Иллюзия достатка

Наиболее продвинутые коммерческие банки поняли, что финансовое образование казахстанцев можно использовать как мощный PR-инструмент

Иллюзия достатка

Уже около полугода в Казахстане повсеместно муссируется тема угрозы роста потребкредитов. Депутаты выражают свое беспокойство, центральным банком вводятся новые ограничения, в социальных сетях пользователи негодуют… Банкиры, в свою очередь, отбиваются от атак, показывая диаграммы, где приводится уровень закредитованности западного обывателя, отношение потребкредитов к ВВП, и все это сравнивается с картиной в Казахстане. Выходит, что вроде бы угроза высосана из пальца. Больше того, представители некоторых банков, особенно увлеченно раздающих потребкредиты, намекают на то, что против них организована кампания по дискредитации.

Райская кабала

Появление на рынке широкого спектра финансовых продуктов с начала 2000-х годов, казалось, должно было подвигнуть казахстанцев на поиски дополнительной информации в обращении с новыми для них инструментами, однако произошло обратное.

Агрессивная реклама и обещания мгновенной выгоды привели к активному росту рынка страхования, ипотечного и потребительского кредитования, участия в долевом строительстве, что в итоге и привело к множеству громких скандалов. Оказалось, что уровень финансовой грамотности населения значительно отстает от роста и сложности предлагаемых финансовых продуктов. Так, анализ обращений с жалобами в комитет по контролю и надзору финансового рынка и финансовых организаций Национального банка РК (КФН) показал, что если с 2004 года обращения носили больше характер запросов относительно условий предлагаемых финансовыми организациями услуг, компенсаций советских вкладов, то уже начиная с 2007 года стали преобладать жалобы на действия финансовых организаций. В период с 2007 по 2010 год наблюдался рост обращений с претензиями страховщикам, что, по словам Гульбану Айманбетовой, председателя комитета, было обусловлено наличием пробелов в законодательстве, способствовавших недобросовестной деятельности отдельных оценщиков и страховых организаций.

С 2008 года казахстанские потребители начали преимущественно жаловаться на банковский сектор. В 2012 году на него приходилось около 60% жалоб, в 2013 году — уже 83%. Глава КФН в интервью сайту координационного совета по повышению уровня финансовой грамотности населения так описывает тематику обращений: «Завышенные ставки вознаграждения по займам; применение банками индексации платежей по займам; введение дополнительных комиссий в ходе обслуживания займов; оказание помощи в прощении долгов перед банком, в том числе за счет государственного бюджета; недопущение реализации банками залогового имущества, различные методы реструктуризации задолженности и списания неустойки, а также одностороннее изменение условий договоров банковского займа и банковского вклада. Кроме того, обращаются с просьбами проверить условия договора банковского займа на соответствие требованиям законодательства; правильность расчетов размеров ежемесячных платежей, задолженности по займу, пени, вознаграждения по депозитам, значения годовой эффективной ставки вознаграждения». Она отметила, что жалобы в основном идут от заемщиков, испытывающих затруднения в исполнении принятых обязательств по банковским займам.

О том, что казахстанцы пока не умеют рассчитывать свою платежеспобность, говорят и представители рынка, которые в последнее время порой просят заемщиков соизмерять свои доходы с ежемесячными платежами по кредитам, ставя в пример страны с высоким уровнем финансового развития. Однако, как показывают исследования, именно банки, а не потребителей следует винить в низком уровне финансовой грамотности. БВУ и микрокредитные организации просто не заинтересованы в том, чтобы заемщик владел всей информацией перед получением кредита, особенно если речь идет о кредите под залог имущества.

В США, которые традиционно приводятся в качестве примера ответственного отношения граждан к личным финансам, примерно 15% граждан ежемесячно обращаются за «зарплатным кредитом», всего в год их выдается на сумму около 50 млрд долларов. Для оценки рациональности заемщиков американские экономисты Адер Морзе и Марианна Бертран провели эксперимент. В 77 точках выдачи кредитов они поговорили с 1441 потенциальным заемщиком, выдав им информацию об эффективной процентной ставке (до 443% годовых) и рассказав, насколько дорого обходятся зарплатные кредиты по сравнению с кредитными картами. Оказалось, что даже простое разъяснение условий на месте существенно снижает уровень пользования услугами микрокредитных организаций. Конечно, любой желающий может легко получить доступ к тарифам банков и соразмерить кредитные ставки со своими возможностями. Однако тут есть два момента: во-первых, стандартный кредитный договор не всегда может понять человек даже с высшим экономическим образованием, а во-вторых, как рассказал «Эксперту Казахстан» источник из казахстанского банка — одного из лидеров по потребкредитованию, огромные очереди в отделениях, выматывающие процедуры проверки надежности заемщика, невнятные разъяснения сотрудников — все в банках направлено на то, чтобы потребитель как можно меньше знал о кредите и как можно быстрее поставил подпись под договором.

«Нам невыгодно иметь грамотных заемщиков. Они поймут, что на телефон или свадьбу легче накопить или что можно сравнить процентные ставки по кредитным картам в разных банках. Если раньше им (заемщикам) требовалось показать уровень дохода как минимум за 6 месяцев, который мы проверяли через Государственный центр по выплате пенсий (ГЦВП), то в последний год нам дали установку снизить планку до одного месяца. То есть в банк мог обратиться человек с улицы, какой-нибудь студент, который не имеет ни жилья, ни работы, и получить кредит. И он его получал»,— сообщил источник.

Потребитель стал инструментом банков, которые в надежде на государственное фондирование и рост цен на залоговое имущество агрессивно наращивают кредитный портфель. В этом случае гражданам сможет помочь только грамотная политика ограничения активности БВУ со стороны государства и проведение разъяснительной работы по финансовым инструментам.

Потребили и профинансировали

Сразу после назначения на пост главы Национального банка РК Кайрат Келимбетов обещал, что Нацбанком совместно с банками второго уровня в этом году будет разработана программа повышения финансовой грамотности населения, которая станет объяснять заемщикам, что возвращать деньги банкам, безусловно, нужно. Другие подробности программы регулятор пока не огласил. Глава ведомства отметил, что при этом облегчать жизнь заемщикам не намерен и политику и идеологию «а давайте все вместе не будем возвращать кредиты» считает неправильной и подрывной.

Кайрат Келимбетов также не поддержал идею законодательной инициативы — запрет изымать за долги единственное жилье. «Зачем тогда брали под него кредит?» — заявил Келимбетов журналистам.

Еще при Григории Марченко Нацбанк в сентябре прошлого года вынес на обсуждение документ под названием «Перечень нормативных правовых актов Республики Казахстан по вопросам регулирования банковской деятельности, в который вносятся изменения и дополнения», где, в частности, говорилось следующее: «Для банков, доля потребительских займов которых в совокупном ссудном портфеле банка составляет свыше 35%, дополнительно применяется надбавка в размере 3% от активов, взвешенных по степени кредитного, рыночного и операционного риска, к соответствующему значению коэффициента достаточности собственного капитала банка к2». То есть банки, специализирующиеся на потребкредитовании, вынуждены были бы увеличивать собственный капитал.

С 1 февраля 2014 года во всех БВУ будет ограничен темп роста беззалоговых потребительских кредитов — до 30% ежегодно. А с 1 апреля 2014 года заемщики не смогут брать кредиты, ежемесячные выплаты по которым составляют больше 50% от официального дохода. «Это оптимальный показатель, который говорит о том, что у заемщика есть деньги, чтобы обслуживать свой долг. Заемщики должны будут подтверждать это документами. Так, планируется, что с 1 января 2017 года, когда будет введено всеобщее декларирование, это будет очень жестким требованием. Сегодня мы отрабатываем нормативно-правовые документы с банками, когда ответственность в основном за это отношение определяться будет за коммерческими банками»,— сообщил глава Нацбанка.

Кроме того, Нацбанк намерен в очередной раз увеличить требование по показателю достаточности капитала, взвешенного по рискам для потребкредитов, с 75% до 100%.

«…Все мы должны понимать, что наша ответственность — общая, за недопущение перегрева на этом рынке. То есть не нужно раздавать заемщикам кредиты, не разбирая, может ли заемщик оплачивать данный заем. Кредит — это не субсидия или бесплатные деньги, а конкретное обязательство»,— заявил глава Нацбанка.

Все эти меры должны привести к повышению уровня если не финансовой грамотности, то сознательности — точно. Ведь, по логике, существует положительная корреляция между сложностью получения кредита и раздумьем о том, так ли уж нужен настолько дорогой заем.

Что еще мы можем сделать для вас?

О желании повышать финансовую грамотность казахстанцев недавно заявил один из лидеров по росту потребкредитования и невозвратным кредитам — kaspi bank, пожалуй, самый активный на рынке потребкредитования, который вложил один миллион долларов в программу «Просто о финансах» общественного фонда «Международный центр экономической грамотности».

На эти деньги банк совместно с фондом планирует провести крупномасштабное исследование по уровню финансовой грамотности казахстанцев, запустить образовательные проекты на радио, телевидении и в Интернете. Очевидно, kaspi пытается нивелировать поток негативной информации в СМИ и вернуть доверие заемщиков.

Однако Михаил Ломтадзе, председатель правления АО «Kaspi bank», заявил «Эксперту Казахстан», что проект с PR никак не связан: «Нам не нужен PR, его и так достаточно. Любая новость, которая касается нашего банка, и без того мгновенно разлетается. Нам не нужен PR и дешевые призы и вознаграждения. Наша основная задача состоит в том, чтобы население, принимая решение о покупках, взятии кредита, выплачивании, получении депозита, могло принимать взвешенные решения… Мы не подходим к этому проекту с точки зрения бизнес-показателей, но если спросить меня как менедежера — я, конечно, уверен, что инвестиции в образование и с точки зрения бизнеса принесут большие плюсы. Если люди осознанно будут принимать решение, от этого нам всем будет лучше и проще. Если не понимаете условия — не берите кредит. Это лучший совет, который я могу дать. Если что-то непонятно, то не надо брать. Не отвечает менеджер на вопросы — не надо брать»,— высказывает свою точку зрения г-н Ломтадзе.

Он отметил, что у каждой крупной компании бывают негативно настроенные клиенты, однако, по его мнению, ситуацию с kaspi критической назвать нельзя. А винить банки в безграмотности клиентов не совсем корректно: «У каждого человека есть возможность ознакомиться с договором, на скольких бы листах он ни был. Всегда договор является формой юридических взаимоотношений и защитой сторон, которые вступают в сделку. Но у договора, естественно, есть и короткие условия, которые позволяют понять, о чем идет разговор. В Казахстане, согласно законодательству, и размер шрифта, и информация, которая должна предоставляться, описывется четко — договоры предоставляются именно в таком формате. А дальше… Кто-то быстро читает, кто-то медленно, кто-то внимателен к деталям, кто-то нет».

То, что kaspi пытается лоббировать свои интересы, отрицает и директор фонда Гульмира Арбабаева: «Ни в коем случае. Одна из наших задач, которую мы обозначали в своей деятельности, это формирование социально ответственного поведения поставщиков финансовых продуктов и услуг в отношении потребителей, создание прозрачных и непредвзятых моделей продвижения и предоставления услуг. Такой подход к делу нами оговаривался еще в самом начале нашего сотрудничества и с kaspi bank. Отрадно, что у руководства kaspi bank есть понимание того, что программа “Просто о финансах” — это социальный проект, а мы, как фонд, являемся институтом гражданского общества. В данном конкретном проекте, мы считаем, банк получит больше, нежели просто лоббирование своих услуг и продуктов, а именно — финансово грамотных клиентов. Согласитесь, удобнее и выгоднее обслуживать продвинутого потребителя и, наоборот, больше хлопот у банка с тем заемщиком, который взял кредит, не подумав тщательно, как он будет обслуживать его и как будет потом возвращать эти деньги. Более того, договор о совместной деятельности между нашим общественным фондом и kaspi bank гласит, что “стороны намерены осуществлять некоммерческую деятельность, направленную на повышение финансовой грамотности населения”. В своей работе мы придерживаемся этих рамок»,— пояснила глава фонда.

Банковский омбудсмен Казахстана Ерсерик Сийрбаев считает, что повышение финансовой грамотности — святая обязанность всех, кто работает на рынке, а уж какая у них конечная цель — самореклама или социальная ответственность — дело второе.

«Что касается непосредственно финансирования фонда — возможно, это станет прецедентом, примером для других банков… Вообще население по сравнению с хозяйствующими субъектами несколько запаздывает в вопросе экономической грамотности. Рост образованности должен идти теми же темпами, что и расширение линейки продуктов. Разрыв может сокращаться и сокращается именно в результате таких мероприятий. В этом нет ничего плохого, банки не тратят деньги просто так. Повышая грамотность, финансируя, они расширяют свою клиентскую базу». По мнению банковского омбудсмена, сейчас грамотность не на таком уж катастрофическом уровне — просто у населения нет денег.

Бизнес розничных банков

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности