Экстракт бизнеса

После долгих лет тщетных усилий по раскрутке продукта — экстракты растений,— выхода в аптечную розницу с готовой продукцией директор ТОО «Фито-Аромат» Борис Проскурин решил сконцентрироваться на продаже оборудования, сконструированного по собственным чертежам

Борис Проскурин
Борис Проскурин

На выставке, организованной USAID, сидевшая за столиком девушка скромно рассказывала о полезных свойствах продукции, которую выпускает ТОО «Фито-Аромат»: «Это экстракт зверобойного масла, он очень эффективен при облысении — нужно его втирать в кожу головы. А это наша запатентованная разработка — уникальный повышающий иммунитет продукт на основе меда, мумие и экстракта шиповника — «Восточный эликсир». Другая наша оригинальная разработка — натуральный лосьон для рук, эффект виден буквально через пару применений. Его ноу-хау — он покрывает руку тонкой пленкой, которая не смывается даже при мытье рук, увеличивая таким образом контакт кожи с полезными компонентами лосьона — экстрактом облепихи…» Любопытный посетитель стенда мог узнать больше: все эти продукты изготовлены на основе экстрактов растений, которые производятся на уникальном оборудовании собственной разработки.

На руинах завода

С основателем, директором «Фито-Аромата» и изобретателем Борисом Проскуриным мы встречаемся у входа в производственный комплекс. По дороге в цех он не без явного сожаления в голосе говорил нам: «В советское время здесь был огромный станкостроительный завод. Он гремел на весь мир, отсюда экспортировались станки чуть ли не в десяток стран. Какие станки здесь делали! А сейчас посмотрите»,— рассказывает Борис Проскурин, показывая на груды металлолома, обветшавшие и полуразрушенные производственные здания. Этот огромный завод распродали по частям, все оборудование и станки распродали на металлолом. Тут находится производственный цех ТОО «Фито-Аромат».

Борис Проскурин занимается СО2-экстракцией уже почти 14 лет. Это можно назвать делом его жизни. По образованию он биофизик, оканчивал КазГУ. До армии работал на Алмаатинском домостроительном комбинате электросварщиком, позже долгое время делал карьеру по линии профсоюза, был активистом в комсомоле, потом стал заместителем председателяпрофкома строительного треста, в итоге его возглавил. «Когда разваливался Союз, я ушел работать в кооператив, который как раз начал в наших предгорьях выращивать тархун. Вообще-то эта трава растет только в Армении. Но мы ее высадили здесь и стали поставлять ликеро-водочному заводу. Я заинтересовался: как можно ее самим использовать, искал больше информации и набрел в этих поисках на Краснодарский институт масленичных культур, у которого имелись собственные интересные разработки. В частности — своя СО2-технология экстракции. Она там совершенствовалась еще с 60-х годов, когда усилиями краснодарских и московских ученых Пехова и Касьянова были запущены цеха по производству CO2-экстрактов. В России эту технологию впервые в промышленном масштабе стали использовать именно в Краснодаре. По собственной инициативе съездил к ним, все увидел своими глазами, познакомился с ведущими специалистами — и загорелся. В конце концов у них я приобрел технологию в начале 90-го года. В советские времена все было проще. Сейчас, думаю, это было бы уже невозможно или очень дорого бы обошлось», — считает г-н Проскурин.

Однако он не только купил в Краснодаре технологию, но и вскоре существенно усовершенствовал ее. «В дипломе у меня написано “преподаватель биологии и физики”. Увлекшись экстракцией, я стал их использовать вместе. Я извлекаю биологически активные вещества, используя физические процессы».

К слову, тот краснодарский институт развалился, все его научные сотрудники ушли в новую частную компанию ООО «Караван». Они, по словам директора «Фито-Аромата», неплохо себя чувствуют, у них много разработок.

Инноватор вопреки

Аппараты Проскурина работают под давлением 50–60 атмосфер. «При таком давлении углекислый газ становится жидким и состоит из неполярных молекул — то есть они не плюс и не минус. Естественно, жидкий газ вымывает из растения такие же неполярные молекулы — это жиры, смолы, воск. Потом идет разделение жидкости,— рассказывает он, показывая свою установку. — Под собственным весом, без всяких насосов, жидкий газ идет по трубам, проходит через сырье, растворяет в себе полезные вещества растения. Потом идет в испаритель, там идет процесс разделения жидкости, температура автоматически поднимается. Все, что углекислота растворила, в частности — ароматы, смолы, какие-либо полезные вещества растения — остается на дне, а СО2 превращается в газ, обратно по трубочкам поднимается вверх, охлаждается — и все начинается сначала».

Процесс непрерывный. Установка работает при температуре 16–27°С, в зависимости от температуры меняется плотность кислоты, которая извлекает из растения те или иные вещества. Например, более тяжелые или легкие воски, ароматы и масла. ТОО «Фито-Аромат» может таким образом производить экстракты любых растений. Обработка растительного сырья жидкой углекислотой при давлении до 70 атмосфер и температуре до 30,5°С называется докритической СО2-экстракцией. При этом процессе биологически активные вещества, содержащиеся в растительном сырье, вымываются через клеточные мембраны и переходят в жидкую фазу. По сути этот способ экстракции относится к жидкостным методам. По основным принципам он аналогичен экстракции в водно-спиртовом или водно-глицериновом растворах, экстракции сырья в жидких маслах или пропиленгликоле.

Что стоит отметить: жидкий СО2 при докритических условиях способен экстрагировать все биологически активные вещества, которые присутствуют в растительном сырье, за исключением «тяжелых» полимеров. Внешне полученные стопроцентные СО2-экстракты представляют собой в той или иной мере текучие (в зависимости от фракции) непрозрачные жидкости, обычно слабоокрашенные, с насыщенным, характерным для вида сырья запахом.

В мире существует второе направление СО2-экстракции — так называемая сверхкритика. «При “докритике” структура клетки не меняется, мы ее вымываем, разделяем — и все. “Сверхкритика” слишком сжимает молекулу, она становится сверхтекучей и из нее больше извлекают. Но вместе с тем в экстракт попадает и больше ненужного мусора», — поясняет Борис Проскурин.

Более того, подчеркивает биофизик: при давлении более 200 атмосфер живая клетка существовать не может — у молекулы меняется структура. «Свойства этих изменений неизвестны, не изучены, не проверено и то, как они могут влиять на человека, в том числе на длинном периоде», — предупреждает изобретатель.

И понеслось

Первую компанию Борис Проскурин создал в 1991 году при помощи казахстанской корпорации «Крамдс». Это была мощная группа, которая работала во многих отраслях экономики. Они интересовались всем. «Поскольку нам нужны были средства, мы убедили их, что эта СО2-технология интересна и перспективна. Они стали соучредителями. Так появилось ТОО “Крамдс-Аромат” и мы на Талгарском спиртзаводе, где нам выделили помещение, начали свою деятельность, — рассказывает предприниматель. — В 1993 году компания уже закончила разработку установки и впервые мы изготовили первые экстракты».

Поскольку это был новый для Казахстана продукт, для него нужен был стандарт, поэтому в 1994 году самой же компанией был разработан и утвержден на государственном уровне республиканский стандарт по СО2-экстрактам, примерно по сорока видам трав. «Так мы начали потихоньку выпускать экстракты, совершенствовать производство, отрабатывать технологию. В то время нам хорошо помог Семипалатинский ликеро-водочный завод. Они закупали у нас экстракты для настоек и водки. Потом у нас много закупал “Уркер косметик”. Они практически 80% своей продукции выпускали на основе наших экстрактов. Многое, конечно, тут зависит от главного технолога», — признает Борис Проскурин.

В «Уркер косметик» он оценил по достоинству экстракты и стал с ними работать, разрабатывая продукты — шампуни, зубные пасты, мази, кремы, лосьоны… «Причем они делали очень хорошего качества продукцию. Однако вскоре из-за возросшей популярности на рынке стали появляться подделки, что сильно подорвало их репутацию», — вспоминает директор «Фито-Аромата». В тот же день, когда фабрика выпускала новую продукцию, на рынке появлялся контрафакт в такой же упаковке. «Уркер косметик» не смог дальше развиваться, у них появились большие задолженности. «Я им еще долгое время отпускал экстракты в кредит. В итоге они потом со мной полностью расплатились, несмотря на то что сами обанкротились. За счет этих средств я выкупил здание, где и организовал этот производственный цех. На Талгарский спиртзавод пришел новый директор, который попросил меня уйти, не захотел со мной сотрудничать. Хотя с прежним директором и главным технологом у нас был договор аренды помещения на 30 лет, мы им за это отремонтировали здание, сделали установки, дали долю в компании», — перечисляет г-н Проскурин. Но, увы, в 90-е годы, разводит он руками, было трудно. Денег нет, компании то появляются, то умирают, повсюду нестабильность — так описывает он тот период.

В феврале 1996 года в результате реорганизации «Крамдс-Аромат» был сокращен до «Аромата». Дело в том, что корпорация «Крамдс» исчезла, а Борис Проскурин свой путь продолжил самостоятельно. Он вел постоянную работу по внедрению СО2-экстрактов в различные отрасли отечественного производства. «Встречался с главными технологами многих крупных предприятий, рассказывал, показывал. Разрабатывались новые рецептуры по применению СО2-экстрактов в парфюмерии, ликеро-водочной и пиво-безалкогольной промышленности, в медицине»,— перечислят он. Всего, по его словам, и не вспомнишь.

С июня 1999 года преемником «Аромата» в деле производства экстрактов стало товарищество «Фито-Аромат». К тому времени СО2-экстракты уже использовали в производстве казахстанские фармацевтические компании: «Жанафарм», «Кызыл-Май», «Фитолиум», «Космафарм-Геогель», «Бахус». Республиканскими лабораториями качества были разработаны и утверждены рецептуры более 15 видов горьких настоек на основе экстрактов. «Аромат» совместно с известным отечественным производителем биодобавок «Кызыл-Маем» разработали рецептуру и запатентовали несколько видов меда с различным лекарственным воздействием, с использованием СО2-экстрактов.

В 2004 году «Фито-Аромат» получил лицензию на фармацевтическую деятельность и начал выпускать лекарственное масло «Шипалы-Май», в основе которого лежат семь видов СО2-экстрактов лекарственных трав. В 2005 и 2008 году по заказам институтов технопарка Степногорска компания изготовила две пилотные полупромышленные двенадцатилитровые установки. Вообще, начиная с 2004-го по 2006 год на базе собственных СО2-экстрактов было разработано и утверждено четыре стандарта предприятия на косметическую продукцию и биологические добавки, а в 2006-м переработан и утвержден стандарт организации на экстракты из растительного сырья на 125 видов экстрактов. В 2008 году совместно с АО «Биомедпрепарат инжиниринговый центр», — разработали и утвердили новый препарат с противогрибковыми свойствами «Фитодерм».

Сегодня «Фито-Аромат» производит 17 наименований продукции с использованием собственных СО2-экстрактов.

Закостеневшие

С сырьем, по информации г-на Проскурина, были проблемы в самом начале, сейчас их нет. Все алматинские экологически чистые предгорья поделили между заготовителями, у которых и закупается зверобой, душица, мята и так далее. «Когда мне заказывают экстракт из растения, которого у нас нет — например, аптечной ромашки или лекарственного шалфея,— я обращаюсь в компанию “Урожай”. Они заказывают в Прибалтике все нужные травы — там большая перевалочная база и много прибывает растений из Египта, Пакистана и других стран»,— рассказывает глава ТОО «Фито-Аромат».

Уникальность молекулы углекислоты, продолжает собеседник, в том, что она не может присоединить к себе больше, чем сама весит. Даже если растение собирается с полей, которые обработаны гербицидами или их опрыскивали химикатами,— это все тяжелые молекулы, которые не извлекаются, а остаются в шроте. «Ну не может молекула углекислого газа извлечь тяжелые металлы, гербициды, а только легкие фракции — флавониды, поэтому на выходе мы имеем экологически чистый экстракт. Мы проводили исследования экстрактов в институтах и лабораториях, которые доказали их стопроцентную экологичность и полезность. Больше того, мы решаем проблему появления микробов при хранении трав. Когда эти травы заварят или перекипятят, то ничего страшного. Но из таких же растений еще делают таблетки методом прессования, хотя сырье могло уже пропасть. При экстракции исчезает и эта проблема, так как в жидкой углекислоте нет кислорода. Соответственно — жизнедеятельность микробов там невозможна. То есть экстракт плюс ко всему еще стерильный, причем это концентрат полезных веществ», — уверяет Борис Проскурин. Он приводит следующий пример: из 12 кг сырья шалфея выходит 150 граммов экстракта. Экстракты не требуют сложной транспортировки и складов. Например, 4 кг CO2-экстракта черного перца заменяют около 100 кг черного перца в виде горошка.

«С кем только мы не работали и какие только заказы не делали. Мы делали и экстракт пряностей для мясокомбината. Какая вкусная и ароматная колбаса получается с экстрактами кориандра, перца, чеснока и других специй! Они лучше и равномернее перемешиваются с мясом, и на зуб, когда ешь колбасу, никакая пряность не пристает. CO2-экстракт пряностей иногда выгоднее в применении, чем сами пряности», — уверяет г-н Проскурин.

Для продвижения растительных экстрактов ТОО «Фито-Аромат» было вынуждено выпустить свою продукцию

Ходил он в свое время на кондитерскую фабрику «Рахат» и встречался с главным технологом. «Я ей говорил: “Мы можем делать вам натуральные экстракты отличного качества для мармелада или конфет из фруктов, ягод или лекарственных растений”. А она мне отвечает: “Мы закупили ароматизаторов и прочих добавок за рубежом на 10 лет вперед. И у меня нет ни желания, ни времени для новых разработок, выпуска новых позиций с использованием ваших экстрактов, а у завода нет на это средств. Пока мы не выработаем запасы, мы ничего покупать не будем”. Что там куплено, какие добавки, насколько они экологичны — большой вопрос».

Работал Борис Проскурин в свое время с «Первым пивзаводом»: «У них были проблемы с хмелем. Он у нас не выращивается, они закупали хороший хмель в Китае. Но ему, как оказалось, нужны определенные условия хранения. В итоге сырье начало пропадать, теряя необходимые свойства для приготовления пива. Я им переработал все сырье, дал экстракт, облегчив в разы им работу. Им не надо было сырье перерабатывать, мусор убирать, отходы — просто закинул в чан бутылку с экстрактом и все», — рассказывает он. Сегодня все пивоварение в мире идет с добавлением экстрактов, собственно хмель никто не использует.

С хмелем, по словам г-на Проскурина, вообще интересная ситуация сложилась. В 90-е годы была образована ассоциация пивоваров, которая объединила половину производителей пива в Казахстане. Ее возглавил бывший министр пищевой промышленности. Ассоциация жила за счет взносов пивоваров, за их счет он с делегацией съездил в Германию. Там они договорились о поставках экстракта хмеля для всех пивоваренных заводов, входящих в ассоциацию. Из-за этого все казахстанские пивзаводы перешли на немецкий продукт. «Хотя я знаю ученых-аграриев, которые провели исследования и выявили регионы в Казахстане, где идеально было бы выращивать хмель. Тогда некоторые крестьяне даже начали готовить поля к посадке хмеля и строить для них шпалеры. Но на этом все и закончилось, так как все заводы перешли на импортное сырье, а крестьяне остались не у дел. Так на корню убили производство хмеля, и на сегодняшний день в Казахстане он вообще не выращивается, хотя природно-климатические условия у нас есть», — констатирует Борис Проскурин. В Германии, по его словам, практически весь экстракт хмеля, который используется при производстве пива, извлекается с помощью «сверхкритики». Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Глава ТОО «Фито-Аромат» делал экстракт и из шелухи кофе для парфюмерии. Разрабатывал вместе с институтом ветеринарии эффективную мазь на основе экстрактов пихты, облепихи для коров, которая хорошо лечит мастит. Буквально после двух-трех применений недуг исчезал. Но и это средство не получило широкого применения, так как крестьяне отказались покупать его, ссылаясь на отсутствие средств, хотя в Казахстане более 70% коров болеют маститом. «Изготавливали на экспериментальной установке экстракты из черноплодной рябины, облепихи, хризантемы, татарника колючего. Делали экстракты для плодоконсервного завода, для томатных паст и консерваций. Мы даже прополис экстрагировали. В прошлом году ко мне обращался предприниматель из Австралии, который вроде как заинтересовался покупкой моей установки. Он присылал образцы сандалового дерева, я ему отправил его экстракт. Пока изучает его свойства», — перечисляет г-н Проскурин.

ТОО «Фито-Аромат» подписало договор о сотрудничестве с Национальным медицинским университетом им. Асфендиярова, они закрепили за предприятием магистрантов. «Они к нам приходят, изучают, на экспериментальной установке делают разные экстракты, изучают их свойства. Я даже предложил декану медуниверситета сделать собственную экспериментальную установку, чтобы они могли самостоятельно проводить исследования. Он согласен, но, как обычно, все упирается в бюрократию. Чиновники требуют сертификат. Я звонил в Астану, узнал, что на экспериментальные установки не нужны сертификаты. А продать не могу», — сетует он.

Инновационные отшельники

«В Казахстане мы единственные, кто работает по технологии докритической СО2-экстракции. Нас многие знают, но, к сожалению, мы никак не можем приучить компании к использованию нового и полезного сырья нашего производства», — говорит директор «Фито-Аромата». Технологи, по его словам, не хотят думать и придумывать что-то новое, работают по шаблону без отклонений, «никаких новых разработок и спортивного интереса» к ним. А они — главные на предприятии, кто может принять решение об использовании экстракта. «Пытался сам выйти в розницу, для этого разработал небольшой ассортимент экологически чистых препаратов с целебными свойствами — косметические товары (шампунь, крем, лосьон, зубная паста), аромамасла и БАДы. После долгих лет попыток работы с аптеками понял, что я не продавец. Теперь мы производим экстракты лишь под заказ. Сейчас, например, работает одна установка, идет экстрагирование шалфея и ромашки по заказу “Жанафарм”. Честно говоря, я был вынужден выпускать товары, чтобы просто показать, каким образом можно использовать наши экстракты», — рассказывает Борис Проскурин. В самом начале, продолжает собеседник, мы через посредников продавали экстракты за рубеж, но продолжить сотрудничество не смогли. Борис Проскурин даже один раз лично отвозил канистру экстракта белорусским парфюмерам.

В итоге он пришел к тому, что проще всего продавать сами установки, а экстракты делать по заказу. Стоимость килограмма экстракта варьируется от 50 тысяч тенге (хмель) до 123 тысяч (мята перечная). Расчетная же мощность модуля с двумя установками — 80–100 тонн сухого сырья в год, и 1,2 — 1,5 тонны экстрактов с минимальным ассортиментом в 10 видов на выходе. Стоимость такого модуля — 250 тыс. долларов. Окупается она довольно быстро — за три года, уверяет Проскурин. «Хотя многое зависит от того, как ее эксплуатировать и какие экстракты выпускать. Есть и такие экстракты, которые стоят 10 долларов за грамм». Мало того, что установка по производству экстрактов экологична, она еще мало потребляет электричества. Установка может работать круглый год, круглосуточно, особых условий для эксплуатации не требует. «Здесь железо казахстанское и российское, трубки из нержавейки из Южной Кореи, щитки раньше брали китайские, сейчас перешли на российские, так как они более удобные», — перечисляет Борис Проскурин.

Лучше всего экстракты применять в медицине, так как они обладают доказанными полезными свойствами. «Мы, по сути, извлекаем “душу” растения. Например, “Жанафарм” и “Кызыл-Май” покупают у нас экстракты для производства лекарств», — рассказывает он. ТОО «Фито-Аромат» не продало пока ни одной установки. Многие, по словам директора, приезжали, интересовались.

Основная проблема г-на Проскурина заключается в том, что он как ученый и производственник создал предприятие, у которого есть инновационный продукт, полностью находящийся в русле мировых тенденций, что выражается в приверженности «зеленым» технологиям, имеющий глобальные перспективы и обширный рынок сбыта. Эта технология энерго- и ресурсосберегающая. Продукт на выходе — предельно чистый. Казалось бы, все предпосылки для успеха бизнеса налицо. Но, как он и сам признает, Борис Проскурин не может наладить маркетинг и продажи. Для исправления ситуации привлек двух партнеров, дал им доли. Они четко разделили между собой обязанности. Сам Проскурин занимается технологией, развитием производства и оборудования, второй партнер — финансами, третий — реализацией продукции. «Пока, к сожалению, развивается только технология. Я не умею продавать, не знаю как продвигать мои экстракты, мое оборудование. Вот здесь мне нужна помощь», — признается он.

Никакой поддержки, льгот, дотаций со стороны государства ТОО «Фито-Аромат» не получало. «И на гранты документы подавал, и пытались льготный кредит на развитие взять. Кредиты на самом деле никакие не льготные: вроде, смотришь, маленький процент, а как реально начнут считать, так он становится неподъемным для производственников. Причем проценты уже нужно возвращать чуть ли не на следующий день. Спрашивается, как? Кабальные условия», — делится своим опытом Борис Проскурин. Компания полностью отказалась от кредитов, работает только на собственные средства и рассчитывает только на свои доходы.

«Что касается зарубежных рынков, мы постоянно участвуем в конференциях, семинарах. Ездили с делегацией ТПП и Kaznexinvest на выставки в разные страны. Интерес к нашей продукции большой, но до контракта дело так и не доходит. В апреле нас приглашает китайская фармацевтическая компания к себе, чтобы провести с нами переговоры. Они к нам приезжали в прошлом году, все смотрели. Но теперь мы с иностранцами работаем лишь через ТПП или Казнекс, чтобы нас не надули», — рассказывает глава компании. На резонный вопрос: «А что, уже пытались?» г-н Проскурин отвечает, что у него был неприятный инцидент с корейской компанией, для которой он собрал 80% установки, после чего корейцы прервали с ним всякие отношения, выплатив лишь небольшую часть обещанного вознаграждения. Правда, корейцы тем самым наказали сами себя. «Там же главное не сама по себе установка, а ее пусконаладка», — смеется изобретатель. Дойти своим умом до того, как должна работать установка, специалисты из Южной Кореи не смогут, уверен изобретатель: «Здесь нужно хорошо знать эту технологию, свойства углекислого газа, синтезировать все эти знания. А там у специалистов очень узкая специализация, каждый знает свой участок работы — и все. А вот все собрать в одну картину никто не сможет. Те, которые могут, давно работают в крупных корпорациях». Технологию производства установки г-н Проскурин никому не продает.

Как видно, компания «Фито-Аромат», являя собой пример компании, владеющей перспективной развивающейся инновацией, так и не смогла в Казахстане выйти на устойчивую траекторию. Часть местных потребителей ее продукции исчезла, часть переключилась на иностранных поставщиков, даже несмотря на то что качество продукции и цена у конкурентов не ниже. В случае массового прихода иностранных корпораций ее шансы на успех не увеличатся: транснационалы работают со своими — с теми, с кем они привыкли. Даже если их поставщики дороже и слабее.

Между тем «Фито-Аромат» мог бы включиться в цепочки отечественных пищевых, косметических, фармацевтических компаний, если бы те быстро росли. Не без некоторой поддержки государства, разумеется.

«Докритичка» в деле

На сегодня в мире существуют два направления в СО2-экстракции. Докритическая, с параметрами экстракции при давлении 40–65 атмосфер, температуре 15–27°С. И сверхкритическая: давление 150–400 атмосфер, температура экстракции 50–80°С.

Докритическая СО2-экстракция — более мягкая и щадящая к живому растительному веществу. Эта технология разрабатывалась в СССР еще с 1958 года, в основном для переработки растительного сырья, и использовалась в пищевой, парфюмерной и медицинской промышленности. За 45 лет развития технологии накоплен обширный опыт ее применения, разработаны многочисленные варианты лабораторных и промышленных установок, созданы и запатентованы десятки разнообразных рецептур по применению полученных бальзамов (СО2-экстрактов).

Разработаны и давно действуют стандарты предприятия на СО2-экстракты, позволяющие сертифицировать эту продукцию. Доказана как безопасность, так и высокая эффективность самой технологии и использования СО2-экстрактов.

При экстрагировании в докритическом режиме, в отличие от использования химических неполярных растворителей, не происходит разложения биологически активных веществ за счет температурного и химического воздействия. Не требуется применения дополнительных технологических приемов для освобождения полученных экстрактов от балластных примесей растворителя. То есть по своим свойствам экстракты имеют класс «абсолют». Большинство веществ, формирующих докритические СО2-экстракты, прекрасно смешиваются с маслами, спиртом, пропиленгликолем и не вызывают расслоения в эмульсиях и гелях. Докритические СО2-экстракты содержат только природные биологически активные вещества, не подвергавшиеся температурному и химическому воздействию. За счет условий экстрагирования (отсутствие кислорода и относительно высокое давление) докритические СО2-экстракты полностью очищены от всех типов возможного микробиологического засорения, что позволяет хранить их в герметичной таре при нормальной комнатной температуре до пяти лет.

Направление сверхкритической СО2-экстракции — новое и на сегодня недостаточно изученное, особенно в области переработки и использования растительного материала. Оно гораздо более эффективно применяется в таких отраслях промышленности, как химическая, нефтедобывающая и углеперерабатывающая. В сверхкритическом состоянии диоксид углерода значительно менее вязок, что приводит к повышению массообмена в процессе экстракции, то есть увеличивается количество извлекаемого материала — но не всегда полезного.

Для биологически активного «живого» вещества условия сверхкритического воздействия — довольно жесткие. Сочетание высоких температур и высоких давлений неизбежно сказывается на структурном изменении сложных молекул биологически активных веществ, последствия чего еще не изучены. Другие отрицательные моменты, в сравнении с докритической экстракцией,— это техническая сложность аппаратурного оформления и его дороговизна. С экономической точки зрения реализация сверхкритических экстракционных процессов, особенно в пищевой промышленности, является неоправданно дорогой, хотя и агрессивно продвигается машиностроительными компаниями, создающими такого рода установки.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики