Играть в большинстве

Появление многообразных меньшинств — этап распада традиционного общества и того большинства, которое оно формировало

Ионин Леонид. Восстание меньшинств
Ионин Леонид. Восстание меньшинств

«Да откуда они все взялись?!» — недоуменно спрашивал себя герой Михаила Ульянова в фильме «Ворошиловский стрелок», столкнувшись с распадом казавшегося монолитным советского общества и неожиданным появлением людей с ценностными установками «дикого капитализма». Подобный вопрос наверняка часто задают себе, причем с похожим эмоциональным настроем, многие современные россияне, столкнувшись с массированным выходом на поверхность общественной жизни различных меньшинств — сексуальных и иных. Автор книги «Восстание меньшинств» российский ученый-социолог Леонид Ионин взялся на этот вопрос ответить. Предмет книги — объяснение, откуда и почему «берутся» меньшинства, и прогноз того, как будет идти дальнейшая эволюция общества, в котором эти меньшинства все более громко заявляют о себе. Работа продолжает цикл исследований современного общества, включающего в себя книги «Социология культуры: путь в новое тысячелетие», «Апдейт консерватизма» и «Политкорректность: дивный новый мир».

Основная логика рассуждений автора следующая. В традиционном обществе индивид был прочно привязан к общественному целому кровными связями, дружескими и соседскими узами, общностью веры, языка и прошлого. Эти связи давали подавляющему большинству людей ощущение укорененности в мире, принадлежности к целому, зачастую подсказывали смысл жизни, но они же весьма существенным образом ограничивали свободу индивида, не только препятствуя реализации многих его желаний, но и подчас даже запрещая само их появление. Подобные отношения характерны для семьи, соседства, рода, этноса или нации. Они не «рациональны» — в том смысле, что не являются предметом рационального выбора, продуктом «холодного разума». При переходе к современному обществу происходит, напротив, всеобщая рационализация, «охлаждение» отношений между людьми, которые все чаще превращаются в отношения рыночного обмена. Одновременно демонтируются механизмы ограничения свободы. Традиционные связи подвергаются рациональной проверке, и очень многие из них ее не выдерживают, ибо трудно дать рациональные ответы, например, на такие вопросы, как «зачем мне ходить в эту церковь?», «зачем мне (продолжать) жить с этой женой?» или «зачем мне оставаться в этой стране?»

Уничтожив традиционную общность, разорвав присущие ей нерациональные связи и таким образом многократно расширив свободу человеческого индивидуума, современный мир столкнулся с неисчезающим спросом человека именно на неформальное единство людей. В мире холодного разума оказалось одиноко и неуютно. Как писал американский социолог Фрэнсис Фукуяма, современные люди стремятся к противоречащим друг другу ценностям. Они испытывают недоверие к любого рода авторитетам, политическим или моральным, которые ограничивают их свободу выбора, но они также хотят чувства сплоченности и тех хороших вещей, которые вытекают из сплоченности: взаимного признания и чувства принадлежности к группе, отсутствие которого порождает кризис идентичности. Реализацией спроса как раз и стал расцвет относительно небольших объединений людей, являющихся по отношению ко всему обществу меньшинствами. Как религиозные секты в предыдущие века, они предлагают человеку готовую и психологически комфортную картину мира, ощущение себя полноценной личностью в кругу равных и близких.

Завершение трансформации традиционного общества в современное, имевшее место в странах Запада в 60–80-е годы XX века, в нашей стране происходит в постсоветский период. Советская власть, жесточайшим образом сломав традиционную русскую жизнь, пыталась при этом сохранить многие черты традиционного общества, воспитывая своих членов в стремлении к общей цели и к созданию «новой исторической общности», где все будут связаны друг с другом связями не рационально-рыночными, но основанными на более высоких, квазирелигиозных соображениях. Крах советской системы обострил проблему распада традиционного общества, породил кризис идентичности, создав таким образом предпосылки для «восстания меньшинств».

Мир, считает автор, развивается по пути дробления, превращения «больших» меньшинств во все меньшие. В будущем, по его мнению, нас может ждать миниатюризация человеческого общества, его превращение в совокупность небольших самоорганизующихся сообществ, основанных на единстве мировоззрения. Похожие картины рисуют и другие авторы — от ученых-социологов (например, уже цитировавшегося Фукуямы) до писателей-фантастов: в романе «Лавина» американца Нила Стивенсона страна разделилась на сотни тысяч отдельных «бургклавов» — объединений домовладельцев, требующих для въезда посторонних паспорта и визы. Негры, байкеры, китайцы, даже расисты в коммуне под названием «Новая Южная Африка» ведут довольно замкнутую жизнь в кругу идейно близких.

Предлагая научное объяснение «восстания меньшинств» и предвидя его дальнейшее развитие, автор не скрывает, что многие явления, о которых он ведет речь, равно как и нарисованный образ будущего, лично ему неприятны. При этом вопрос «что делать?» в книге не ставится, равно как не ставится вопрос, сможет ли общество меньшинств выжить. В таком мире нет ни отклонений от нормы, ни, следовательно, самой нормы как общепринятой поведенческой константы, а есть лишь различные жизненные стили, властно требующие безусловного равенства и одинакового к себе отношения. Тогда придется принять как данность не только существование многих неприятных (а то и отвратительных) читателю явлений, но и их равенство с тем, что он считает добрым, прекрасным или даже святым. Тогда, действительно, останется уйти в «свое» меньшинство…

Ионин Леонид. Восстание меньшинств. — М., СПб.: Университетская книга, 2013. — 240 с. Тираж 1000 экз.

 

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности