Кайдзен № 17

Президентские послания не изменяют тактике постепенных улучшений, но все больше походят на расширенные совещания правительства

Кайдзен № 17

К посланиям президента РК о том, как нужно исполнять предыдущие послания, казахстанцы уже давно привыкли. Такой подход свидетельствует о последовательности, или, как любят подчеркивать спичрайтеры Акорды, эволюционности развития политической системы и экономики (а она у нас, как известно, на первом месте). Этим достигается убежденность, что всякая новая президентская повестка не возникает с потолка, не привносится популистами, а является продуктом длительной практической работы власти.

На этот раз президент Нурсултан Назарбаев нашел относительно новые аспекты проблемы реализации своей стратегии «Казастан-2050», которая наследует аспекты стратегии «Казахстан-2030» — досрочно выполненной, как убежден казахстанский лидер. Все, о чем говорил президент, безусловно, актуально для сегодняшнего Казахстана: и повышение зарплат чиновникам, а также пособий инвалидам; и необходимость наращивать переделы обработки сырья, обеспечивая трансферт технологий; и задача сдерживания инфляции. Даже требование заключить патриотический пакт нельзя назвать совсем уж несвоевременным.

Но, пожалуй, только последний пункт — это та проблема, которую не может поднять премьер-министр. Остальные вполне могут находиться в его ведении, не поднимаясь выше. Но почему-то именно экономическую повседневку у нас артикулирует президент. Судя же по тому, с какой оперативностью госорганы и госкомпании начали претворять в жизнь экономические тезисы, озвученные в послании, государство (и как бюрократическая машина, и как самый крупный игрок в экономике) по-прежнему остается если не в режиме ручного управления, то в режиме ручного ускорения.

Разъясняя стратегию

Еще осенью президент анонсировал это послание как набор тезисов краткосрочного плана действий в рамках большого алгоритма стратегии «Казахстан-2050». «Следующее послание свое в начале года я посвящу тому, как мы будем выполнять эту программу, что для этого нужно, какие ресурсы подключаем, — рассказал Нурсултан Назарбаев 29 ноября на форуме болашакеров. — И я надеюсь сегодня в ваших выступлениях услышать ваши мнения и предложения и уверенность, что вы станете главными — теми, кто будет меня поддерживать в осуществлении этой программы на благо нашей родины, на благо благополучия всех казахстанцев».

Вопреки устоявшейся практике — разъяснение механизма работы закона у нас всегда занимает объем больший, чем сам закон — послание с деталями стратегии заняло место почти в четыре раза меньше самой стратегии (см. график). Видимо, потому что Нурсултан Назарбаев на этот раз сконцентрировался на краткосрочных целях.

Преемственность нынешнего послания стратегии-2050 была отражена в названии: «Казахстанский путь-2050: единая цель, единые интересы, единое будущее». Тема единства неизбывно присутствует во всех президентских спичах, но не так давно стало учащаться троекратное употребление прилагательного «единый» и числительного «один» как в лозунгах правящей партии «Нур Отан», так и во внепартийных государственных текстах идеологического характера.

К примеру, уже второй год ко Дню первого президента, отмечаемому 1 декабря, на улицах казахстанских городов появляются баннеры с надписями вроде: «Одна Родина, одна судьба, один лидер». Злые языки сразу вспоминают некогда популярное в Германии «Ein volke, Ein Reiche, Ein Fuhrer», но вряд ли это было сделано осознанно. Что поделать, если эта формула оказалась самой пластичной и живучей из патриотического словаря.

Как всегда, президент начинает послание с алармистских ноток, говоря о внешних вызовах и необходимости адекватно им отвечать. «Стратегическое планирование в ХХI веке является правилом номер один. Ибо никакой ветер не будет попутным, если страна не знает маршрута и гавани прибытия,— добавил в речь образности Нурсултан Назарбаев. — Стратегия-2050, как путеводный маяк, позволяет нам решать вопросы ежедневной жизни людей, не теряя из виду нашей главной цели».

В своем обращении глава государства избежал традиционного для его выступлений памятования лихих девяностых, а также удержался от прямого цитирования западных философов вроде Люка де Вовенарга. Хотя два известных афоризма он все-таки привел, интерпретировав их на свой лад.

Самой заметной новинкой этого послания стал даже не его стиль и не структура, а форма подачи: президент впервые за 17 лет не стоял за трибуной, а сидел, зачитывая послание.

Сказать, отрезать, зарубить

В президентском послании формулируются тезисы, которые проводятся в жизнь правительством или другими органами государственной системы. Это такой механизм одобрительной отмашки верховного чиновника страны, его вердикта по спорным вопросам: если глава государства выразил определенную позицию — значит, разночтений быть не может.

В этом послании Нурсултан Назарбаев четко дал понять, что поддерживает выбранную правительством траекторию промышленной модернизации (ГПФИИР-2). Рост эффективности традиционных ресурсных секторов (напомним, что в концепции ГПФИИР-2 выделены три кластера: нефтяной, горно-металлургический и химический), где у Астаны «естественные конкурентные преимущества», теперь стоит во главе угла, а геологоразведка становится одним из приоритетных секторов для привлечения инвестиций и трансферта технологий.

«Надо попросить и заставить, если надо — помочь им кредитами. Вместе поработать. Если мы это сделаем — мы половину индустриализации в Казахстане выполним,— убеждал президент, коснувшись темы создания недропользователями сервисных и перерабатывающих производств внутри страны. — Как это так мы позволяем выпускать сырье без обработки?»

Обрабатывающую промышленность, однако, тоже не забросят. «Конкретным результатом каждой пятилетки должно быть создание новых отраслей экономики. В рамках первой пятилетки созданы автомобиле- и авиастроение, производство тепловозов, пассажирских и грузовых вагонов. Их надо расширять, выводить на внешние рынки,— подчеркнул он. — В рамках второй и следующих пятилеток следует основать отрасли мобильных и мультимедийных, нано- и космических технологий, робототехники, генной инженерии, поиска и открытия энергии будущего».

Глава государства поставил точку в давних дискуссиях о строительстве четвертого НПЗ и АЭС. «Надо немедленно строить новый нефтеперерабатывающий завод»,— отрезал он. В случае с АЭС президент был столь же четок. «Газом топить — это жечь ассигнации. Тенге, доллары. Нефтью топить — это тоже жечь доллары»,— процитировал он на свой лад Менделеева, а после обвинил журналистов, дилетантски пишущих о ядерной энергии. «Это чистая энергетика, в конце концов, научно-технический прогресс,— подчеркнул Лидер нации. — Синдром Фукусимы — другое дело. Это там, где есть цунами, есть землетрясения…» В стране же, богатой ураном, уверен он, должна быть и атомная энергия.

Президент в очередной раз призвал поставить сельское хозяйство на инновационные рельсы, повысить эффективность администрирования. «Я вспоминаю момент, когда Китайская Народная Республика занялась аграрным сектором, наделила крестьян землями. Каждый год проверялось: допустим, на своем наделе один вырастил сто тонн, а другой — пятьдесят. Так в следующем году тот, у кого было пятьдесят, отдавал свою землю тому, кто может делать сто. Может быть, по земле нам тоже перейти к такому подходу, потому что это национальное достояние должно использоваться как следует?» — спросил президент так, будто кто-то ему мог и хотел возражать.

Все собравшиеся (судя по аплодисментам) только поддерживали этот метод, прямо согласующийся с Христовой притчей о пяти талантах, изложенной в Евангелии от Матфея. «Итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет»,— наверняка именно этим (по крайней мере, по смыслу) будут завершаться теперь все спичи чиновников на агропромышленную тематику.

Президент решил обозначить свою позицию в отношении генетически модифицированных организмов: «То, что люди не знают — они того страшатся. Генно-модифицированные культуры будут резко распространяться по всему миру — такая сегодня потребность. И это не является чем-то несъедобным. Наоборот!»

Представив список из семи поручений правительству (см. таблицу), Нурсултан Назарбаев подробно и сочно рассказал об одном из них — приватизации. «Мы об этом из года в год говорим, Асет Орентаевич (Исекешев — министр индустрии и новых технологий. — “ЭК”) и Умирзак Естаевич (Шукеев — предправления ФНБ “Самрук-Казына”. — “ЭК”)! Вы когда-то были революционерами, а теперь стали консерваторами. Может, и правильно: кто до 25 лет не революционер — у того сердца нет, а кто после сорока не консерватор, у того — мозгов,— тут Нурсултан Абишевич не удержался от интерпретации афоризма, приписываемого Черчиллю. — У вас мозги есть, я знаю. Но почему идет стремление, наоборот, огосударствить собственность, вместо того чтобы отдавать?»

Чаще всего президент сам инициирует какие-то новшества и просто новости, которыми могут быть как программы развития отдельных секторов, так и поручения о надбавке к пенсиям и т.п. Вот и сейчас президент анонсировал повышение зарплат чиновникам корпуса «Б», гражданским служащим, пособий инвалидам, выплат по утере кормильца и стипендий. Правда, здесь есть любопытная особенность: президент не формулирует повесток, дающих негативный социальный импульс. То есть он может покритиковать иждивенчество в массах, но не станет говорить в послании, например, о росте налогов и акцизов. Для этого есть отраслевой министр.

Президент зачитывал послание в пятницу, а уже в понедельник на совещании у премьера министры один за другим отчитывались о том, как они поняли послание и как будут выполнять поставленные на самом высоком уровне задачи. Премьер-министр Серик Ахметов и на коллегии КТЖ, где подводились итоги работы железнодорожников в 2013-м, актуализировал мероприятие идеями послания. «Мы рассмотрели структуру компании “КазМунайГаз”, и сегодня у нас находится предложение по серьезному аутсорсингу и передаче в конкурентную среду многих дочерних, зависимых компаний крупнейшей нефтегазовой компании “КазМунайГаз”,— обрисовал перспективы “дочек” нефтяников г-н Ахметов, не забыв и о КТЖ. — Компания сегодня имеет достаточно сложную структуру управления активами. При этом общее количество дочерних, зависимых организаций превышает сто единиц. Надо иметь четкое представление о целевой структуре национальной компании, соответствующее стратегическим целям компании, лучшей международной практике».

Встать под аркой

По ходу послания президент больше затрагивал социально-экономические вопросы, поэтому резонно было ждать неких целей в культурно-идеологической сфере. И Нурсултан Назарбаев приберег их на финал.

Правда, в середине он выдал кое-что на тему культурного строительства: «Следует дать новые импульсы развитию всеказахстанской культуры. Следует разработать долгосрочную концепцию культурной политики. В ней надо обозначить меры, направленные на формирование конкурентоспособной культурной ментальности казахстанцев, развитие современных культурных кластеров». Но рано политологи торопились осмыслить, что собой представляет конкурентоспособная культурная ментальность и как могут выглядеть в свете этого культурные кластеры. Это утверждение тут же затмила очередная концепция казахстанской нации, вторая за последние пять лет.

«Мы, казахстанцы, единый народ! И общая для нас судьба — это наш Мәңгілік ел, наш достойный и великий Казахстан! «Мәңгілік ел» — это национальная идея нашего общеказахстанского дома, мечта наших предков. За 22 года суверенного развития созданы главные ценности, которые объединяют всех казахстанцев и составляют фундамент будущего нашей страны,— сформулировал президент. — Они взяты не из заоблачных теорий. Эти ценности — опыт Казахстанского Пути, выдержавший испытание временем».

В списке пятерки главных ценностей, обобщенных в концепте МЕ,— независимость страны и Астана, национальное единство, общественный мир и согласие, светское общество и высокая духовность, экономический рост на основе индустриализации и инноваций и общество всеобщего труда. Шестой ценностью Нурсултан Назарбаев назвал общность истории, культуры и языка, на седьмое место поставил нацбезопасность и участие страны в решении глобальных и региональных проблем. Любители нумерологии отметят, что всего принципов было оглашено семь, как и поручений правительству, а также припомнят три инновационные семерки (см. «Эксперт Казахстан» № 22 (414) от 2 июня 2013 года).

«Благодаря этим ценностям мы всегда побеждали, укрепляли нашу страну, множили наши великие успехи. В этих государствообразующих, общенациональных ценностях заключается идейная основа нового казахстанского патриотизма»,— резюмировал он, поручив правительству, АП, Ассамблее народа Казахстана и общенациональному движению «Казахстан-2050» разработать и принять патриотический акт «Мәңгілік ел».

«Елбасы изложил и обосновал совершенно новую концепцию в отечественной истории — “Мәңгілік ел”. По сути это национальная идея и государственная идеология нашего государства. “Мәңгілік ел” является уникальной исторической миссией всех казахстанцев, во главе которых находится великий президент Нурсултан Абишевич Назарбаев»,— отреагировал на идею спикер сената Касым-Жомарт Токаев.

Эксперты по этому поводу если и высказывались, то скептически. «В нынешнем же формате идея “Мәңгілік ел” — это очередная попытка избежать понятности, определенности, осмысленности,— прокомментировал одному из онлайн-ресурсов политолог Айдос Сарым. — Попытка родить новое нагромождение фантомных смыслов, разбираясь и утопая в которых, общество потеряет еще 4–5 лет. Это попытка сохранить “советский народ”, остатки “советского народа”, который в наше время принято звать “казахстанцами”. Это попытка отсрочить и даже не допустить создание казахского национального государства».

Любопытно, что именно так, Мәңгілік ел, называется триумфальная арка, открытая в Астане 16 декабря 2011 года. «Мы прошли триумфальные 20 лет независимости, и в знак наших трудов, наших успехов мы построили эту замечательную арку. Это будет символом нашей молодой прекрасной столицы Астаны»,— говорил президент, когда по всей стране праздновали юбилей независимости РК, а в Жанаозене происходили беспорядки, приведшие к гибели 15 человек.

Месседж правительству, месседж времени

Любопытно, что в нынешнем послании народу Казахстана президент больше всего говорил с правительством и о правительстве. Дело даже не в том, что слово «правительство» прозвучало из его уст 27 раз за 60 с лишним минут доклада. Сам документ пропитан духом обыкновенной государственной программы. Докладчик сначала давал определение проблемам, потом излагал пути их решения в форме конкретных указаний правительству.

Из этого становится ясным еще и то, что вариант транзита власти через ослабление роли президента не подтверждается. Президент Нурсултан Назарбаев, напротив, демонстрирует усиление всех своих функций в соответствии с конституционной статьей 44. И сдавать их, похоже, не собирается. Ставя в послании задачи на три-шесть-девять месяцев вперед, он делает премьер-министра форменным ответственным секретарем правительства. Напоминая тем самым, что реальным главой кабмина остается он.

Так что прогнозы о начале схода президента с политической арены стоит считать несостоятельными. Во всяком случае, так не покидают корабли уходящие на пенсию капитаны судов (а именно образ кормчего эксплуатирует Акорда): они отдают честь выстроившейся на палубе команде и медленно спускаются по трапу. Покинуть управляемую тобой машину на полном ходу — так катапультируются летчики.

Экс-советник президента, а ныне посол в Грузии Ермухамет Ертысбаев как-то рассказал в интервью: «Назарбаев будет всегда использовать этот шанс, чтобы оставаться главой государства. Для него это не самоцель, а средство дальнейшей модернизации страны. Он считает задачей первостепенной важности практическое внедрение в жизнь форсированной индустриально-инновационной программы до 2020 года». Из этого г-н Ертысбаев сделал вывод, что нынешний глава государства будет баллотироваться и в 2016-м.

Можно с неменьшими основаниями предположить, что реализация госпрограмм как форма политической деятельности служит для Лидера нации чем-то вроде средства поддержания своего управленческого тонуса.

Единственное, что может внушать опасение в такой обстановке — это ослепление власти прожектерством, в результате которого многие общественные проблемы так и останутся вне орбиты широкого обсуждения и государственного решения.

Но наивно полагать, что Лидер нации не слышал критических оценок своей работы. «Есть люди, которые говорят: “Давай нам сегодня, что ты мне обещаешь к 2030-му, к 2050-му?” Чтобы сегодня это дать, надо идти по этому пути. И сегодня дать, и завтра дать»,— объяснил чиновникам президент с неким налетом метафизики. Но ведь без нее сложно представить будущее, еще сложнее — настоящее.

Скорость вращения Джефферсона

Президентское послание — это в большинстве стран, взявших пример государственной системы с Соединенных Штатов Америки, обязанность первого лица государства. В третьем разделе второй статьи американской Конституции значится следующее: «Президент периодически дает конгрессу информацию о положении Союза и рекомендует к его рассмотрению такие меры, которые он сочтет необходимыми и целесообразными». В Конституции РК обращение президента к народу Казахстана с ежегодным посланием «о положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики республики» зафиксировано в статье 44.

Свое начало все State of the Union Address — послания «О положении страны» президента конгрессу — берут в 1790-х. Тогда, при первых президентах Джордже Вашингтоне и Джоне Адамсе, обращения были устными. Но их преемник, один из авторов Конституции США Томас Джефферсон, счел практику президентских посланий-спичей очень похожей на выступление британского монарха перед парламентом. Джефферсон же видел в президенте техническую фигуру, которая не должна быть популярной лично, дабы не возникало монархического соблазна.

И более ста лет американские президенты молча подавали в конгресс конверты с длинными текстами обращений. Причем эти тексты удлинялись от президента к президенту. Если первое послание Вашингтона 8 января 1790 года состояло из 1089 слов, то уже при Джефферсоне объем текста вырос вдвое, а, например, послание 11-го президента Джеймса Полка 5 декабря 1848 года превысило 21 тыс. слов. Уильям МакКинли в декабре 1899 года ушел за 22 тыс. Спустя 8 лет Теодор Рузвельт приблизился к 27,5 тыс. слов. Объем президентских мыслей рос синхронно с переходом от примитивных инструментов письма к печатным машинкам.

Конец обезличенному общению лидера и народа положил Вудро Вильсон — один из самых ярких президентов США, автор проекта Лиги Наций, возобновивший публичные спичи. С распространением радио, а позднее телевидения президент с посланием начал входить в каждый дом. В 1997 году послание 42-го президента США Билла Клинтона транслировалось еще и через Интернет.

У Джефферсона не было оснований не перевернуться в гробу, если б не введенная практика opposition response — «ответа оппозиции», в котором излагалась критика озвученных главой государства реалий. Все — в логике сдержек и противовесов. C 1966 года только три президентских послания остались без ответа оппозиционных сенаторов или партийцев.

Надо признать, что Белый дом оказался не только неплохим изобретателем. В информационный век президентское послание американцы превратили в настоящее шоу, где первоклассно работают все. И президент, который не зачитывает текст по бумажке, а пламенно выступает, максимально используя свои ораторские и даже актерские способности, и его слушатели, живо и эмоционально реагирующие на тезисы президентского доклада аплодисментами.

Технологичности (в Казахстане не побоялись бы сказать «инновационности») добавляют в процесс и транслирующие послание СМИ. Последние несколько лет в телевизионном эфире или в онлайн-трансляции экран делится на две части, одну из которых занимает изображение вещающего президента, а в другой демонстрируется инфографика на тему президентских высказываний. Например, слева на экране докладчик говорит о росте занятости, а справа уже возникают диаграммы с двигающимися вверх кривыми и столбцами.

При всем том необходимо признать, что опасения Джефферсона подтвердились: президент США теперь по личной популярности не только сравнялся, но уже давно обскакал британского монарха, хотя тамошние журналисты все еще пытаются отыграться. Да, либералам до сих пор претит количество срываемых выступающим лидером аплодисментов, но у каждого недовольного есть возможность получить свою овацию на opposition response. По крайней мере, в YouTube уж точно.

Когда в 2012 году Барак Обама начал послание с информации о полном выводе войск из Ирака, уничтожении Усамы бен Ладена, конгресс прерывал президента аплодисментами каждые полминуты. Конгрессмены и сам вице-президент Джо Байден (вице-президент вместе со спикером палаты представителей в кадре за спиной у выступающего президента) от восторга то и дело пускали слезу.

Обаме часто хлопают не только потому, что он сообщает в послании о каких-то действительно огромных успехах. Сама организация его речи способствует успеху у слушателей. Он использует лучшие ораторские приемы, прекрасно строит партитуру выступления, использует яркие образы, часто передает интенции не через дежурное «мы думаем о наших стариках и детях», а сквозь личный, семейный опыт. Конечно, увязывать реформу здравоохранения (ее прозвали Obamacare) со светлыми мечтами своей кенийской бабушки Обаме значительно легче, чем если бы за исполнение подобного трюка взялся выходец из нефтяного клана Джордж Буш.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?