Богонеугодное дело

Редакционная статья

Богонеугодное дело

Почему банки в последнее время так увлеклись потребительским кредитованием — вполне понятно. Фондируются они по большей части за счет депозитов. Деньги это короткие, государство вообще и Нацбанк в частности снижать ставку рефинансирования не желают, то есть не дают банкам короткую ликвидность конвертировать в длинную. Все, что им остается в этой ситуации,— искать, куда эти свои короткие деньги пристроить, чтобы на них как-то заработать: на депозиты-то набегают проценты. И они их пристраивают, выдавая потребительские кредиты с короткими сроками возврата.

Конечно, о том, что потребкредитование — это, пожалуй, самая близкая по духу вещь к ростовщичеству, прямо запрещенному в исламе и сильно не поощряемому в христианстве, современный прогрессивный финансист вспоминать не будет. Между тем  стоит все-таки напомнить, что кредит, выдаваемый физлицу, в сути своей очень сильно отличается от кредита, выдаваемого юрлицу. Когда компания берет в долг, она запускает эти деньги в оборот или обновляет-наращивает основные фонды. Благодаря этому она увеличивает выпуск продукции или объем оказанных услуг. То есть, если бы не кредит, она бы просто не смогла этого сделать. Она топталась бы на месте. Благодаря же кредиту компания получает новый денежный поток и за счет этого выплачивает и долг, и проценты. В случае с физлицом — оно просто обзаводится новым мобильным телефоном, просаживает деньги в ресторане, проводит свадьбу за десять миллионов тенге. Иными словами, гуляет сегодня за счет своих будущих доходов, но часто даже не осознает этого. Причем, учитывая приличные проценты, которые оно, физическое лицо, выплачивает банку за все это веселье, можно считать, что оно обкрадывает само себя, свое будущее. Если ты купил телевизор в кредит сегодня, ты должен твердо понимать: это означает, что твой годовой доход уменьшится. Из него нужно будет вычесть цену полутора «ящиков», потому что пятьдесят процентов сверху придется отдать банку. Ты должен также понимать, что по сути становишься беднее только из-за того, что не можешь сдержаться и накопить нужную сумму.

Конечно, всегда есть исключения. Человек, который получает высшее образование в кредит, увеличивает тем самым свою будущую зарплату. Самозанятый, покупающий Daewoo Nexia и таксующий на ней, — это тот же предприниматель. Но в целом картина такова: заемщики, одолеваемые жаждой потребления, просто добровольно идут на то, чтобы стать беднее. А все песни про то, что кредит в банке заставляет их больше трудиться,— от лукавого.

Хороший пример обывателя, обкрадывающего самого себя, — жанаозенский рабочий. Некоторых из них уже нет с нами. И отчасти потому, что им нужно было платить за кредиты. Как только аким Жанаозена увидел, что в город пришло потребкредитование и, в частности, автокредитование, он должен был тут же инициировать принятие законопроекта о том, чтобы объявить Жанаозен и другие моногорода зонами, свободными от банковских отделений. В действительности то, что люди, по определению небогатые, не способные обслуживать кредиты, все же получают их, является серьезнейшим фактором социальной нестабильности. Потому что если кто-либо взял денег в долг и вернуть его не может — он считает, что это вина государства, которое его не предостерегло от неверного шага. А поскольку виновато государство, а не заемщик, то он верит, что долг может не возвращать. Когда же его принуждают долги возвращать, он страшно раздражается и хватается за кусок трубы.

Самое правильное для государства в этой ситуации — ограничить потребкредитование, зарегулировать банки. Тем более правильно это потому, что конкретно наша страна от этого ничего не получает и с другого конца: большая часть денег, потраченная заемщиками-физлицами, уходит за границу — их тратят на импорт. Эти денежные потоки не развивают местное производство, стимулируют не тот, который нам нужен, спрос — а, собственно, на Западе потребкредиты для того и были когда-то придуманы: для раскачивания ВВП через стимулирование спроса. Может быть, какие-то сервисные направления экономики и получают за счет этого некоторый рост продаж. Но в целом Казахстан больше теряет от развития потребкредитования, чем приобретает.

И все-таки, возвращаясь к банкам, стоит сказать, что если власти ограничивают их активность в этой сфере, они должны предложить им какую-то альтернативу. Банкам вместе с властями необходимо найти выход, придумывать, как им направить свою энергию в созидательное русло, то есть пустить депозитную ликвидность на кредитование бизнеса.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики