Деньги на травке

Казахстан обладает природными ресурсами для выращивания и сбора лекарственных растений, но без государственной поддержки эта отрасль вряд ли начнет развиваться

Деньги на травке

Изображение лекарственного растения дармина (полынь цитварная, служит сырьем для, например, производства сантонина, применяемого в лечении аскаридоза) можно увидеть на гербе Шымкента. Веточка полыни украшала и старый герб города, нашлось ей место и на новом, что вполне объяснимо: благодаря дармине в Шымкенте в 1885 году появился завод, положивший начало фармацевтическому производству в Казахстане. Много цитварной полыни росло именно в долине реки Арысь, и уже при советской власти в тех местах был создан совхоз «Дармина». Кроме цитварной полыни в «Дармине» для нужд фармакологии выращивалось множество лекарственных культур. Однако слава совхоза — в прошлом, его давно не существует, а расклад с лекарственным сырьем в Казахстане — парадоксальный. Несмотря на то что в республике ряд регионов обладает очень подходящими условиями для выращивания лекарственных трав, сейчас местные производители основную долю сырья для препаратов на основе лекарственных растений импортируют.

Дары неродного края

Для примера рассмотрим ситуацию с компаниями «Зерде-Фито» и «Кызылмай», чьи названия на слуху, а продукция давно себя зарекомендовала в РК. На счету «Зерде-Фито», по собственным данным компании, 80% рынка фиточаев казахстанского производства, за «Кызылмай» говорит широкий спектр производимой продукции (почти 100 наименований), прошедшей медико-биологические исследования в научных центрах. Обе эти компании используют для своего производства только натуральное сырье, большей частью лекарственные растения. И до 80–90% этого сырья — импортное. «Когда был Советский Союз, было все общее, а теперь частное. Мы почти нигде не можем заготавливать, потому что все земли поделены, нет свободных земель. Есть заказники и заповедники государственные, туда никого вообще не пускают заготавливать. Кроме того, раньше было Министерство экологии, мы вели с ними разговор: где нам можно собирать, где чистые зоны, сейчас всего этого нет»,— рассказывает Галина Павелковская, доктор фармацевтических наук и заместитель директора по научной работе ПК «Фирма “Кызылмай”». По ее словам, компания договаривается с частниками, которые выращивают калину, облепиху, рябину, договаривается с владельцами больших участков земли об организации сбора, например, зверобоя. Но все это в общем объеме необходимого «Кызылмаю» сырья (в год компании требуется около 100 тонн высушенных лекарственных растений) занимает не более 20%. Еще несколько лет назад поставки лекарственных растений шли в основном из Киргизии и Узбекистана. С образованием Таможенного союза, говорят в «Кызылмае», вопрос с сырьем стало решать легче. Крупное российское предприятие «Биоресурс» удовлетворяет почти все запросы казахстанской компании по лекарственному сырью. «Они присылают нам сырье с анализами надежной лаборатории, при этом дают возможность выбрать — цельное, резаное, измельченное, разные категории по цене. Сырье стандартное — это значит правильно доработанное. Если должна быть собрана пятисантиметровая верхушечка — значит, так и будет», — характеризует российского поставщика Галина Павелковская.

Если в ПК «Фирма “Кызылмай”» убеждены, что при создании препаратов нужно пользоваться сырьем своего, евроазиатского региона, то география поставщиков «Зерде-Фито» шире: кроме России и Украины, это и Индия, и Китай, и Египет, и даже Камбоджа — «где есть качественное сырье, оттуда и завозим». В отделе маркетинга ТОО «Зерде-Фито» объясняют, что отечественное сырье принимают тоже: собрал казахстанский предприниматель горный шиповник, привез 2–3 тонны — возьмут. Правда, компании этого объема хватит на месяц-два, и шиповник все равно придется покупать в Узбекистане. Шиповник поедет из Ташкента на таможню в Алматы и только потом его отправят в Шымкент. Точно так же ездит по Казахстану узбекская мята. «Если казахстанские поставщики будут удовлетворять нас как по объемам сырья, так и по его качеству, конечно, будем закупать у них. Сэкономим и на логистике, и на таможенных пошлинах»,— говорят представители «Зерде-Фито».

Один в поле

Расположенное в Саркандском районе, ТОО «Azia Gold» — единственное в РК хозяйство, занимающееся сбором и выращиванием лекарственных растений в промышленных масштабах. Когда-то на территории СССР было несколько десятков специализированных совхозов, в том числе и уже упомянутая «Дармина», сейчас такие хозяйства можно пересчитать по пальцам: «Радуга» в Крыму, Azia Gold у нас и еще несколько хозяйств поменьше в России. Выращивают в Azia Gold мяту, валериану, ромашку, фенхель, собирают корень солодки. «Сейчас около 600 тонн сырья мы готовим в год. А вы на 5 умножьте — и получится показатель в сыром виде». Руководитель ТОО «Azia Gold» Алексей Коржиков рассказывает, что в объеме производства соотношение культивируемых и дикорастущих лекарственных растений пока в пользу последних: 30% культивируемых, 70% дикороста. Поля с культивируемыми лекарственными растениями занимают около 100 гектаров. В хозяйстве планируют площадь посадок увеличивать и уже в этом году получить около 300 тонн сырья из культивированных лекарственных растений.

Куда эти сотни тонн идут, если не нашим производителям? В основном на экспорт. Благодаря тому, что казахстанское хозяйство, работающее с 1997 года, имеет достойную репутацию, оно смогло занять определенную нишу на внешнем рынке. «В Европе именно нас знают, нам открыли форточку, но не дверь. За рынок сбыта надо воевать. Казахстанские потребители не покупают практически наше сырье — потому что дорого для них»,— поясняет г-н Коржиков. Работает Azia Gold «под заказ» иностранных партнеров, а не так, что «без определенных покупателей — посадил и потом не знаешь, что с этим делать». В планах Коржикова, учитывая рост интереса к экологически чистой продукции, отказаться от химических удобрений при выращивании растений и получить соответствующие экологические сертификаты. Пока такой сертификат у компании есть лишь на один из дикоростов.

Пока травка подрастет, много воды утечет

Такое нетрадиционное для казахстанских сельхозпроизводителей направление деятельности, как выращивание лекарственных трав, считается в теории высокорентабельным и может приносить прибыль в разы большую, чем, допустим, зерновые. На практике последователей у Алексея Коржикова в Казахстане пока не наблюдается. В «Кызылмае» вспоминают, что договаривались с фермерами из того же Саркандского района, и те пару лет выращивали для них календулу. Но от дальнейшего сотрудничества саркандцы тогда отказались: больно уж трудоемкий процесс, особенно если учесть, что цветет календула все лето, собирать ее нужно вручную и ежедневно. Приняли решение выращивать пшеницу: ее «посеял — и голова не болит».

И потребители, и производители лекарственного растительного сырья сходятся во мнении, что производство лекарственных растений — дело крупных хозяйств. Выращивая небольшие объемы, фермеры затрачивают много ресурсов, и сырье становится слишком дорогим. Кроме того, коммерческая отдача от посевов начинается только через 2–3 года, когда растения дают уже стабильный урожай. Найти кредиты, учитывая, что экономической отдачи придется ждать несколько лет, нереально. А значит, придется вкладывать собственные средства, которых у небольших хозяйств, как правило, в обрез. Более того, прямой поддержки (в виде субсидий — как дают их зерновикам или производителям масличных культур) у сельхозпроизводителей лекарственных культур нет. Действовать приходится в условиях постоянного дефицита средств, подтверждает руководитель Azia Gold. За свой счет оборудовать склады и сушилки, решить вопросы с логистикой. Сейчас хозяйству, чтобы получать сырье в больших объемах, нужно приобрести конвейерный сушильный комплекс — снова будут покупать за свои, льготный кредит не светит. Пока вся помощь от государства — субсидирование лизинговой сделки в размере 7% от фонда развития предпринимательства «Даму». В лизинг была приобретена техника для обработки земли, выращивания и уборки лекарственных трав.

Помимо финансовых есть и другие проблемы. «Раньше государство занималось адаптацией растений для определенной климатической зоны. А сейчас мы как пионеры идем, до нас никто этого не делал, нам нужно сейчас выбрать из пяти-семи растений два-три, которые будут стабильно давать урожай в больших объемах»,— рассказывает Алексей Коржиков. С научными учреждениями, которые занимались бы лекарственным растениеводством, в стране туго. При Юго-Западном НИИ животноводства и растениеводства создавался первичный питомник перспективных однолетних и многолетних лекарственных растений, но на вопрос о его судьбе в институте ответили, что функционировал он только с 1997 по 2001 год, затем в связи с отсутствием финансирования программа была свернута. Несмотря на факторы, усложняющие производство лекарственных растений, Алексей Коржиков подтверждает: рентабельность у этого сельскохозяйственного бизнеса хорошая, но «процесс очень трудоемкий, нужны хорошие специалисты, информация, специальное оборудование и специальная сельхозтехника».

Заместитель директора по научной работе ПК «Фирма “Кызылмай”» Галина Павелковская предполагает, что возрастающий интерес к лекарственным средствам растительного происхождения и соответственно рост спроса на сырье со стороны фармацевтической промышленности подстегнет интерес казахстанских фермеров к такому бизнесу, как выращивание лекарственных трав. Правда, по мнению г-жи Павелковской, случится это не так скоро. Надеяться только на законы рынка или включить пункт о поддержке производителей лекарственных растений в программу развития агрокомплекса страны? На наш взгляд, второй вариант более предпочтительный. Благодаря сочетанию климатических и географических факторов в ряде регионов РК возможно выращивать высококачественное лекарственное растительное сырье, которое будет востребовано как на внутреннем, так и на внешнем рынке, и создание государством условий для повышения привлекательности такого бизнеса позволит значительно быстрее развить пусть нетрадиционную, но перспективную отрасль сельского хозяйства.

Хорошо забытое старое

Сто лет назад лекарственные растения занимали большую часть рынка медицинских препаратов (на них приходилось около 80% его объема). В течение 20-го века синтетические препараты серьезно потеснили растения, но последние десятилетия идет обратный процесс: интерес к препаратам растительного происхождения возвращается, и сегодня мировой рынок характеризуется положительной динамикой использования лекарственных трав. У синтетических препаратов больше нежелательных побочных эффектов, нежели у растительных, и это основной фактор, влияющий на повышение интереса к лекарственным растениям. Сейчас в мире около трети фармацевтической продукции изготавливается на основе лекарственных растений; по оценкам экспертов ВОЗ, в ближайшее десятилетие доля препаратов, изготавливаемых из лекарственного растительного сырья, достигнет 60% в общих объемах потребления фармацевтических средств.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики