок будет вестись плохо.

Остро стоит проблема с учебниками. И здесь разыгрываются нешуточные страсти и жаркие дебаты. Дело в том, что между двумя авторами учебников «Основы религиоведения» возник конфликт. Так, сенатор Гарифолла Есим, автор прежнего школьного учебника по религиоведению, критикует нынешний учебник, составленный под руководством Досая Кенжетаева, доктора философских наук, директора Института тюркологии Казахско-турецкого университета имени Ходжи Ахмета Ясави. Оба уже успели обменяться критикой в адрес друг друга. Как утверждает Гарифолла Есим, учебник Досая Кенжетаева содержит множество искаженных фактов. Со своей стороны Досай Кенжетаев заявил, что взялся за составление учебника только по просьбе тогдашнего министра образования Жансеита Туймебаева, и он позже был утвержден МОН РК. А вот учебник Гарифоллы Есима не получил одобрения в министерстве. На фоне этого конфликта между двумя публичными персонами не утихают споры о достоверности изложенной в учебниках информации.

Воздержаться

Принимая во внимание все вышеизложенное, можно утверждать, что не совсем целесообразно внедрять предмет «Религиоведение» повсеместно в школах и вузах нашей страны. Поверхностное изучение религии бесполезно, а углубленное невозможно. Более того, такой шаг может привести к тяжелым последствиям — таким, как разногласия между учащимися на религиозной почве. Учитывая то, что наше подрастающее поколение отличается переизбытком гормонов и нехваткой воспитания, такой предмет, как основы религии, может стать еще одним поводом набить физиономию «инакомыслящим».

Со своей стороны считаю, что будет гораздо эффективнее преподавание таких предметов, как «Основы финансовой грамотности», «Логика», «Креативное мышление» для развития у учеников навыков и способностей, необходимых в жизни. Так, предмет «Основы финансовой грамотности» поможет нашим детям правильно распоряжаться денежными средствами, а также избегать ситуации «купить IPhone и сидеть с пустыми карманами». А чтобы молодежь не сбилась с правильного пути, необходимо проводить грамотную социальную политику: повышать уровень образования, содействовать трудоустройству, предоставлять социальную защиту. Говоря простым языком — принимать все меры для того, чтобы молодежь не «маялась дурью», в особенности в маленьких городах и аулах.

По мнению кандидата политических наук, религиоведа, заведующей кафедрой общеобразовательных дисциплин Алматинского филиала Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов Ирины Цепковой, внедрение религиоведения в отечественную систему образования соответствует запросам казахстанского общества, которое на данном этапе развития нуждается в повышении религиозной грамотности. 

«Научное знание о религии, или религиоведческое образование, является объективным и отличается от идеологического, которое допускает либо позитивную, либо негативную ее оценку. Религиоведение отходит от жестких конфронтационных стереотипов мышления, опирающихся на противопоставления в мире религии: «хорошая — плохая», «традиционная — нетрадиционная».

Изложение предмета на языке толерантности, «мировоззренческий нейтралитет» в преподавании этой дисциплины представляется как один из главных принципов религиоведческого образования. Отметим, что квалифицированное преподавание религиоведения позволит успешно бороться с предрассудками и элементарной неграмотностью относительно любых религий. Научно-религиоведческое знание даст возможность получить массам достоверную информацию о деятельности религиозных конфессий, деноминаций, организаций и объединений и наметить панорамный взгляд на мультиконфессиональность в современном мире.

«Религиоведение» поможет способствовать воспитанию у учащихся мировоззренческого плюрализма, терпимого отношения к различным религиям. В процессе изучения материала будет осмысливаться диалог религиозных и нерелигиозных воззрений о человеке, обществе, мире, в ходе которого внимание учащихся станет фокусироваться на совпадении взглядов.

А в дальнейшем полученные научно-религиоведческие знания помогут интегрироваться обществу с учетом его многоконфессиональности, проблем общественного согласия и толерантности, уровня высокой компетентности общества и власти в оценке религиозного фактора.

Таким образом, дисциплина «Религиоведение» крайне необходима для казахстанских учащихся, являющихся частью поликонфессионального казахстанского общества. Но, к сожалению, в казахстанских вузах (за исключением некоторых) этот учебный предмет не преподается. И это порождает новую проблему: отсутствие компетентных специалистов-религиоведов»,— уверена Ирина Цепкова.

Как считает религиовед Айгуль Аубакирова, преподавание предмета религиоведения — это забота специализированных вузов, а не общеобразовательной программы. 

«Для адекватного восприятия столь сложных вопросов религиовед должен иметь в качестве слушателя сформировавшуюся личность. Возможно, намного эффективнее были бы специальные уроки, воспитывающие чувство патриотизма, любви к Родине, основанной на историях реальных батыров, героев Великой Отечественной войны. В конце концов, может, разумнее ввести в школьную программу предмет «Свободомыслие»? Ведь свобода (в том числе свобода выбора) и есть высшая духовная ценность, универсальное и всеобщее понятие культуры. Свобода есть фундаментальное качество человека, определяющее его как личность. Общество, ставящее целью воспитание в условиях многонациональности высоконравственного, толерантного, «продвинутого» поколения, должно в первую очередь донести до подрастающего поколения, что именно благодаря свободе человек приобретает способность не просто приспосабливаться к окружающей действительности, но и преобразовывать ее в соответствии со своими высокими целями»,— полагает она.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом