Вышли из сумрака

Начиная с 1 февраля трудовые мигранты, могут получить при содействии своего нанимателя официальную регистрацию

Поправки в соответствующий закон были приняты в конце прошлого года. Теперь гастарбайтер может заключить трудовой договор с работодателем сроком до года и платить индивидуальный подоходный налог — 2 месячных расчетных показателя за каждый месяц. Каждый казахстанец — физическое лицо — может нанять до пятерых работников одновременно. Применимо нововведение к гражданам тех стран, выходцы из которых могут находиться в Казахстане без виз три месяца, то есть Азербайджана, Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана. Основным источником поступления неформальных трудовых мигрантов являются именно страны с безвизовым режимом.

Проблема для Казахстана, мягко говоря, актуальна. По оценкам Всемирного банка, наша республика является девятой страной в мире по количеству отправленных и принятых мигрантов. Прежде всего, конечно, последних. Объяснение тому простое: пропасть между доходами на душу населения в Казахстане и соседних странах все увеличивается. Низкие доходы, нехватка работы на родине толкает людей на то, чтобы мигрировать в Казахстан.

Легализуйтесь!

«Поправки распространяются на небольшой поток трудовых мигрантов — на тех, кто предоставляет услуги в домашнем хозяйстве в качестве няни, садовника, повара, водителя, а также на строительство и ремонт жилых помещений, находящихся в личной собственности работодателя»,— поясняет независимый эксперт по трудовой миграции, юрист Вадим Ни.

Меруерт Махмутова, директор Центра анализа общественных проблем, говорит, что плюсом принятия нововведений является возможность легализовать трудовых мигрантов, работающих в теневом секторе экономики: «Трудовой мигрант может получить разрешение на срок, указанный им в заявлении, уплатить авансовый платеж по подоходному налогу и устроиться на работу у физического лица в качестве домашнего работника. Эта идея перекликается с рекомендациями нашего исследования, проведенного для Азиатского банка развития в 2007 г. по результатам обследования в Казахстане трудовых мигрантов из Азербайджана, Армении, Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана и их денежных переводов на родину. Мы предлагали тогда легализовать трудовых мигрантов из этих стран, дать возможность им платить в бюджет фиксированный процент от доходов, как у нас уже практикуется в отношении индивидуальных предпринимателей. Тем самым появилась бы возможность взять на учет всех неформальных трудовых мигрантов, дать им возможность легализовать свой статус, отправлять переводы на родину по официальным каналам». Одним из результатов исследования, сделанного центром, который возглавляет г-жа Махмутова, стало то, что три из четырех гастарбайтеров отправляют деньги на родину по неофициальным каналам. Прежде всего потому, что доступ к банковским услугам для них ограничен. «В 2010 г. Россия дала возможность оформления патентов трудовыми мигрантами, используя аналогичный подход. В Казахстане в течение 2013 г. законопроект обсуждался и наконец был принят в декабре». Также к плюсам экономист добавляет возможность создать базу данных трудовых мигрантов, основываясь на информации, собираемой при выдаче разрешений. Это, в свою очередь, позволит лучше анализировать: откуда прибывают к нам мигранты и для каких целей.

Таким образом бюджет получит подоходный налог, который будет выплачиваться гражданами Узбекистана и Киргизии, а сами они, имея на руках индивидуальный идентификационный номер, смогут получить доступ к финансовым услугам. То есть попросту отправлять деньги на родину банковским переводом. Это даст пусть и не очень большую, но прибавку к оборотам отечественным банкам.

«Для казахстанцев, которые сталкиваются с проблемой забитых детских садов и хотят нанять недорогую няню или которые не могут найти сиделок для пожилых родителей, эти нововведения придутся как нельзя кстати. Теперь они могут официально нанять иностранцев, предоставляющих эти услуги недорого и которые, в отличие от граждан республики, могут работать в течение всех суток»,— говорит Меруерт Махмутова.

Скрытый процент

Повысится ли стоимость услуг бывших нелегалов для конечных пользователей? Вряд ли. Дело в том, что существующая система приводит к тому, что сотрудники полиции регулярно отлавливают гастарбайтеров, но затем отпускают их, взяв соответствующую мзду. Часто полицейские выжидают, как в засаде, пока те же строители не закончат «объект» — и только в этот момент приходят с инспекцией. «Цена вопроса» — это нередко половина заработка мигранта. В периоды кампаний, когда полицейским нужно в любом случае депортировать какое-то число нелегалов, они могут затребовать и всю сумму, которая найдется в карманах узбекского или киргизского рабочего. 2 МРП — это примерно 3500 тенге. Нелегалы расстаются ежемесячно с гораздо большими деньгами, откупаясь от полиции. Таким образом, доход, который получают коррупционеры, переместится в государственную казну, чему нельзя не радоваться.

Авторы закона уже озвучивали цифру, о которой идет речь — это не менее 10 млрд тенге. Различные источники говорят, что в Казахстане трудится около 700 тысяч нелегалов. Таким образом, если легализуются все, государство может получить и гораздо больше: 29,4 млрд тенге в год. Но государство, очевидно, на такое развитие событий не рассчитывает, предполагая, что законно трудиться захочет лишь треть.

Трудовые мигранты в массе своей очень обрадовались нововведению. Уже один тот факт, что им можно будет теперь спокойно ходить по улицам, не опасаясь столкновения с нарядом полиции, их обнадеживает.

Единственный технический нюанс: им придется заранее определяться с местом работы, чтобы получить соответствующее разрешение. Однако в реальности они и сейчас, уже пересекая границу, знают, где они будут работать. В роли агентов и прорабов выступают зачастую их бывшие соотечественники, получившие казахстанское гражданство.

Ложка дегтя

Казалось бы, картина рисуется радужная. Мигранты довольны изменением статуса, правительство пополняет бюджет, банки снимают проценты с переводов. Но в каждой бочке меда найдется своя ложка дегтя.

Вместе с этим огромная масса нелегальных мигрантов, занятых на больших стройках, которые ведутся компаниями, а также «толкающих тачки» на рынках, под действие новой версии закона не подпадают. «Подавляющее число иностранных работников трудится в сфере услуг и в строительном секторе, а не в домашнем хозяйстве. И кардинально эти поправки ничего не смогут решить»,— уверен г-н Ни. Для них все останется по-прежнему.

«Во-первых, система разрешений распространяется лишь на домашних работников,— в унисон говорит Меруерт Махмутова. — Она охватывает не всех мигрантов, которые нуждаются в легализации своего статуса. Как показывают результаты статистики и данных по легализации в 2007 г., больше всего трудовых мигрантов официально и неофициально привлекает строительный сектор. Во-вторых, насколько физические лица заинтересованы в формализации найма трудовых мигрантов? Как показывает практика применения патентов в России, физические лица не заинтересованы заключать контракты со своими домашними работниками. Есть опасность, что лица, привлекающие граждан из ближнего зарубежья для сексуальной эксплуатации, будут пользоваться нововведениями для легализации своей деятельности. Но это, конечно, зависит от эффективности работы правоохранительных органов».

Деян Кесерович, глава миссии Международной организации по миграции (МОМ) в Центральной Азии и Казахстане, считает, что в нынешнем виде закон будет работать ограниченно.

«Что касается нелегальной миграции, то мы предпочитаем применять термин “нерегулярная миграция”, что соответствует международно применяемой терминологии. Вопрос заключается в применении системного подхода. Когда не работает одна часть системы, это может быть использовано недобросовестно. Обязывать трудящихся мигрантов платить налоги — правильно. Но есть и другая сторона вопроса: будет ли выгодно работодателю платить официальную зарплату? Необходимо законодательно урегулировать штрафные санкции для работодателей, которые отказываются легализовывать своих работников».

По словам г-на Кесеровича, сейчас подобные схемы эффективно работают в европейских странах, где также существует проблема с трудящимися мигрантами из стран Ближнего Востока и Восточной Европы.

«Да, трудно заставить эту схему работать, но трудность ничто по сравнению с экономическим эффектом и выгодой, которые может получить государство,— поясняет глава МОМ ЦА и РК. — Управление трудовыми ресурсами — это мировая проблема, а не только Казахстана. Глобализация и урбанизация идут большими темпами, от России до Великобритании, практически все западные страны имеют тенденцию старения населения и отрицательный демографический рост. В этой ситуации проявляется все больше потребности в рабочей силе. Если в стране существует нехватка рабочей силы, тогда возникает потребность в ее миграционном пополнении.

Вот здесь как раз и возникают определенные сомнения. Нужна ли Казахстану рабочая сила извне? Понятно, когда на низкоквалифицированную работу привлекаются мигранты в Европе или России, где есть демографический провал. Но в Казахстане с рождаемостью все в порядке, население растет. Причем наша республика сейчас находится в стадии активной урбанизации. Сельская молодежь отправляется на заработки в города. Даже официально население городов за десять лет увеличилось примерно на 20%. В реальности их гораздо больше. Треть трудоспособного населения — так называемые самозанятые, то есть большей частью безработные. Социологические замеры показывают, что каждый третий взрослый казахстанец или не имеет работы вообще, или не имеет постоянной работы. Для многих из них даже те пятьдесят тысяч тенге в месяц, которые получают узбекские мигранты, работающие на полях, являются приличным заработком.

В таких обстоятельствах легализация иностранной рабочей силы кажется решением кощунственным. Государство как бы заявляет, что доходы госбюджета для него важнее собственных граждан, а это неприемлемо. Таким путем можно вырастить социальную напряженность в среде внутренних мигрантов, получить на выходе массу историй, вроде стихийного погрома перед торговым центром «Прайм плаза», случившегося в прошлом году.

Очевидно, ограничение сфер деятельности, в которых производится легализация, а также то, что нанимать работников могут лишь физлица, как раз призвано несколько снизить накал страстей. Получается, что государство разводит внутренних и внешних мигрантов по разным секторам. Судя по всему, полицию теперь настроят на то, чтобы жестче обращаться с теми трудовыми мигрантами, которые легализоваться все-таки отказываются.

Получается, что, например, при строительстве частного дома теперь, несомненно, выгоднее нанимать узбекских и киргизских строителей. В то же время строительная компания, если она не хочет столкнуться с проблемами, будет вынуждена нанимать казахстанцев (по иронии на строительстве частного дома нелегал зарабатывает обычно на 150 долларов больше, чем его коллега, занятый при возведении больших зданий; однако и проблемы с полицией в этом случае нелегал решает сам). При этом, очевидно, рынок сиделок, если так можно выразиться, захватят выходцы из соседних стран. А вот в торговле все вакансии будут заняты казахстанцами. Появляются целые сферы, отданные на откуп иностранцам. И вместе с тем появляются другие секторы — куда их не допускают. К чему такое размежевание приведет в конце концов, пока даже трудно представить.

Семь раз отмерьте

Стратегия-2050 четко формулирует, каких целей нужно достигнуть, напоминает г-н Кесерович. «Очевидно, что Казахстан смотрит на проблемы миграции с точки зрения безопасности государства. Однако вопросы миграции также влияют на развитие страны,— указывает на проблему глава миссии МОМ. — Какие мигранты необходимы стране? Понятно, что это первостепенный вопрос. Прежде всего отмечу, что Казахстану мигранты нужны». Но сейчас нет ни одного эксперта, который мог бы уверенно сказать, сколько их сейчас находится в стране. Потому что государственная политика в области сбора и гармонизации статистических данных по миграции не дает возможности вычислить даже их число. Чтобы иметь грамотную политику в сфере миграции, необходимо регулярно оценивать спрос на рабочую силу и предложение на рынке труда. Принимая решения наобум, можно получить неожиданные последствия в виде группы «обиженных», эмоции которой выплеснутся на улицы в самом нелицеприятном виде. Вместе с тем большая программа по созданию высокооплачиваемых рабочих мест для «самозанятого» населения, если бы таковая была осуществлена, сняла бы все вопросы, связанные с трудовой миграцией из соседних стран. В конце концов, сытый всегда благодушнее голодного.

Редакционная статья

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики