Тонкий бизнес

Для успешной работы казахстанского производителя на местном же рынке недостаточно только использования современных технологий и высокого качества продукции

Тонкий бизнес

Дислокация производственной базы INSPIRATION — Южный Казахстан, Шымкент. Место выбрано не случайно: производство полиамидных колготок (именуемых в народе «капроновыми») теплолюбивое, поэтому заводы по изготовлению столь необходимой прекрасному полу продукции предпочтительнее строить в местностях с определенными климатическими условиями. «Так как нити, из которых вяжут колготки — продукт нефтехимии, при низких температурах они ломаются, при высоких температурах — высыхают. На производстве должен быть создан микроклимат во всех помещениях — влажность 60 процентов и температура не ниже 25 градусов. А охладить комнату дешевле, чем ее согреть. Поэтому климат так важен при выборе места для завода»,— объясняет генеральный директор Серик Ахметов. Он говорит, что, взявшись за реализацию проекта создания в РК завода по производству женских полиамидных чулочно-носочных изделий, и не предполагал, насколько это будет нелегкий труд и сколько нюансов при наладке этого производства придется учесть.

Петля за петлей

«Одно время я возглавлял ассоциацию “Казахстанский лизинг”. Туда стекалось много различной информации, в том числе аналитической. И в числе прочего попалась такая аналитика, что производство женских полиамидных колготок считается перспективным, малозатратным, быстроокупаемым бизнесом. Было это в 2000 году. Я тогда изучил этот вопрос: были заводы в Беларуси и на Украине, а на территории России только-только шло становление подобного производства»,— вспоминает Серик Ахметов причины, побудившие его сделать вложения в текстильную промышленность.

Перспективы полиамидного чулочно-носочного производства в Казахстане выглядели действительно очень впечатляюще — хотя бы потому, что в радиусе 4 тыс. километров подобных заводов нет (мощности бывшей карагандинской фабрики не считаем, поскольку специализируются в Караганде в первую очередь на продукции из хлопка), и потенциальный объем рынка сбыта казался очень привлекательным.

Инвестиции в создание и запуск предприятия г-н Ахметов оценивает в несколько сот тысяч долларов — это были исключительно собственные средства. Поддержку от государства, не скрывают в компании, получить хотелось, но так и не вышло: то руководство, обещавшее помочь, сменится, то по какому-нибудь критерию не пройдут. «Пять лет назад start-up не финансировался. Сейчас на него финансирование получить можно, но мы уже формально не start-up, а давно работающее предприятие. Мне на это отвечают: “Ну тогда мы вам денег не дадим!”»,— смеется руководитель предприятия.

На тысяче квадратных метров производственных площадей расположилось самое современное оборудование из Италии, Германии, Японии: вязальные, швейные, красильные машины и оверлоки, формовочное оборудование, парогенераторы. Как говорят в компании, ими был сделан трансферт техники и технологий из Италии в Казахстан, и поэтому можно сказать, что INSPIRATION — инновационное предприятие.

Строительство завода началось в 2008 году, а на рынок со своей продукцией компания вышла только в 2012‑м. В течение довольно долгого времени новый завод работал, что называется, в учебном режиме. «У нас было два пути развития: можно было делать товар низкого качества и потихоньку завоевывать рынок низкой ценой. Но отмыться от плохой репутации очень сложно, даже если ты уже повысил качество своей продукции. Поэтому мы сделали ставку на то, что нужно выпускать качественный продукт. И, знаете, я четыре года строил завод, из них полтора-два года мы занимались только обучением производству. К нам приезжали итальянские специалисты, и мы месяцы проводили в Италии, чтобы научиться составлять программы для вязания колготок, понимать, в каких местах использовать какие нити, как вязать, как сшивать, как красить. Около трех тонн нитей мы просто выбросили, пока учились»,— рассказывает г-н Ахметов, добавляя, что сейчас он продукцией своего предприятия гордится. В ассортименте предприятия колготки разной плотности с шортиками и без, леггинсы, чулки с кружевом, носки и гольфы классических расцветок.

La Peri — как это работает

На казахстанский рынок полиамидных колготок и чулок INSPIRATION вышла с брендом «Пэри». Поначалу название бренда писалось на упаковке довольно стандартно, но от маркетологов поступило замечание: «Пэри — это восточная красавица, давайте сделаем на упаковке акцент на Восток». На упаковках с колготками «Пэри» появилась арабская вязь и восточный орнамент. И снова замечание — теперь уже от клиентов: «Слишком много Востока, все-таки колготки — это европейское изобретение». В результате сейчас бренд называется La Peri: и ассоциация с восточной красавицей в названии осталась, и итальянская изюминка появилась.

Полный цикл производства включает в себя пять этапов: плетение, шитье, покраска и сушка, упаковка. На первой стадии плетутся так называемые трубки — половинки колготок, с коротким уплотнением там, где будет носок, и большой уплотненной частью с поясом на другом конце. На второй стадии сначала сшивается мысок, а затем и непосредственно две трубки — причем сшиваются они плоским швом, и сделать это можно только вручную (процесс можно автоматизировать, но тогда шов будет круглым, что создает дискомфорт при ношении и сразу понижает «статус» колготок). К швеям, говорят на предприятии, требования особые. Несмотря на то что Шымкент — это текстильный кластер и представительниц этой профессии много, подходит не каждая: кого-то подводит зрение, у кого-то не хватает навыков для достаточно тонкой работы. Швей приходится дополнительно обучать и платить им за почти ювелирную работу больше, чем на рынке, но проблемы с персоналом и текучкой кадров все равно существуют.

Сшитые колготки отправляются на крашение. «Сколько граммов краски использовать, какое время и при какой температуре красить, выясняли на практике. В итоге довели до совершенства опытным путем в химлаборатории. Этапы — покрасили, промыли, умягчили — занимают от 6 до 8 часов. Умягчили — знаете как? После крашения применяется химикат, который смягчает колготки. В состав этого смягчителя входит силикон — 2–3 процента. Колготки покрываются тонким слоем силикона и становятся шелковистыми и мягкими, а также гипоаллергенными»,— делится г-н Ахметов тонкостями производства. После идет этап формовки, где колготки отглаживаются по анатомической форме ноги. И, наконец, упаковка.

Представителям компании нередко приходилось слышать в свой адрес: «Да вы в Китае эти колготки делаете и только упаковываете здесь». В результате в INSPIRATION сделали видеоролик и разместили на своем сайте, чтобы хоть как-то убедить неверующих: да, это казахстанское производство — и оно работает.

Нереализованный потенциал

В Республике Казахстан проживает более восьми миллионов женщин. Кому-то в силу возраста уже или еще не нужны полиамидные колготки, кто-то не носит их принципиально; но даже если предположить, что в каждую из вышеперечисленных категорий входит по миллиону жительниц РК, то все равно остается еще 5 миллионов тех, кто без полиамидных колготок обойтись не может. Предположим, что каждая из этих пяти миллионов казахстанских женщин покупает себе колготки раз в месяц — получится, что объем казахстанского рынка превышает 50 млн пар колготок в год.

Согласно данным Агентства РК по статистике, из стран Таможенного союза — России и Беларуси — колгот, чулок (и прочих чулочно-носочных изделий) в Казахстан завозят чуть более трех с половиной миллионов пар. По данным того же статагентства, чулочно-носочных изделий в РК ежегодно продается на почти 18 млрд тенге. В среднем доля колгот от общего объема продаж составляет чуть менее половины, так что можно предположить, что именно на колготы приходится около 9 млрд тенге.

Казахстаннский производитель работает на том же сырье и по тем же технологиям, что и ведущие мировые производители колготок,поэтому себестоимость казахстанского продукта несущественно отличается от зарубежных аналогов 

Даже с учетом разницы оптовых и розничных цен понятно, что официальный импорт в РК не покрывает и половины рынка. «Мы не можем быть дешевле Китая, завезенного по серым схемам. При этом наша продукция действительно дешевле, чем аналогичная российская, белорусская, итальянская»,— говорят в INSPIRATION. Казахстанский производитель работает на том же сырье, по тем же технологиям и на том же оборудовании, что и ведущие мировые производители колготок, поэтому себестоимость казахстанского продукта не слишком существенно отличается от зарубежных аналогов. «Но наши женщины считают — все казахстанское должно быть дешево,— сокрушается Серик Ахметов. — Почему-то берут самые дешевые колготки не наши и наши не самые дешевые и начинают сравнивать: а почему это так дорого? Начинаем объяснять: в этих дешевых колготках шов круглый, ластовица отсутствует, не поглажена, лайкры в составе или нет, или самая дешевая. И показываем: а вот наши колготки, стоят на 50 тенге дороже, но здесь совсем другая пряжа использована, плоский шов, ластовица, и они отглажены по анатомической форме ноги. Это опция, которая в Европе стоит дополнительных денег — то есть опционально уже колготки классом выше. Нет, говорят, все равно наше должно быть все дешево».

Руководитель INSPIRATION искренне удивляется женской логике, но отмечает: если покупательница все же начинает пользоваться продукцией казахстанского производства, то, как правило, ее уже можно считать постоянным потребителем. «Сейчас самые многочисленные клиентки казахстанского производителя полиамидных колготок — это старшеклассницы (очень хорошо идут размеры 1,2 и именно в учебное время года), наши колготки — стрессоустойчивые, они неделями выдерживают и отошедшие щипки парт, и липучки портфелей»,— отмечают в компании.

Пока при мощности предприятия в 200 тыс. пар колготок в месяц ежемесячное производство — всего 30–40 тыс. пар. Казахстанский производитель занимает сейчас менее одно процента рынка, в планах занять 5–10%.

«Нет нормальной реализации»,— сетует г-н Ахметов на сложности с казахстанским ретейлом, а особенно с крупными сетями, которые не хотят работать с продуктом казахстанского производства. Свои мотивы сетевики не скрывают: «Бренд неизвестен, мы лучше китайские продавать будем. Они и дешевле, и знакомы нашему покупателю».

Тем не менее в магазины бренд La Peri потихоньку заходит. Договорившись с сетью SMALL о реализации своей продукции в четырех-пяти магазинах, уже через месяц в компании получили предложение выставить колготки по всей республике. Кроме того, INSPIRATION делает private label для нескольких крупных отечественных супермаркетов.

Помогите нематериально

Окупаемость завода по производству полиамидных чулочно-носочных изделий была рассчитана на 3–5 лет при полной загрузке предприятия. При нынешней ситуации с реализацией продукции эти цифры выглядят нереальными. Улучшить расклад может появление постоянного крупного заказчика, например армии, где существуют правила ношения военной формы, в которых прописан в том числе и такой предмет одежды, как «чулки и колготки для военнослужащих-женщин», черные при зимней форме одежды, бежевые — при летней. Но тендеры на колготки для женщин-военнослужащих, в отличие от соседней России, в Казахстане еще не объявляли ни разу.

«Да, господдержка бы нам не помешала»,— признают в компании и приводят в пример страны, где реализованы разные механизмы поддержки. Турция — там производителю предоставляют помещение с подведенными коммуникациями и дают ощутимые льготы в налогообложении. Беларусь — там интересы местного производителя лоббируются государством, добивающимся, чтобы белорусская продукция без проблем попадала на полки магазинов. Узбекистан — своего производителя чулочно-носочных изделий поддерживают высокими акцизами («60%!» — восклицают в INSPIRATION, собиравшейся выйти на рынок этой страны).

«Потребитель просто не знает о нашем существовании, а стоимость хорошей рекламной кампании нам пока не по карману,— говорит Серик Ахметов и предлагает: — KAZNEX рекламирует казахстанскую продукцию за пределами республики, но почему не сделать структуру, которая бы занималась продвижением отечественного производителя на внутреннем рынке? И когда потребитель о нас, я говорю о казахстанских производителях в целом, узнает и спросит: где же продукция этих компаний? — дайте возможность казахстанскому производителю попасть на полки крупных магазинов без кабальных условий “входа”. Это стало бы для нас хорошим подспорьем».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики