В песочницу!

Редакционная статья

В песочницу!

В действительности курс тенге упал не из-за того, что Национальный банк такой нехороший: ему просто надоело тратить золотовалютные резервы на поддержание курса. Тенге упал потому, что где-то в США какие-то люди, скорее всего, плохо себе представляющие, где находится этот Казахстан и чем он отличается от Пакистана, приняли решение о сворачивании программы так называемого количественного смягчения. И именно это вызвало обвал валют развивающихся стран по всему миру. Нужно уже перестать себе льстить и понять, что курс доллара от нас не зависит.

Сегодня государство все кому не лень — от обывателей до экспертов — обвиняют в том, что оно подвело население, банки, компании, купившие оборудование за границей, в общем, всех, отказавшись интервенциями поддерживать тенге. Но при таргетировании инфляции оно его не поддерживало бы в принципе. Точнее, поддерживало бы лишь до какой-то степени.

Таргетирование инфляции, по сравнению с валютным коридором,— инструмент, несомненно, более совершенный. Совершенство его выражается в частности в том, что обменный курс становится после введения таргетирования вполне непредсказуемым. Из-за этого вся экономика перестает ориентироваться на доллары и евро — и отныне все свои планы на будущее строит, рассчитывая исключительно на тенге. Сильно ли это далеко от непредсказуемости внезапных девальваций, которые так пугают инвесторов и о которых так много сейчас говорят? Да, собственно, таргетирование инфляции отличается только тем, что колебания курса происходят сами по себе, без особого вмешательства центрального банка, и будущее также абсолютно нельзя предвидеть. Будут ли в этой ситуации вкладывать в страну средства свои и чужие инвесторы? Вряд ли. Что девальвация, что таргетирование — один черт, ничего нельзя просчитать.

И что здесь можно сделать? Кое-что можно. И нужно.

Нужно создать финансовую систему, в которой все займы производятся только в тенге. Даже если компании нужно купить за границей оборудование в лизинг — она оплачивает его в тенге местному банку. А вот уже валютные риски берет на себя государство, которое в случае резкого изменения курса затыкает брешь своими ЗВР. Это, во всяком случае, более разумно, чем тратить их на подкормку спекулянтов, которые всегда любят сделать деньги из воздуха, подоить центробанки, держащие курсы валют в заданных коридорах. При такой схеме возникла бы желанная предсказуемость. В софтверной индустрии есть такой термин: sandbox, песочница. Это когда приложение исполняется в изолированной среде и благодаря этому ни оно никому не может навредить, ни ему никто навредить не может. Нам нужно создать такую финансовую песочницу.

Что касается инфляции, то большое число исследований показывает, что для развивающихся рынков идеальной является инфляция в районе 7%. Именно при такой инфляции они растут наибольшими темпами. Когда потенциальный инвестор знает, что его деньги прилично потеряют в следующем году, это заставляет его шевелиться, искать объекты для вложения средств. Но также важно, чтобы инфляция была стабильной — чтобы можно было вести какие-то расчеты, закладывая в них определенное обесценение денег. Это способствует принятию инвестиционного решения. Поэтому таргетирование и полезно.

Одно из предложений, которое сейчас поступает Нацбанку, заключается в том, чтобы свести на нет рост денежной массы, очевидно — через ограничение роста денежной базы и/или ставки рефинансирования. Совет этот сугубо монетаристский. Он неплохо обосновывается расчетами по прошлым периодам. Между тем все экономики, которые чего-то добились, имеют степень монетизации гораздо выше, чем наша республика. Национальный банк, судя по всему, наращивал денежную массу, ориентируясь на показатели других стран. Но на выходе получал именно инфляцию. Однако делать из этого вывод, что хватит уже играть с уровнем монетизации — пора просто заморозить все к черту — будет большой ошибкой. В действительности рост денежной массы должен быть увязан с ростом экономики. Причем экономики, использующей тенге, а не доллары или евро. То есть это не нефтянка, не металлургия, а товары и услуги, которые создаются казахстанцами для казахстанцев. То, что рост денежной массы у нас сопровождался инфляцией, говорит лишь о том, что внутренне наша экономика не развивалась, топталась на месте.

Ну и, наконец, повторим как зануды в сотый раз: нам нужна финансовая система, которая будет стабильно снабжать экономику длинными и дешевыми деньгами. И государство в целом, и Нацбанк не могут от этого самоустраняться. Они должны признать это одной из своих базовых функций. И ежегодно отчитываться о проделанной в этом направлении работе.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности