В погоне за счастьем

Редакционная статья

В погоне за счастьем

Почему государство пошло на легализацию гастарбайтеров? Неужели прислушалось к международным правозащитным организациям? Вряд ли. Собственно, власти, по большому счету, устраивало, что граждане соседних стран находятся у нас на положении нелегалов. Это был лишний рычаг во внешней политике. И довольно мощный, учитывая зависимость от переводов населения того же Узбекистана, например. Россия вон этот рычаг применила, закрыв страну для таджикских мигрантов.

Но это не наш путь. Вот кому-то в Минфине пришла идея, что с гастарбайтеров можно собирать приличный подоходный налог. И достаточно быстро вопрос был решен в пользу создания правил игры.

Каждый, кто строил себе дом, сталкивался с этим. Кого нанимать? Опытным путем выяснено, что брать узбекских и киргизских мигрантов выгоднее по многим причинам. Во-первых, оторванные от своего окружения, они думают больше о работе, добросовестнее выполняют ее. Во-вторых, они реже садятся пить чай. Но вместе с тем связываться с нелегалами опаснее, поскольку в любой момент может нагрянуть миграционная полиция и оштрафовать как работников, так и работодателя.

Закон, легализующий гастарбайтеров, разделил казахстанцев на лагеря. Причем разделение это невольно произошло и по языковому признаку, и по уровню доходов. Русскоязычные, то бишь городские казахстанцы, введение нормы приветствовали. Одобрили ее состоятельные граждане. Законно нанимать строителей, вместо того чтобы давать лишний раз взятки — это хорошо, если хочешь иметь чистую совесть.

Но урбанизирующиеся сельские жители, которые сами ищут счастья в каменных джунглях, предпочли бы, чтобы статус гастарбайтеров никак не менялся. Решение властей раздражает их. Они верят, что власть таким образом предает их. Отдает их рабочие места иностранцам, гражданам других государств. А своим не гарантирует куска хлеба. Да, они берут меньше за ту же работу. Да, выполняют ее добросовестнее. Но они же не наши. Они же говорят хоть и на похожем языке — но все-таки на чужом.

Перетирающие такие мысли в головах сами существуют на полулегальном положении. Ужесточение требований к квадратуре жилой площади при регистрации лишило возможности внутренних мигрантов «прописываться» в «резиновых общежитиях». Их не обслуживают в поликлиниках. Чтобы восстановить утерянные документы, им приходится ехать на малую родину. Автобусы при этом иногда останавливает полиция на постах, проверяет удостоверения — и отсутствие «бумажки» может стать поводом придраться, «проследовать в отделение»…

«Городских» и «сельских» новый закон сталкивает друг с другом. Подчеркивает второсортность одних, первосортность других. И тут нет ничего хорошего.

В действительности это не вопрос к самим мигрантам. С ними-то все понятно — они просто пытаются выжить. Согласится ли человек в здравом уме годами жить вдали от собственной семьи, если есть возможность быть рядом с нею, рядом со своими детьми? Вряд ли.

Скорее это история о нас самих, о нашем мнимом единстве.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее