Выбора нет

Возможность обеспечения собственной старости за счет покупки пенсионного аннуитета ушла в прошлое

Выбора нет

Пенсионный аннуитет исключен из списка финансовых продуктов, доступных гражданам Казахстана. И дело не только в повышении стоимости этого и без того недешевого продукта. Национальный банк (НБРК) временно запретил пенсионные аннуитеты, испугавшись нарастающего оттока средств из пенсионной системы по причине низкой инвестиционной доходности, которую накопительным пенсионным фондам (НПФ) так и не удалось нарастить выше уровня инфляции.

Дорожает цена, но не качество

Стоимость минимального пенсионного аннуитета в 2014 году вырастет в два раза: для женщин в 50 лет она составит 7,3 млн тенге, для мужчин в 55 лет — 5,2 млн тенге, подсчитали в Государственной аннуитетной компании. В 2013 году женщины могли купить аннуитет за 3,3 млн тенге, мужчины — за 2,7 млн тенге. Именно такая сумма накоплений на пенсионном счете позволяла оформить аннуитет.

Рост стоимости связан с объективными причинами. По закону пенсионные выплаты из компаний по страхованию жизни не могут быть ниже минимальной пенсии. Базовым основанием для расчета цены на аннуитет является размер минимальной пенсии, которая в текущем году составляет 20 782 тенге. Кроме того, удорожанию способствовало введение в 2013 году обязательной индексации выплат по пенсионным аннуитетам в размере 5%.

Как пояснил «Эксперту Казахстан» сертифицированный актуарий Ержан Конурбаев, в идеале стоимость аннуитета у разных продавцов должна быть разной — тариф зависит от трех показателей: уровня дожития, ставки доходности и расходов компании. «В нормативно-правовых актах установлены только предельные значения указанных показателей, но, по моему мнению, учитывая наличие конкуренции, стоимость будет примерно одинаковой. На решение клиентов будет влиять оперативность работы, расторопность и квалификация агентов, быстрота выплат и прочее, поскольку тарифы будут на минимально возможном уровне. Не исключены случаи черного пиара для ослабления позиций игроков»,— рассказывает г-н Конурбаев.

Участники страхового рынка полагают, что снижение доступности пенсионного аннуитета не тот риск, которого стоит опасаться. В 2013 году число вкладчиков НПФ, обратившихся в страховые компании, снизилось. Рынок пережил эффект низкой базы и перешел в состояние более зрелого роста. В 2007 и 2008 годах наблюдался десятикратный рост суммы переводов, в 2009 году она увеличилась на 250%, в последующие три года еще на 50–60%, а за первые 6 месяцев 2013 года рынок подтянулся лишь на 30%. В 2012-м премии в объеме 30,2 млрд тенге обеспечили 16,8 тыс. покупателей пенсионных аннуитетов, в первой половине 2013-го лишь 7 тысяч человек перевели накопления в компании по страхованию жизни (КСЖ), зато с большими объемами — 20,7 млрд тенге. Падение числа желающих воспользоваться пенсионным аннуитетом, как и снижение объемов премий по этому классу страхования, можно объяснить временным запретом на перевод пенсионных накоплений из НПФ в КСЖ в связи с созданием ЕНПФ. Сначала мораторий на переводы объявили с 12 июня 2013 года по 1 января 2014-го, затем продлили его до момента консолидации всех пенсионных активов в едином фонде, что по графику НБРК должно произойти в июне нынешнего года.

Вместе с тем мы можем предположить, что основная масса желающих поменять источник пенсионных выплат уже сделала свой выбор, о чем говорят цифры роста премий по пенсионному аннуитету. Скорее всего, КСЖ придется жестко конкурировать за пенсионных вкладчиков. При этом изменения в законодательстве ограничили инструменты конкурентной борьбы. В частности, в феврале 2013 года вступили в действие поправки в закон о пенсионном обеспечении, которые, в частности, ограничивают размер единовременной выплаты из КСЖ до 30% от накопленной суммы; правда, лимит может быть и меньше (не более 10%), в зависимости от объема накоплений. До этого можно было получить на руки до 90% от переведенной суммы, чем, по большому счету, и объясняется популярность пенсионного аннуитета.

С момента введения моратория на переводы из НПФ КСЖ могут продавать аннуитет в качестве продукта накопительного страхования, позволяющего накопить определенную сумму к важному событию с учетом дополнительного инвестиционного дохода. Накопительное страхование, кстати, во многих странах является альтернативой банковскому депозиту.

В нашей стране из-за перекосов в развитии финансовой системы фактически сложилась монополия банков на накопление и кредитование, ввиду чего значительная часть населения предпочитает не копить, а брать в долг. К тому же статистика показывает, что развивается у нас только обязательное страхование, а вот добровольно страховаться казахстанцы не особо любят. Как правило, страхуют свою жизнь или заключают договор страхования от несчастных случаев в основном заемщики — это обычно одно из условий предоставления долгосрочного кредитования.

На вопрос о том, каковы перспективы увеличения продаж пенсионного аннуитета на ближайший год, после того как пенсионные активы будут полностью переведены в ЕНПФ, заместитель председателя правления АО «КСЖ NOMAD LIFE» Мади Шалгимбаев отвечает, что рынок снизится в разы. Объем продаж сократится по сравнению с предыдущими показателями более чем на 50%. Продукт останется в портфелях компаний, но эффект от него будет минимальный.

«Несмотря на то что пенсионная система Казахстана относительно молодая, действует с 1998 года, и накопления основной части населения незначительные, продукт был востребован,— продолжает управляющий директор по вопросам страхования АО «КСЖ NOMAD LIFE» Аскар Шакенов. — Развитию продукта мешают несколько системных факторов. Прежде всего, мы не готовы сейчас к введению обязательной индексации, необходимо было отсрочить эти изменения на четыре-пять лет. Во-вторых, следует предусмотреть создание равных конкурентных условий по выплатам из НПФ и КСЖ. Выплаты из пенсионных фондов значительно выше и исчерпываются через пять-семь лет после выхода на пенсию. В то время как выплаты от страховой компании меньше. Изменения в целом положительно скажутся на отрасли, однако эффект от них будет крайне низким, так как страховая культура и финансовая грамотность населения находятся еще на низком уровне, доля добровольных аннуитетов минимальна».

Менталитет взял верх

Ержан Конурбаев считает, что факторами, мешающими развитию аннуитетов, являются чрезмерная зарегулированность страхового рынка и отсутствие четкого понимания путей дальнейшего реформирования пенсионной системы, особенно в части осуществления пенсионных выплат, основой которых должны стать именно пенсионные аннуитеты. «Только этот инструмент способен обеспечить выплаты пожизненно. Также надо четко понять, что отрасль страхования жизни способна и должна стать составной и неразрывной частью системы пенсионного обеспечения в стране, как это реализовано в развитых странах. Самое главное — надо сломать стереотипы, согласно которым отрасль страхования жизни и, наверное, в целом страховой рынок не воспринимается всерьез как институционально развитый и организованный рынок. Как говорится, надо начать и сделать, а не бояться, что не получится. Конечно, нужно в целом решать проблему с доходностью накоплений, индексацией пенсионных выплат, но делать это системно, а не отрывочно и неаргументированно, как с обязательностью индексации выплат по договорам пенсионного аннуитета»,— уверен эксперт.

Здесь важно отметить, что пенсионный аннуитет — точечный показатель эффективности современной пенсионной системы. Несмотря на заведомо невыгодные параметры по сравнению с выплатами из НПФ, в том числе такие, что пенсионные аннуитеты не наследуются, в отличие от накоплений, сделанных в рамках НПС, а также что у аннуитета нет гарантии сохранности государством, аннуитет пользовался спросом. Законодательство не запрещало при переводе накоплений в КСЖ выдавать на руки часть средств наличными, чем и воспользовались граждане, задающие себе вопрос о доходности своих пенсионных накоплений. С учетом того, что средняя инвестиционная доходность в НПФ отставала, иногда значительно, от официальной годовой инфляции, то есть реальный доход был отрицательным, те граждане, которым позволяли накопления, переводили их в КСЖ, получая на руки большую часть средств. Затем они реинвестировали эти деньги иным способом, чаще всего открывали депозиты в банках, которые предлагают ставки вознаграждения выше инфляции.

На самом деле одномоментная выплата из КСЖ большей части денег несла риски для страховых компаний, которые через определенный период времени столкнулись бы с дефицитом средств для выплаты аннуитетов. А НПС теряла солидные объемы накоплений, ведь из-за своей высокой стоимости пенсионный аннуитет вымывал из системы самые крупные суммы.

Пока действует запрет на переводы пенсионных накоплений в КСЖ, трудно сказать, как изменится спрос на этот продукт после законодательных нововведений, ограничивающих сумму одномоментной выплаты клиенту при покупке пенсионного аннуитета. Во всяком случае, премии на 1 января 2014 года по аннуитетному страхованию упали на четверть. Скорее всего, финансовая привлекательность инструмента пойдет на убыль: ничем другим привлечь пенсионный аннуитет на этом этапе развития финансового рынка не может.

Эксперты подсчитали, что пенсионные деньги, на которые были куплены аннуитеты, на 75% ушли со страхового рынка «под матрасы» и в депозиты. Поэтому назвать этот продукт аннуитетом нельзя: за ним не стоят хоть сколько-нибудь значительные денежные выплаты в будущем. На развитых рынках аннуитет — специфический продукт для обеспеченных людей. Большой популярностью он пользуется в семьях, где жена может позволить себе не работать и пенсионные отчисления за нее делает супруг, покупая пенсионный аннуитет. Эти сбережения — частная собственность. Воспользоваться аннуитетом в случае смерти одного из супругов может оставшийся супруг. Таким образом людей мотивируют, чтобы через покупку аннуитета они не сели на шею государства. У нас как раз наоборот.

Еще одна наша родовая проблема — инфляция всегда выше инвестдохода. В США разрыв между доходностью и инфляцией не превышает 0,3–0,5%. Население копит 30 лет, чтобы потом еще 25 лет нормально жить. Финансовый аннуитет в Англии — пожизненная рента. Там инвестиционный доход обгоняет инфляцию. Можно заложить в аннуитет такие тарифы, что за счет разницы между инфляцией и инвестиционным доходом можно жить как рантье. У нас инфляция превышает доходность на 3–5%. Через 20 лет сумма аннуитета номинально возрастет, но покупательная способность денег сократится. Это невыгодно.

Пока непонятно, будет ли вкладчикам ЕНПФ разрешено покупать пенсионные аннуитеты после полного формирования денежного фонда и принятия инвестиционной декларации. Та доходность, которую сегодня показывает объединенный фонд, лишь минимально покрывает официальный уровень инфляции и не решает проблем грядущих выплат. С большой долей вероятности можно утверждать, что Национальный банк, управляющий активами ЕНПФ, не заинтересован в «растрате» накоплений. И, скорее всего, временный запрет станет постоянным. Тем более что многие бывшие участники пенсионного рынка всерьез полагают, что в определенный момент накопленных в ЕНПФ денег не хватит и остро встанет вопрос о переходе к солидарной системе.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее