Катар не боится сланцевого бума

Эмират не собирается снижать объемы поставок природного газа в Европу и Азию, несмотря на прогнозы появления на этих рынках дешевого американского сланцевого газа, но делает полезные выводы

Новый эмир Катара Тамим бин Хамад Аль Тани продолжает экономическую политику своего отца
Новый эмир Катара Тамим бин Хамад Аль Тани продолжает экономическую политику своего отца

18 января в своем еженедельном обращении к нации президент США Барак Обама особые надежды на восстановление экономического роста связал с энергетикой: «Впервые за последние два десятилетия Соединенные Штаты произвели больше нефти, чем закупили за рубежом. Кроме того, сейчас мы получаем больше возобновляемой энергии, чем когда-либо, и больше всех в мире — природного газа». Ранее, весной 2013 года, Обама обещал превратить Америку в нетто-экспортера газа, и чем дальше, тем чаще слышны заявления экспертов о том, что «сланцевая революция», идущая в Соединенных Штатах, распространится на другие регионы и подорвет позиции традиционных поставщиков природного газа. Речь идет не только о России, но и о Катаре — крупнейшем поставщике сжиженного природного газа на мировой рынок, который как раз в наибольшей степени пострадал от резкого сокращения поставок в США. Тем не менее энергетическая стратегия Катара претерпела на удивление мало изменений, и это, в частности, есть одно из свидетельств того, что перемены, которых ожидают от «сланцевой революции», могут оказаться не столь масштабными.

Прежним курсом

Несмотря на общее уменьшение потребностей Европы в природном газе, 8,7% импортируемого ею газа доставляется из Катара, который превосходит Нигерию, Ливию, Тринидад и Тобаго, Египет, а уступает лишь России, Норвегии и Алжиру — давним поставщикам на этом рынке. Причем в последнее время Катар перешел к среднесрочным и долгосрочным контрактам с указанием фиксированной стоимости топлива, а кроме того, он настойчиво придерживается механизма расчета цен на СПГ в привязке к стоимости нефти, вопреки стремлению импортеров отвязать их друг от друга, тем самым стремясь добиться более низкой цены.

Согласно рассчитанному на двадцать лет контракту, подписанному в 2009 году с Польшей, с середины 2014 года (и не позднее начала 2015-го) компания Qatargas будет ежегодно поставлять туда 1,4 млрд куб. м газа с перспективой дальнейшего увеличения объема экспорта в 2017–2018 годах.

Законтрактованный ежегодный объем, который катарская сторона обязуется поставить полякам, равен 13% их нынешнего совокупного импорта природного газа. Причем большую часть польского импорта газа (9 из 10,9 млрд куб. м) составляет российское сырье.

Катарцы имеют долгосрочные контракты на поставку сырья с Великобританией, Францией, Бельгией, Италией, а также ведут переговоры об экспорте СПГ в страны Балтии, Белоруссию и на Украину.

Стоит напомнить, что по итогам 2012 года Катару удалось увеличить поставки на 4,7% по сравнению с 2011 годом. Эмират поставил за рубеж около 105,4 млрд куб. м СПГ (в 2011-м — 100,4 млрд). Топливо преимущественно направлялось в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (66,5 млрд куб. м), с которыми Катар также заключил ряд долгосрочных контрактов, и Европы (31,1 млрд куб. м). Оставшийся объем получили государства Северной, Южной и Центральной Америки (4,9 млрд куб. м), а также Ближнего и Среднего Востока (2,9 млрд куб. м).

Стоит отметить, что за пять лет поставки катарского СПГ на рынки Старого Света возросли почти в четыре раза — с 7,9 млрд куб. м в 2008 году до 31,1 млрд в 2012-м. Наибольший объем экспорта (43,4 млрд куб. м) был достигнут в 2011 году, когда Европу еще не захлестнули экономические неурядицы.

Рост экспорта катарского топлива в европейском направлении создает сложности «Газпрому». В 2013 году Россия поставила на рынки дальнего зарубежья 161,5 млрд куб. м природного газа, что стало рекордным показателем за все годы. В свою очередь, Катар настаивает на том, что его экспортная политика основана прежде всего на долгосрочных контрактах, но в собственных экономических интересах эмират может варьировать направление поставок и их стоимость в зависимости от текущего спроса на том или ином рынке.

Катарский газ в Европе снижает конкурентоспособность российского сырья, и, вероятно, эта тенденция будет усиливаться. После 2014 года в результате увеличения производства сырья из-за снятия действующего с 2005 года моратория на расширение добычи на катарском месторождении «Северный купол», а также вследствие введения в эксплуатацию новых регазификационных (для приема СПГ) мощностей в Европе эмират будет более активно насыщать этот рынок, что уже гораздо серьезнее затронет интересы российского бизнеса.

Тем более что в «Газпроме» ожидают резкого роста спроса на газ в Европе. По оценкам специалистов компании, к 2025 году потребности европейского рынка в дополнительном импортном газе вырастут на 145 млрд куб. м, а к 2035-му — на 185 млрд куб. м. Российские отраслевые аналитики предполагают, что в ближайшие годы Катар будет поставлять в Европу дополнительные 50 млрд куб. м газа в год — это около 5% газового рынка ЕС.

Специалисты британской фирмы Business Monitor полагают, что растущая конкуренция со стороны Австралии, стран Восточной Африки и Северной Америки в течение текущего десятилетия станет серьезной угрозой для прочных позиций Катара на международных газовых рынках. В отчете компании говорится о небольшом сокращении доказанных запасов катарского природного газа в будущем. Ожидается, что в 2013–2021 годах они уменьшатся на 1,9% (уровень 2010–2012 годов — 25 трлн куб. м). При этом экспортный потенциал эмирата останется без изменений — около 107 млрд куб. м СПГ (77 млн тонн) в год. И неизменными будут параметры экспорта. В общем, Катар никаких потрясений вследствие «сланцевой революции» не ожидает.

Сомнительные перспективы

Согласно прогнозным оценкам U. S. Energy Information Administration, профильного учреждения американского правительства, через семь лет в США будут добывать в основном сланцевый газ. (Для сравнения: в 2010 году доля сланцевого газа составляла 23% общей газодобычи в стране, а лидировали традиционный природный газ и сырье, получаемое из твердых пород.) К 2020 году, по тем же прогнозам, сланцевый газ выйдет на первое место (39%), потеснив традиционный природный газ и газ из твердых пород.

Однако прогнозы эти могут и не реализоваться. Некоторые авторитетные компании не только объявили о снижении прибыли от разработки сланцевых активов, но и начали распродавать свои доли в сланцевых месторождениях. Например, минувшей осенью Royal Dutch/Shell выставила на продажу долю в месторождении Eagle Ford Shale, расположенном на территории Южного Техаса. Есть даже примеры банкротства. Одна из наиболее известных американских компаний по добыче сланцевого газа — Chesapeake Energy — испытывает серьезные финансовые трудности, для преодоления которых, по всей видимости, ей тоже придется продавать сланцевые активы.

Крупные игроки оставляют сланцевый бизнес на одной территории и охотно принимаются за освоение другой, поскольку скважины быстро истощаются. По подсчетам специалистов, для сланцевого газа характерны следующие показатели снижения добычи: в первый год к уровню первых дней добычи — на 65%, во второй год к уровню конца первого года — на 53%, в третий год к уровню конца второго года — на 23%, в четвертый год к уровню конца третьего года — на 21%. Таким образом, за четыре года добыча на открытых скважинах снижается по отношению к первоначальному уровню в десять раз!

Кроме того, сланцевая индустрия наносит серьезный урон экологическому состоянию территорий. Некоторые административно-территориальные единицы США — Питсбург, Хайленд-Парк (штат Нью-Джерси), множество городов в Пенсильвании, Драйден (штат Нью-Йорк) — уже наложили запрет на разработку сланцевых месторождений на своей территории.

Дело в том, что при добыче сланцевого газа применяется технология гидроразрыва пласта: в скважину под давлением закачивают около 20 млн литров разрывающей жидкости, которая образует трещины в сланцевой породе. Эта жидкость содержит большое количество вредных веществ, которые затем попадают в водные артерии, превращая воду в яд.

Не случайно Royal Dutch/Shell, оставившая свои сланцевые активы в США, начала активно добывать сланцевый газ на Украине. Получив положительные результаты при бурении первой скважины сланцевого газа на Юзовской площади, концерн планирует в ближайшее время довести количество пробуренных на востоке страны скважин до пятнадцати.

Пример Украины и Польши, которая в 2011 году загорелась идеей стремительного развития газодобычи из сланцев, а также Великобритании позволил специалистам крупного итальянского концерна Eni сделать прогноз, отражающий динамику добычи сланцевого газа до 2024 года. Правда, согласно этому прогнозу, добыча может начать быстро расти лишь после 2020 года. Члены ЕС ведут ожесточенные дискуссии о возможных перспективах сланцевой промышленности. Франция запретила добычу сланцевого газа, ссылаясь на экологический вред при разрыве гидропласта. Германия ввела мораторий на добычу сланцевого газа, а Европарламент ужесточает правила разработки сланцевых месторождений. К тому же из-за высокой себестоимости добычи, обусловленной географическими особенностями территорий, рентабельность сланцевых проектов в Европе гораздо ниже, чем в США.

Подводные камни

Появляется все больше оснований считать, что информационная суета вокруг сланцевого газа — это попытка вынудить экспортеров снижать цены на энергоносители, поскольку нынешняя стоимость углеводородов крайне высока для переживающей трудные времена американской экономики.

Показательно и то, что, несмотря на сланцевый бум, основные потребители природного газа активно развивают СПГ-индустрию. Ведущие западные компании (ExxonMobil, ConocoPhillips, Royal Dutch/Shell) инвестировали большие средства в строительство сжижающих заводов в Катаре, а также в создание приемных мощностей. Разумеется, они рассчитывают окупить затраты и получить прибыль, так что странно было бы ожидать, что в перспективе США вдруг полностью откажутся от реэкспорта катарского СПГ.

Здесь нужно отметить один важный нюанс. Если американцам удалось на внутреннем рынке заместить значительное количество ранее импортируемого газа на собственное топливо из горючих сланцев, то это не означает, что они способны серьезно увеличить экспортные объемы СПГ, которые в последние годы сильно уменьшаются. Дело в том, что сланцевый газ имеет много примесей, от которых его необходимо очищать, прежде чем преобразовать его в СПГ, пригодный для последующего экспорта. Финансовая составляющая здесь важнее технологической: весь процесс добычи и переработки сырья хорошо известен, но, как показывает практика, понесенные расходы превышают возможную прибыль.

Поэтому можно предположить, что новые поставки (если они все-таки появятся), скорее всего, будут направляться не на европейские, а на азиатские рынки, где растет потребление природного газа и наблюдается благоприятная ценовая конъюнктура. Однако при этом Вашингтон, конечно, и дальше будет делать заявления о возможном экспорте дешевого американского сжиженного газа не только в Азию, но и в Европу. Это позволит косвенным образом снижать цены на российское и катарское топливо за рубежом.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом