Игры — с разумом

Алматы, как известно, претендует на то, чтобы принять зимние Олимпийские игры 2022 года. Однако если заявка будет одобрена, предстоит огромная работа, чтобы мероприятие принесло стране выгоду прямо или косвенно

Игры — с разумом

Олимпиада как крупное мероприятие — отличный способ привлечения новых инвестиций, повод для развития инфраструктуры и страны, и отдельного города. Однако на пути к успешному событию страну обычно подстерегает немало сложных поворотов.

Совсем недавно правительство Великобритании опубликовало доклад о расходах на проведение Олимпиады в Лондоне. Как утверждается, Игры окупились полностью и внесли вклад в экономику в размере 10 млрд фунтов при затратах 8,9 млрд фунтов. Эту цифру, впрочем, можно считать «хитростью»: правительство прямо заинтересовано в том, чтобы оправдать расходы на проведение столь масштабного мероприятия перед своим народом. Да и проверить, связаны ли эти вложения напрямую с проведением Олимпиады, совершенно невозможно. Общая сумма затрат на Олимпиаду в Сочи составила 214 млрд рублей, это в три раза больше, чем для Олимпиады в Ванкувере. При этом лишь небольшая часть всей суммы пошла на собственно спортивную часть проекта: большая часть инвестиций была направлена на развитие транспортной инфраструктуры, энергетики, строительство сооружений и гостиниц. Перед XXIX летними Играми в Пекине в 2008 году и зимней Олимпиадой в Сочи в 2014 году появились новые аэропорты, дороги и, конечно, спортивные объекты мирового уровня, способные в дальнейшем принимать и другие соревнования.

В свете подачи Казахстаном заявки на проведение зимней Олимпиады 2022 года в Алматы и проведения Сочинской Олимпиады 2014 года многие задаются вопросом: «Каким путем можно будет окупить инвестиции в такой масштабный проект и для чего вообще нам нужна эта Олимпиада?»

Экономический эффект Олимпийских игр ощущается долгие годы, и его трудно рассчитать. Город, в котором проходила Олимпиада, остается туристическим объектом и спустя десятилетия. Однако «на входе» она сопровождается колоссальными убытками и порой ростом бюджетного дефицита.

В целом главная задача страны-организатора — рассчитать, каким именно образом она будет окупать затраты на проведение столь масштабного мероприятия. Хотя бывают и очень редкие исключения: например, летние Олимпийские игры 1996 года в Атланте, США. Американцы вновь удивили всех своим коммерческим талантом: и в самом деле, впервые извлекли из Олимпиады чистую прибыль. Но и здесь дело не совсем чисто: организация самих Игр подвергалась жесточайшей критике со стороны спортсменов, журналистов, официальных лиц и посетителей. Отмечались серьезные проблемы с координацией дорожного движения, некомпетентность волонтеров, постоянные сбои в работе информационных систем; все это наряду с плохой работой службы безопасности привело к печальным последствиям в виде теракта в Олимпийском парке Атланты. Как отмечают эксперты, американцы, для того чтобы отбить затраты, коммерциализировали мероприятие на все 102%, а также сэкономили на всем, на чем только можно, и это не могло не отразиться на качестве проведения Игр. Как утверждает легенда, при церемонии закрытия Игр на стадионе Атланты президент Международного олимпийского комитета Хуан Антонио Самаранч единственный раз не произнес дежурную сакраментальную фразу: «Эти Игры были лучшими в истории», а призвал почтить память жертв взрыва в Атланте, а также израильских спортсменов, погибших в 1972 году в Мюнхене от рук террористов.

Монреаль попал в глубокую долговую яму. Жители города до сих пор с ужасом вспоминают ту Олимпиаду, а неиспользованные олимпийские объекты стали символом кредитной удавки и финансовых просчетов

Не все радужно в финансовом плане обстояло на Олимпийских играх 1976 года в Монреале. Как говорят, во время подготовки к Олимпийским играм мэр Монреаля Жан Драпю пошутил: «Скорее мужчина забеременеет, чем Игры окажутся убыточными». Однако власти просчитались, и прогнозируемый бюджет Игр с заявленных 310 млн долларов вырос в 8 раз. Строительство главного олимпийского стадиона было окончено лишь через два года после окончания Игр, а долг города составил 1,5 млрд долларов. За время стройки олимпийских объектов в Монреале в городе сильно подорожал металл и выросли цены на грузоперевозки, что вдвойне ударило по экономике, так как город является мощным транспортным узлом. Монреаль попал в глубокую долговую яму, вследствие чего городские власти даже ввели налог на табак, и жители отдавали по 23 цента с каждой пачки сигарет целых 30 лет, вплоть до декабря 2006 года, когда город смог погасить долг. Жители города до сих пор с ужасом вспоминают ту Олимпиаду, а неиспользованные олимпийские объекты стали символом кредитной удавки и финансовых просчетов. Эксперты подсчитали, что каждая семья Монреаля заплатила за Олимпиаду по тысяче долларов. Монреаль-76 является одним из самых очевидных примеров плохого финансового планирования Олимпиады.

На своем опыте

Интересным примером также может служить Олимпиада-80, проходившая в Москве, которая началась со скандала: ее бойкотировали более 60 стран — поводом для этого стал ввод советских войск в Афганистан. К сожалению, данные о тратах на Олимпиаду были засекречены и достоверно неизвестны. Есть мнение, что Олимпиада в Москве стала одной из самых убыточных ввиду того, что организаторы совсем не планировали финансовый аспект, но это не совсем так. Правительство реализовало программу, которая предусматривала получение доходов от лотереи и использования символики Олимпиады-80 на товарной продукции отечественных и зарубежных предприятий, от специальных выпусков марок, сувенирной продукции, а также прав на показ соревнований по телевидению. Несомненно, Олимпиада была затратной и, можно предположить, дефицит бюджета был огромным, поскольку Игры финансировались на сто процентов из государственного бюджета. В защиту Москвы можно сказать, что многие инфраструктурные объекты должны были быть построены и без того и активно эксплуатировались после мероприятия, большинство используются до сих пор: например, реконструированный стадион «Лужники», гостиница «Космос» или спорткомплекс «Олимпийский».

Знаковой в финансовом плане является Олимпиада 1984 года в Лос-Анджелесе, которую, кстати, в отместку за реакцию на Московскую, бойкотировали СССР и другие страны — участницы Варшавского договора. Олимпиада-1984 в Лос-Анджелесе стала первой в истории, профинансированной целиком за счет частного капитала, и первой, принесшей прибыль принимающей стороне. Лос-Анджелес оказался единственным, подавшим заявку на проведение Игр и благодаря этому сам диктовал условия по их проведению. Руководство города решило не тратить деньги на олимпийский городок, и атлетов разместили в студенческих общежитиях. Лос-Анджелес показал, что город вполне, не залезая в долги, может устроить отличное шоу и при этом получить прибыль. Главное достижение Игр-84 состоит в том, что они показали силу хорошей организации — после них города снова захотели принимать Олимпиады.

Первоначальные бюджеты Игр всегда слишком оптимистичны. Это подтверждает и печальный опыт Олимпиады в Афинах. Родина Игр давно мечтала провести у себя Олимпиаду, и в 2004 году ей предоставился такой шанс. Беднейшая страна Евросоюза провела Игры с поистине королевским размахом… получив самую убыточную Олимпиаду. При бюджете мероприятия в 11–14 млрд долларов убытки составили 4–5 млрд. Колоссальные траты обернулись для Греции настоящим экономическим кризисом. В итоге дефицит бюджета достиг 4% ВВП страны, а согласно отчету PWC, последовавшие за этим меры повлекли за собой падение роста ВВП вдвое за 2005 год, по сравнению с годом проведения Игр. Множество объектов возведенной инфраструктуры оказались невостребованными: гостиницы пустовали, на содержание спортивных сооружений не было средств, а Олимпийская деревня превратилась в жилье для бедных. Несмотря на это, власти Греции стараются убедить, что смогут окупить затраты к 2019  году.

Основные доходы Олимпиадам приносят права на телетрансляции и спонсорская поддержка. Многие бренды выделяют львиную долю своего маркетингового бюджета на поддержку подобного рода событий, и главное спортивное зрелище не является исключением. Компании стремятся ассоциировать себя с олимпийским движением: например, контракт Coca-Cola с МОК заключен аж до 2020 года. Здесь можно вспомнить и множество других мировых брендов, например Lenovo, Visa, Mc’Donalds, Volkswagen. Их спонсорские взносы составляют десятки миллионов долларов, суммарно же спонсорская поддержка исчисляется миллиардами.

Однако не стоит обольщаться. Значительная часть сумм идет напрямую в МОК и не остается в стране проведения Игр. Международные спонсоры стараются окупить свои затраты на глобальном рынке. Coca-Cola и Mc’Donalds используют олимпийскую символику во всем мире. Национальные же спонсоры должны окупить инвестиции у себя дома, продавая свою продукцию или услуги жителям страны. Аналитики отмечают, что вероятность отбить издержки выше у больших стран с большим населением. Спонсорство окупается для таких компаний, как сотовые операторы или розничные банки. Для остальных, например полугосударственных нефтяных корпораций, как было в Пекине и Сочи, вопросы спонсорства — это скорее инвестиции в престиж и, конечно, прямая поддержка государства.

Если провести Олимпиаду неграмотно — высок риск пролететь

Стоит ли шкурка выделки

Часто говорится о продаже билетов и туристическом буме во время проведения Игр. Это действительно так: многие болельщики приезжают в страну, останавливаются в гостиницах, едят в ресторанах, пользуются услугами такси, звонят по телефону, покупают одежду. Однако на фоне капитальных затрат это небольшие доходы. К тому же этот туристический всплеск довольно короток — всего несколько недель. Другое дело, что в стране создаются дополнительные места в гостиницах, новые объекты для привлечения туристов уже после Олимпиады. Идея построить искусственную километровую гору рядом с Астаной может выглядеть, мягко говоря, утопичной, но с нее уж точно будут спускаться долгие годы все жители Центрального и Северного Казахстана. Впрочем, так или иначе все нужно просчитывать.

Спортивные успехи Казахстана не вызывают сомнений. Многие казахстанские спортсмены хорошо известны миру, и наверняка они прекрасно выступят на Олимпиаде. Но, как подсказывают история и примеры, приведенные выше, плохо выстроенная и недальновидная стратегия ведет к экономическому краху и большим издержкам. Тем не менее есть и яркие случаи успеха. Самым важным моментом для Казахстана как страны, проводящей мероприятие, является привлечение профессионалов для построения грамотной долгосрочной стратегии, которая учтет в себе отрицательные и положительные моменты от проведения столь масштабного ивента.

На самом деле в мире не так много мест, которые обладали бы сразу несколькими достоинствами — довольно теплый климат, наличие гор с перепадом высот не менее 1000 м, достаточно большой город рядом с местом Игр, чтобы разместить гостей, журналистов, волонтеров и зрителей. Алматы великолепно подходит для проведения Олимпиады. Такое знаковое огромное мероприятие явно пойдет на пользу стране, в которой динамичный экономический рост наблюдается все последние годы. Олимпиада для Алматы — это великолепный повод для обновления устаревшей инфраструктуры, введения новых технологий строительства и развития коммуникаций.

Помимо финансовых затрат на сами Игры, страны-претенденты расходуют приличные суммы при подготовке заявки на проведение Олимпийских игр. Например, согласно отчету Ernst&Young, для Торонто только затраты на борьбу за проведение Олимпиады-2024 составили бы 50–60 млн долларов. Вследствие этого Торонто не стал участвовать в заявке, мотивируя отказ «экономическими соображениями»; так же объяснил свое решение Стокгольм, отозвав свою кандидатуру на проведение Олимпийских игр 2022 года.

Следует сказать, что Европа все чаще отказывается от проведения подобных мероприятий, считая, что это «колоссальные затраты». Им незачем развивать существующую инфраструктуру, да и доказывать им миру уже нечего.

Казахстан, наоборот, идеально подходит для того, чтобы укрепить свой имидж в глазах мировой общественности и потенциальных инвесторов, представить свой новый образ. Тем более что зимняя Олимпиада гораздо «экономичнее», чем летняя, в плане расходования финансовых средств. Суть в том, что Олимпиады «ввели в моду» дурную привычку на совершенно необоснованные затраты при строительстве колоссальных архитектурных сооружений, которые после остаются не при делах. В Москве олимпийские шедевры пригодились, а, например, в Монреале большую часть пришлось снести после многолетнего простоя, не говоря уже о Сараево, где объекты простаивают без дела с момента окончания Игр.

В целом мы верим, что при грамотном подходе проведение Олимпиады в Казахстане — это очень разумное и выгодное дело. Эффект будет сугубо положительным: в такой стране, как Казахстан, сооружения будут востребованы и после Игр, тем более что к зимней Универсиаде-2017 и так будет готово большое количество качественных спортивных сооружений. Это мероприятие способно помочь стране изменить имидж «нефтяного государства» и предстать перед мировым сообществом как государство ультрасовременное, открытое, способное решать амбициозные задачи, как территория для высокотехнологичного производства. Ведь Казахстан — это прежде всего великолепная страна в сердце крупнейшего евразийского материка с богатым историческим и культурным прошлым, так почему бы не напомнить об этом всему миру? Хочется пожелать удачи Нурсултану Назарбаеву и команде. Мы видим, что у Казахстана есть все шансы победить в заявке на проведение Олимпийских игр.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности