Ядерное оружие как гарант безопасности

Николай Кузьмин
Николай Кузьмин

Выступая на Конференции по разоружению в Женеве, министр иностранных дел Казахстана Ержан Казыханов начал и закончил свое достаточно продолжительное выступление выражением надежды на то, что работа форума сдвинется с мертвой точки. На этой точке работа конференции замерла уже давно. «На фоне обнадеживающих тенденций продолжает вызывать беспокойство отсутствие субстантивной работы Конференции по разоружению на протяжении последних шестнадцати лет», — отметил Ержан Казыханов. Министр имел в виду Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), принятый 50-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН 10 сентября 1996 года. Но и ДВЗЯИ до сих пор не вступил в силу. Из 44 государств, чья ратификация является обязательной (их список включен в специальное приложение к договору), эту процедуру выполнили только 36.

Сегодня на повестке дня конференции оказались структурно-процедурные вопросы. Предлагается, в частности, объединить Конференцию с Комиссией ООН по разоружению. Предлагается также назначить специальных координаторов по повестке дня, правилам процедуры и членству.

Казахстан согласен с необходимостью модернизации. Однако, как заявил Ержан Казыханов, уверен, что изменение процедур и системные реформы в Конференции по разоружению — это не панацея. «Отсутствие прогресса в деятельности Конференции является отражением состояния в глобальном разоруженческом процессе в целом. Государства имеют различные подходы к вопросам обеспечения национальной и международной безопасности, и нет необходимости искать причины разногласий в регламенте работы Конференции по разоружению», — сказал министр.

Цель любого правительства, любого государства, любого режима — безопасность. Когда ядерное оружие воспринимается как угроза, разрабатываются соглашения о его запрете. Но в этом случае международное право должно гарантировать безопасность странам — участницам международной системы, присоединившимся к данным соглашениям. А международная практика должна подтверждать эти гарантии.

Казахстан, отказавшись от ядерного оружия, доставшегося ему в наследство от Советского Союза, не просто продемонстрировал свое миролюбие. Он обменял гарантии безопасности, которые ему давало обладание этим оружием, на гарантии со стороны ядерных государств. Возможно, доступ Казахстана к управлению оказавшимся у него в руках ядерным оружием был весьма ограничен. Возможно, гарантии Соединенных Штатов, где решение окружного суда выше международных соглашений, нельзя воспринимать всерьез. Тем не менее наша страна сделала это, безопасность ее ниже не стала, а мы теперь служим для всех примером правильных и ответственных решений.

Увы, на один хороший пример можно привести несколько плохих. Причисление к «оси зла» стало своего рода черной меткой, выдаваемой Вашингтоном. В январе 2002 года президент Джордж Буш упомянул Ирак, Иран и КНДР. Через год армия США и их союзников вторглась в Ирак, режим Саддама Хусейна был свергнут, поскольку было объявлено, что он располагает ядерным оружием и готов его применить. Следов ядерного оружия не нашли, но президент США воспринял это спокойно: «А какая разница?»

Уже почти десять лет в западной печати регулярно появляются сообщения о готовящейся воздушной атаке США и Израиля на Иран. Журнал Foreig  Affairs в первом номере за 2012 год напечатал статью под более чем откровенным названием «Время атаковать Иран».

Зато КНДР уже давно и успешно шантажирует Соединенные Штаты своей атомной бомбой. За приостановку своей ядерной программы Пхеньян требует отступных в виде поставок продовольствия и удобрений.

В 2002 году госсекретарь США Джон Болтон добавил к «оси зла» еще три страны: Кубу, Ливию и Сирию. Куба американцам пока не по зубам. Зато в Ливии уничтожен режим Муамара Каддафи, да и он сам. Отказ от ядерной программы и вообще улучшение отношений с Западом его не спасли. Сегодня настал черед Сирии.

На той же Конференции по разоружению в Женеве, министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи призвал к ядерному разоружению во всем мире, заявив, что самая страшная угроза безопасности заключается в том, что несколько стран располагают тысячами единиц ядерного оружия. А иранская ядерная программа, по его словам, носит исключительно мирный характер.

Саудовская Аравия, стремящаяся использовать американскую военную мощь в суннитско-шиитском конфликте, подталкивает США к нанесению удара по Ирану. И в качестве ultima ratio заявляет, что ответом на иранскую атомную бомбу станет создание ядерного оружия в Саудовской Аравии.

Используя принцип консенсуса, Пакистан в последние годы блокирует работу конференции, поскольку считает, что конференция не может проводить переговоров по договорам, которые идут вразрез с национальными интересами любого из ее членов.

По мнению многих экспертов, прогрессом в деле разоружения могло бы стать начало переговоров по Договору о запрещении производства расщепляющихся материалов для военных целей (ДЗПРМ) или по Договору о гарантиях государствам, не обладающим ядерным оружием, против применения или угрозы применения ядерного оружия (негативные гарантии безопасности).

В конце марта в Сеуле пройдет второй Глобальный саммит по ядерной безопасности. В конце апреля в Вене начнет свою работу Подготовительный комитет Обзорной конференции государств — участников Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) 2015 года. Важным тестом на способность мирового сообщества перейти от использования международных встреч для обмена взаимными обвинениями и упреками к решению общих проблем, станет проведение в Хельсинки Конференции по созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия.

Ержан Казыханов назвал это свидетельством готовности государств и их лидеров решать проблемы разоружения и нераспространения совместными усилиями. Однако поведение лидеров государств, ключевых для процесса разоружения, говорит скорее о готовности обсуждать эти проблемы, нежели решать их. До тех пор пока нормы международного права не будут гарантировать государствам безопасности и сохранения суверенитета, обладание ядерным оружием не только представляется, но и на практике является более надежной гарантией.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики