Бизнес виноват сам

В стране низкая бизнес-культура, и мало кто прислушивается к мнению специалистов по финансовой и экономической безопасности, поэтому бизнес и впредь будет проходить через подобные кризисы

Ерлан Аскарбеков
Ерлан Аскарбеков

— Ерлан, в начале 2005 года вы успешно провели антикризисную PR-программу в банке ТуранАлем. Насколько сейчас грамотно сработали пресс-службы банков в ответ на информационную атаку?

— Вопрос ожидаемый. С точки зрения профессиональной этики и как вице-президент клуба PR-шы, я не могу давать оценку действиям пресс-служб банков. В целом же, по моим ощущениям, работа идет в контролируемом направлении.

Надо сказать, что работа пиар-служб подчиняется собственным законам. А банки — чрезвычайно сложная структура. И в том числе потому, что имеют огромный ассортимент продуктов. Их управление схоже с управлением десятков крупных современных заводов одновременно. Полной информацией владеет лишь небольшой круг лиц: акционеры банка и его первые руководители вместе с директорами по PR. И внешним наблюдателям — журналистам, тем более клиентам — не до конца понятно, что сейчас творится в известных банках. Поэтому так легко сделать скоропалительные выводы.

Поэтому самое первое, что следует сделать в похожей ситуации,— жестко ограничить выход любой информации о ситуации в банке. Она должна исходить только от пресс-службы, от людей, которые знакомы с реальной ситуацией. Запрещено общаться со СМИ всем рядовым и даже высокопоставленным сотрудникам банка, которые, в принципе, знают только свой продукт (а их до 60) и крайне недостаточно информированы о всей ситуации в банке. Они знают ровно столько, сколько им приказано знать. Следовательно, одна из первейших вещей, которую следует сделать при информационных атаках,— запретить сотрудникам любые рассуждения о состоянии банка, в том числе позитивные, везде — в социальных сетях, с журналистами. Эта же норма касается и родственников и знакомых служащих банка. Потому что можно навредить неосторожными высказываниями. Эта норма первична, но недостаточна.

— Какие уроки следует извлечь из этой ситуации, поскольку банковский сектор очень зыбкий и когда-нибудь может опять подвергнуться негативному выбросу информации?

— Необходимо иметь проработанные антикризисные планы, что является специфической работой. Во-вторых, нужна подготовленная команда. Не просто один-два эсэмэсщика в штате и даже не одно-два агентства на аутсорсинге. Нужны серьезные ресурсы «в горячем резерве», финансовые и людские.

Данная ситуация имеет черты настоящего кризиса: внезапность, массированность, анонимность. Идет настоящая информационная война против нашей страны.

— На ваш взгляд, какое влияние на рынок пиара окажет прошедшая ситуация?

— Думаю, что тема обязательно будет обсуждаться на секции очередного, десятого форума клуба PR-шы в июне 2014. Я также полагаю, что увеличится предложение антикризисных тренингов, пакетов антикризисных разработок для корпоративного сектора. Сейчас их предлагают лишь несколько агентств. Но скажу сразу, что спрос на профессиональный PR-консалтинг не вырастет.

Без желания клиентов, т.е. владельцев и топ-менеджмента бизнеса, пиарщики, как любые консультанты, помочь не могут. Если сами хозяева не хотят спасти и защитить свои бизнесы, мы ничего не можем сделать. Сколько бы мы ни давали интервью о необходимости информационной защиты бизнеса, не писали закрытых записок, не проводили форумов и семинаров, все проблемы и все поиски решений — в голове самих клиентов.

— Каков сейчас спрос на такие консультации?

— Периодически такие заказы бывают, но они бессистемные, и сейчас казахстанский бизнес пожинает плоды такого бездействия. Я неоднократно и давно, еще в 2008–2009 годах, предупреждал все крупнейшие банки о возможных рисках кризиса. Нас не слушали. В стране никто не слушает специалистов по финансовой и экономической безопасности, по IT-безопасности, по финансовому менеджменту, по риск-менеджменту; список невостребованных капиталистических профессий бесконечен.

— Почему же?

— Проблема системная — в нашей элите. Здесь я имею в виду не интеллигенцию или политиков, а триста богатейших семей Казахстана, их бизнес-группы. Личный опыт общения с некоторыми из них показывает, что это чудовищно упрямые люди, и сколько бы кризисов ни происходило, даже вплоть до полной потери бизнеса, они остаются при своих взглядах. Большинство из них застряло в начале 90-х. Пока они сами не захотят спасти и развить свои бизнесы, не захотят работать с лучшими бизнес-консультантами, речь идет не столько о пиаре, до тех пор Казахстан и будет бесконечно проходить через подобные кризисы.

— Повлияет ли текущий кризис на то, чтобы владельцы или менеджмент компаний стали активней прибегать к услугам консультантов?

— Даю тысячу процентов, что никакие рекомендации внедрены не будут. И через несколько лет в этой отрасли или другой все вновь повторится — через sms-атаки или, скорей всего, совсем другие инструменты воздействия. У нас крайне низкая бизнес-культура в стране.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?