Дорогой самообман

В Казахстане предлагают отказаться от детских учреждений интернатного типа

Дорогой самообман

Еще с 2004 года началось серьезное обсуждение проблемы детских учреждений интернатного типа (ДУИТ), деятельность которых не способствует успешной социализации воспитанников, а наоборот, превращает их в иждивенцев и к тому же является финансово более затратной, чем другие формы содержания сирот. В среднем на одного ребенка-сироту в месяц выделяется из государственной казны более 1000 долларов.

В Казахстане на сегодня насчитывается около 37 тысяч сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Нельзя сказать, что государственные органы и учреждения не предпринимают попыток изменить ситуацию: обновляется законодательство, улучшается обеспечение детей-сирот, но при всем этом итог государственного попечительства весьма печален. По оценкам некоторых экспертов, 60% девушек, вышедших во взрослую жизнь из стен этих учреждений, становятся «ночными бабочками», а 70% юношей — преступниками.

Много денег — и ничего

В октябре прошлого года председатель комитета по социально-культурному развитию мажилиса парламента Дарига ­Назарбаева признала, что деятельность казахстанских детских учреждений интернатного типа неэффективна. Депутат предложила подумать о том, каким образом можно улучшить эту непростую ситуацию.

Еще раньше, в январе 2013 года, инициативная группа из представителей неправительственного сектора и бизнес-структур создала общественное движение «Ребенок должен жить в семье» с одной целью: чтобы государственные органы власти признали ДУИТ несостоятельными, начав кардинальное реформирование системы. По его заказу консалтинговой компанией Ulagat Business Group было проведено исследование действующей системы. Оно показало, что, во-первых, детские учреждения интернатного типа в Казахстане вместо социализации сирот порождают дополнительные расходы, продлевая сроки удержания выпускников в так называемых институтах попечения: домах юношества и домах молодежи. Программа продления социального попечения сирот с 18 до 27 лет приводит к увеличению расходов на одного воспитанника (в среднем речь идет примерно о 20 млн тенге), но не решает вопрос его адаптации к реальной жизни в обществе. Во-вторых, система непрозрачна: в публичном доступе нет данных о количестве детей, оставшихся без попечения родителей, о количестве выпускников, устроившихся на работу, поэтому судить об эффективности государственных расходов не приходится. В-третьих, отсутствует единая социальная политика в отношении семьи и ребенка, а также до сих пор такие семейные формы, как усыновление, опека и попечительство, патронатное воспитание и семейные детские дома, не получили должного развития.

Глава общественного фонда «Центр комплексной поддержки семьи «Семейная Академия» Шолпан Байболова уверена, что сама система воспитания в ДУИТ является довольно формальной и работает по принципу «держать до совершеннолетия», не делая акцента на качественной подготовке детей к законопослушной самостоятельной жизни. «Все ДУИТ по своей организационной сути превращают ребенка просто в цифру в отчетности или в бюджетной заявке на финансирование. И, несмотря на различные формы поддержки выпускников детских домов (гранты и квоты на получение образования, помощь в трудоустройстве, различные пособия, стипендии, постановка в очередь на социальное жилье и прочее), лишь единицы из них успешно устраивают свою дальнейшую жизнь»,— отмечает г-жа Байболова.

Без права выбора

Исследование («Действующая система устройства детей вне семьи: состояние и перспективы») Института политических решений, проведенное осенью 2012 года, выявило, что большая часть бывших детдомовцев «теряются по жизни» и множат число «вторичных социальных сирот». Это говорит о том, что происходит неполноценное развитие личности, и современная система устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не выполняет свою социальную функцию. Дело еще и в том, что с ранних лет в психике большинства этих детей преобладает инстинкт самосохранения, блокирующий развитие глубинного потенциала. В этой связи и получается, что при выходе из детдома молодые люди не могут наметить свой собственный жизненный путь. Поэтому большинство из них становятся жертвами алкоголизма, наркомании, криминала и проституции.

Что касается образования, то по окончании девятого класса девять из десяти воспитанников таких домов продолжают обучение в ПТУ (профессионально-технические училища), а высшее образование сиротам практически недоступно: только 2% выпускников детских домов поступают по льготе в вузы, но и они в большинстве отчисляются после первой сессии. Зачастую круг специальностей для них также определен: маляр-штукатур, повар, закройщик обуви и тому подобное.

«По сравнению с детьми, воспитывающимися дома либо в приемных семьях, дети из специальных учреждений подвержены социальным и поведенческим отклонениям. Это нарушенное и позднее социальное и эмоциональное развитие, проблемы с агрессивным поведением, невнимательность и гиперактивность, а также синдром, имитирующий аутизм. Кроме этого, дети отстают в росте, физическом развитии и имеют значительно меньшие показатели IQ и мозговой активности. И чем раньше ребенок попадает в детский дом, тем выше риск отставания у него по всем перечисленным показателям»,— подчеркнула Шолпан Байболова.

Менеджер по проектам Фонда Евразия Центральной Азии (ФЕЦА) Дина Сайфутдинова также считает, что на сегодня государственные детские дома утратили свою актуальность и не выполняют задач по социализации детей.

«Когда они создавались, это была, пожалуй, наиболее удачная форма поддержки детей-сирот. Однако сегодня эту форму можно признать устаревшей, и связано это со многими факторами: недостаточный уровень квалификации специалистов, переполненность детских домов, невозможность обеспечения индивидуального воспитания, закрытость части детских домов и осуществление ими полной опеки над детьми, не позволяющей им развивать самостоятельные навыки, и многое другое»,— полагает Дина Сайфутдинова.

Она рассказала, что в 2010 году ФЕЦА провел исследование по проблемам выпускников детских домов в Казахстане в рамках проекта «Снижение уровня бедности среди выпускников детских домов» при поддержке Европейского союза, которое показало, что подвергающиеся полной опеке со стороны государства воспитанники детских домов развивают чувство иждивенчества и зависимость от него.

«У ребят низкий уровень жизненных навыков, им сложно самостоятельно преодолевать трудности, возникают психологические барьеры при общении с другими людьми, они подвержены влиянию криминальных структур и мошенников. Конечно, такими становятся не все выпускники детских домов. Ведь и в обычной семье дети после 18 лет продолжают нуждаться в поддержке родителей, но выпускникам детского дома зачастую не к кому обратиться»,— добавила она.

Детям — семью

Для решения этих проблем ОД «Ребенок должен жить в семье» предлагает закрыть в Казахстане детские дома и превратить часть из них в центры поддержки семьи, что позволит повысить социальную адаптацию детей-сирот и сэкономить бюджетные средства.

«Служба поддержки семьи», которую предлагает развивать общественное движение, будет состоять из социального патроната — услуг по оказанию помощи кризисным семьям, как профилактика попадания ребенка в детский дом, и института профессиональной патронатной семьи — формы временного устройства детей, оставшихся без попечения родителей, вместо помещения ребенка в интернат.

«Целью создания службы поддержки семьи является сопровождение различных видов замещающей семьи — приемной, патронатной, опекунской — и разработка технологий деятельности специалистов по оказанию реальной помощи ребенку, оставшемуся без попечения родителей, реализации его права жить и воспитываться в семье, а если возможно — возвращение ребенка в его родную семью. При этом за службами закрепляется определенное количество детей в проблемных семьях, и оценка производится по достигнутым результатам,— объяснил директор консалтинговой компании Ulagat Business Group Марат Каирленов. — В целом, при грамотной организации, данная система позволяет экономить государству до 100 млн долларов в год и резко повысить качество социализации детей-сирот. Но эти деньги сейчас благополучно осваиваются, и никто не хочет их терять».

Общественное движение также предлагает изменить принципиальные подходы и приоритеты в системе социальной защиты семьи и детства, развивать социальные услуги, ориентированные на семью и ребенка, а также определить единый институциональный орган на республиканском уровне, который будет нести комплексную ответственность за эффективность работы в сфере профилактики социального сиротства и социализации выпускников ДУИТ.

Лекарство от несамостоятельности

Самая большая проблема госучреждений, как отмечают многие эксперты,— это невольное воспитание в интернатах потребительского, иждивенческого отношения к жизни и полное отсутствие самостоятельности. «Часто воспитанники детских домов не подготовлены к самостоятельной жизни — отсюда асоциальный образ жизни значительной части выпускников или необходимость создания домов юношества (до 23 лет) и домов молодежи (до 27 лет). Детские дома не отвечают за подготовку к самостоятельной жизни своих выпускников. От них, по сути, требуется лишь, чтобы, пока дети в детском доме, “все было тихо”, а что будет потом с выпускниками, никто за это не отвечает»,— считает Марат Каирленов.

В Казахстане, кроме государственных детских учреждений интернатного типа, также работают частные детские дома, где основной упор воспитательного процесса делается на труд и способность опираться в жизни на самого себя и собственные силы. Но финансовое положение этих учреждений нестабильно, ведь государство не выделяет ни тенге на их содержание.

С одной стороны, такие дома и есть альтернатива ДУИТ, но, по утверждениям представителей общественного движения «Ребенок должен жить в семье», в Казахстане не выработано четкого определения, какое максимальное количество детей может воспитываться одновременно в условиях семейного детского дома (есть только минимальное — три ребенка). И поэтому в некоторых регионах существуют частные учреждения семейного типа, в которых проживают от 50 до 100 детей, оставшихся без попечения родителей, что далеко не соответствует стандартам семейного детского дома и мало чем отличает их от государственных интернатов.

«Любой детский дом, хоть он государственный, хоть частный — это прежде всего детский дом, а не семья. Хотя, конечно же, есть такие частные учреждения, где обстановка очень доброжелательная и комфортная, где сотрудники стараются создать все условия для того, чтобы дети не чувствовали себя изгоями и брошенными на произвол судьбы. Однако у них всегда существует риск того, что не найдутся спонсоры, которые помогут купить еду, одежду, оплатить отопление, коммунальные услуги и тому подобное. Поэтому все-таки необходимо развивать семейные формы воспитания, причем законодательно закрепить ограничения по количеству детей в приемной семье (не более десяти детей), а также обязательно оказывать материальную поддержку этим семьям»,— резюмировала Шолпан Байболова.

Тем более, по ее словам, что материальная база для этого существует, необходимо просто перераспределить средства, которые выделяются на содержание ДУИТ, на поддержку приемных семей. Мировая практика показывает, что для государственного бюджета это гораздо выгоднее.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики