Стимул о двух концах

Не факт, что нефтяной толлинг окажется рациональной заменой импорту светлых нефтепродуктов, но он точно обернется потерями для госбюджета. Впрочем, муссирование темы толлинга может быть лишь инструментом давления на российскую ценовую политику

Стимул о двух концах

Выступление министра нефти и газа Сауата Мынбаева, которое должно состояться в понедельник, 5 марта, на правительственном часе в мажилисе РК будет посвящено двум темам, ставшим остросюжетными в казахстанских СМИ. Первая — о внутреннем рынке нефтепродуктов, вторая — о ситуации с приобретением казахстанской стороной 10-процентной доли в Karachaga ak Petroleum Operating. И если последнюю тему принято подавать как триумф казахстанских переговорщиков и восстановление исторической справедливости, то первая — болевая точка МНГ вот уже несколько лет.

Все это время МНГ предлагает, обсуждает и внедряет все новые инструменты, чтобы снять с повестки дня топливный дефицит. Последней инициативой, озвученной г-ном Мынбаевым, стал нефтяной толлинг — переработка казахстанского сырья зарубежными НПЗ с возвратом нефтепродуктов. Предполагается, что он позволит восполнить ту часть объема потребления, которую не смогут в ближайшие три года закрыть отечественные НПЗ. Для осуществления толлинга необходимо реформировать законодательство. Однако пока в отношении этой инициативы (условий и сроков толлинга) царит неопределенность: несмотря на то, что г-н Мынбаев периодически поднимает данную тему, в мажилисе этот вопрос предметно ни разу не обсуждался и не разрабатывался в недрах парламентских комитетов и рабочих групп. Хотя большинство экспертов пока не видят в заявлениях министра касательно толлинга предмета обсуждения, в их среде уже преобладает скептицизм, основой которому служат прежние огрехи в работе министерства.

Старая идея

Задумка отправить казахстанскую нефть на зарубежные НПЗ для переработки была озвучена еще осенью 2009 года, когда Казахстан впервые столкнулся с дефицитом ГСМ и был вынужден ввести запрет на экспорт светлых нефтепродуктов. Тогда среди направлений толлинга фигурировали Китай и РФ, а об объемах речи не шло. В следующий раз глава МНГ заговорил о толлинге прошлой осенью, после возникновения острого дефицита бензина и дизтоплива. Отметим, что тема толлинга прозвучала одновременно с известием о закупе 50 тыс. тонн бензина из РФ, который осуществило АО «НК “КазМунайГаз”» (КМГ), как выразился Сауат Мынбаев, с «отрицательными финансовыми последствиями». Проще говоря, себе в убыток. «Кроме КМГ, мы никому не скажем: “Завези бензин себе в убыток!” Но мы можем поставить нефть в Китай для толлинга», — рассказывал он журналистам. И пояснял: «Ведем переговоры о возможности поставки 1–1,5 миллиона тонн сырой нефти на китайский Душаньцзинский завод с обратным завозом высокооктанового бензина. Тогда у нас есть возможность как-то влиять на потолок цен».

Недавно министр расширил географию возможных поставок нефти с обратным завозом бензина. «Толлинг может быть не только с Китаем, возможно Азербайджан, возможно Туркмения, возможен Rompetrol — здесь надо считать (экономическую целесообразность переработки нефти на мощностях той или иной страны. — “ЭК”)», — подытожил он. Г-н Мынбаев описал ситуацию на внутреннем рынке нефтепродуктов так: потолок мощности всех НПЗ до конца модернизации — 14,2 млн тонн нефти, кроме того объема бензина и дизтоплива, который они вырабатывают (в 2011 г. — 2,77 млн тонн бензина всех марок и 4,06 млн тонн дизтоплива), требуется еще 1,6 млн светлых нефтепродуктов, которые сегодня завозятся «только из России и ниоткуда больше». «Если из России по экономике завозить эти 1,6 миллиона тонн будет нецелесообразно, они до завершения реконструкции наших заводов должны быть выработаны, например, в рамках операций по толлингу. Выход бывает разный, условно говоря, если выход 70–80%, в пересчете это чуть больше 2 миллионов тонн, наверное, все 2 миллиона тонн невозможно будет за счет толлинга перерабатывать и поставлять, но это потенциальный объем», — подсчитал министр.

Следует также напомнить, что последние несколько лет загрузка НПЗ РК казахстанской нефтью не превышала 6–7 млн тонн, еще столько же завозится из РФ. На 2010–2014 годы запланирована модернизация всех трех НПЗ стоимостью 4 млрд долларов.

Согласно планам МНГ (см. графики 1 и 2), нехватка самого дефицитного высокооктанового бензина будет в ближайшие три года ощущаться только острее. Виной тому — активная фаза модернизации НПЗ, вследствие которой отечественные заводы не смогут работать на полную мощность. В целом бензиновый дефицит в МНГ надеются побороть в 2015 году, когда выпуск по всем маркам чуть ли не в полтора раза перекроет внутренние потребности.

Заметим, что в последней версии стратегического плана развития нефтегазовой отрасли на 2011–2015 годы не указывается доля высокооктанового бензина (данные по структуре производства и потребления высокооктанового бензина взяты из Программы развития нефтегазового сектора РК на 2010–2014 годы). Однако, судя по динамике текущего роста сегмента марок с октановым числом ниже 92 (см. график 3), производство его вряд ли должно превысить 1–1,2 млн тонн. Таким образом, после модернизации тема дефицита высокооктанового бензина должна быть снята с повестки дня.

Пространство для фантазии

«Пока инициатива не реализована. Из-за экспортной таможенной пошлины и рентного налога условия толлинга невыгодны», — отмечал г-н Мынбаев, отвечая на вопросы журналистов о толлинге на KIOGE–2011. Глава МНГ уже более двух лет периодически возвращается к этой теме, но в законодательном плане движения нет. В июне 2011 года были внесены поправки в закон «О государственном регулировании производства и оборота отдельных видов нефтепродуктов» (некоторые эксперты полагают, что новые нормы этого закона и спровоцировали летний дефицит), но о толлинге или поставках сырой нефти в иностранное государство с обратным завозом светлых нефтепродуктов там не сказано ни слова. Не предусмотрена возможность толлинга и в регулярно обновляемом Налоговом кодексе. В мажилисе данная проблема до сих пор не поставлена ни перед одним комитетом. Как нам заявили в профильном для нефтяников комитете по экологии и природопользованию, вопросами толлинга они пока не занимались.

Если политическое решение начать толлинг будет принято, а рентный налог и ЭТП для толлингеров отменят, то очень важно определиться с тем, на какой срок (только ли до конца модернизации НПЗ РК или возможна пролонгация) и в какой форме будет проходить процесс. Неясно и какая форма оплаты переработки будет выбрана: оплата сырьем, расчет готовой продукцией, оплата деньгами. В случае с китайскими партнерами, например, наиболее приемлем вариант оплаты сырьем, а российские и азербайджанские, вероятнее всего, потребуют расплатиться деньгами.

Возможно, тема тормозится, оттого что встречает неодобрение у некоторых участников рынка. Как «Эксперту Казахстан» сообщил источник, близкий руководству нескольких нефтедобывающих компаний с иностранным участием, пока среди менеджмента этих организаций нет четкой позиции по поводу идеи министра. «Непонятны условия, непонятны сроки, на которые эти условия будут предоставлены. Очевидно, что при существующих нормах толлинг им невыгоден. Но сегодня нефтяники более озабочены вопросом, в какой еще проект, разрабатываемый по соглашению о разделе продукции, вознамерится войти Казахстан или увеличить имеющуюся долю», — считает он. Напомним, что в текущем году в РК планируется увеличение добычи с 80 до 81 млн тонн. Зная возможности отечественных НПЗ, нефтяники вряд ли закладывали возможность увеличения поставок на внутренний рынок, а значит, если толлинг стартует в этом году, потребуется сократить чистый экспорт.

Внутренний рынок нефтепродуктов таков, что отечественным нефтяным компаниям выгоднее продавать сырье за рубеж, чем перерабатывать его в стране. Например, в соответствии с отчетностью АО «РД КМГ» (добывающая «дочка» КМГ) за прошлый год, компания продавала экспортируемую нефть за 106–110 долларов за баррель, тогда как отпускная цена для внутреннего рынка составила лишь 26 долларов.

В экспертном сообществе применение толлинга как инструмента рассматривается в целом положительно, хотя аналитики и видят ряд угроз, связанных с переработкой нефти за рубежом. «В краткосрочной перспективе толлинг поможет решить проблему дефицита топлива, однако есть опасения, как бы наши заводы в итоге не остались без загрузки», — взвешивает риски главный научный сотрудник отдела проблем развития реального сектора экономики Института экономики МОН РК Олег Егоров. «Толлинговая схема вполне работоспособна и доказала свою успешность в разных отраслях и в разных странах, так что Казахстан без особых опасений может ее использовать», — поделился с КазТАГ ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов. При этом российский эксперт делает оговорку: «Крайне желательно, чтобы стороны договаривались обо всех условиях сотрудничества, что называется, “на берегу”: обо всех тарифах, размерах оплаты, стоимости услуг, прочих компенсациях. Потому что, если после начала работы переработчик сырья, к примеру, заявит о том, что у него повысилась стоимость электроэнергии и он повышает тарифы на свои услуги, то это вряд ли обрадует владельца сырья».

Перекресток пяти дорог

Даже если допустить, что сложности, связанные с законодательством, будут сняты, то никуда не деваются проблемы с транспортировкой и хранением топлива. От случая к случаю нас ждут новые проблемы.

Китай и Россия — направления, куда нам легко транспортировать нефть. Например, в Китай казахстанская нефть поставляется по трубопроводу Атасу—Алашанькоу, по которому ежегодно прокачивается до 11 млн тонн. В текущем году пропускную способность доведут до 13 млн, что дает теоретическую возможность РК дополнительно прокачивать в Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР) 1,5 млн тонн, о которых и говорил г-н Мынбаев. Суммарная мощность тамошних нефтехимических предприятий оценивается в 22 млн тонн в год. Судя по тому, как оперативно растет мощность (в ретроспективе 5–7 лет — вдвое), они стабильно загружаются сырьем. В этой связи неясно, согласится ли китайская сторона на толлинговое партнерство с РК, и если да, то на каких условиях. В то же время необходимо подчеркнуть, что Душаньцзинский НПЗ технологически адаптирован под казахстанскую «тяжелую» нефть.

«Если толлингом займутся предприятия Китая, это еще более усилит его влияние на Казахстан, — рассуждает специалист Института политических решений Сергей Смирнов. — Таким образом, разыгрывая “китайский гамбит”, ради сомнительной возможности насыщения внутреннего рынка китайским бензином наши чиновники могут принести в жертву казахстанские НПЗ. Отметим, что вся эта “забота” об отечественном потребителе происходит на фоне усиливающихся требований по увеличению казахстанского содержания!»

В случае с северным соседом у нас есть инфраструктура для экспорта, и канал импорта нефтепродуктов с его территории у нас уже хорошо отлажен. РК и РФ находятся в едином экономическом пространстве, что снимает ряд проблем, связанных с таможней. Другой вопрос — возможности российских НПЗ: они загружены на 90%, что, по мнению российских экспертов, является предельным оптимумом для таких предприятий. Например, ближайший к РК крупный завод — Омский НПЗ мощностью 20 млн тонн — перерабатывает ежегодно 19 млн, производя 3,6 млн тонн высокооктанового бензина стандарта Euro-5.

Качество бензина — определяющий параметр для некоторых собеседников «Эксперта Казахстан», считающих российские предприятия наилучшими партнерами по толлингу. «Российский бензин намного превосходит по качеству и отечественный, и китайский. Последний будет с большими примесями. Может быть, увеличение октанового числа будет связано с впрыскиванием этиловой жидкости», — опасается г-н Егоров.

По мнению аналитика Ассоциации приграничного сотрудничества Марата Шибутова, Туркменистан, Азербайджан и Китай вообще не те страны, где возможно осуществить толлинг казахстанской нефти — из-за транспортных проблем, политических рисков и энергетической стратегии стран. «Если поставлять нефтепродукты в Казахстан, то лучше всего Россия — Саратовский, Орский или Омский НПЗ», — полагает он.

Другое дело, с точки зрения россиян, переработка казахстанской нефти экономически нелогична. «Россиянам невыгодно перерабатывать казахстанскую нефть для реализации на казахстанском же рынке, поскольку именно Россия осуществляет массовые поставки на него своего высокооктанового бензина. И пробиться на российские НПЗ со своей нефтью будет сложно», — считает специалист ИПР.

Азербайджанское направление представляет интерес прежде всего тем, что там существует свободная мощность. В минувшем году азербайджанские НПЗ переработали около 6,5 млн тонн нефти при суммарной мощности 22 млн тонн (загрузка обеспечена на 30%). При этом бензина выработано не более 1,5 млн тонн, а глубина переработки в последние годы составляет 90–92%.

Экологический стандарт азербайджанского бензина сравним с отечественным: в июне минувшего года президент азербайджанской Госнефтекомпании (ГНКАР) Ровнаг Абдуллаев признал, что местный бензин «недотягивает до Euro-3». Перейти на этот стандарт он пообещал к концу года. Примечательно, что на масштабную модернизацию у ГНКАР нет свободных площадей на действующих НПЗ, поэтому в Баку есть план в ближайшие 5–6 лет построить новый НПЗ, выпускающий топливо стандарта Euro-5 и Euro-6.

Азербайджанский вариант вполне подходит, если нацелен на покрытие дефицита в западных регионах: вряд ли железнодорожная транспортировка топлива, скажем, на нефтебазы центра страны будет экономически целесообразнее, чем покупка российского бензина с Омского НПЗ. Рентабельность автоперевозок бензина, как утверждают эксперты, ограничивается расстоянием в 300–400 километров.

Сходная ситуация с вариантом толлинга в Туркменистане, где мощность ближайшего к границе с РК Туркменбашинского НПЗ составляет 6 млн тонн. Вариант с толлингом на предприятия стопроцентной румынской «дочки» КМГ, The Rompetrol Group N.V., наши собеседники не считают состоятельным, принимая во внимание еще более крупные транспортные издержки.

В сухом остатке

По мнению собеседников «Эксперта Казахстан», топливо, полученное посредством толлинговых операций, будет стоить дороже произведенного в РК и даже, возможно, дороже импортированного российского. «Тут есть лишние затраты на транспортировку, переработку, обратную транспортировку. Я не уверен, что уровень цен на бензин, полученный таким образом, будет ниже, чем мы имеем сегодня. Боюсь, что цена может взлететь», — размышляет г-н Егоров. С ним соглашается Сергей Смирнов: «Толлинговая схема значительно увеличит расходы, связанные с переработкой нефти, в частности, обратной доставкой готовой продукции, что, безусловно, отразится на цене топлива в сторону ее повышения».

Впрочем, ударит ли это по карману потребителя — вопрос (иностранные, например китайские, НПЗ могут предложить относительно низкую стоимость переработки). Но госбюджет уж точно понесет потери. Если за три года через толлинговые операции пройдет 6 млн тонн нефти, то при текущей конъюнктуре цен (в среднем 100 долларов за баррель) правительство недоберет рентного налога (из расчета 7,23 барреля в 1 тонне; в коридоре цен от 91 до 100 долларов он равен 19%) и ЭТП на сумму чуть более 1 млрд долларов (если казахстанскую нефть оценивать в 95 долларов за баррель).

«Если все-таки такая инициатива будет принята, то отечественные НПЗ могут остаться без сырья, и не факт, что внутренний рынок при этом будет насыщен нефтепродуктами, — выказывает опасения г-н Смирнов. — Дело в том, что толлинговые операции позволяют оставлять в тайне реальные доходы собственника сырья, особенно если он контролирует всю цепочку — от добычи нефти до готовых нефтепродуктов. Это объективно позволяет снижать налоговую базу. Ведь сделка купли-продажи отсутствует, а значит, нет и объекта налогообложения, поэтому не возникает и повода для внимания со стороны налоговых органов. Кроме того, нередко в толлинговых схемах используются подставные структуры, которые, отправив груз за границу, исчезают». Он приводит информацию следственного комитета при МВД РФ о том, что невозвращение из-за границы нефтепродуктов, полученных из вывезенной туда на переработку сырой нефти, одно из распространенных преступлений в сфере экспорта продукции топливно-энергетического комплекса.

Вдавить акселератор

Не исключено, что разговоры о возможности китайского толлинга — это инструмент давления на ценовую политику российской стороны. Как мы уже отмечали, РК импортирует российский бензин, при этом некоторые объемы нацкомпания по указанию правительства реализует себе в убыток (т.к. в РФ ГСМ на 20% дороже, чем в РК, где к тому же цены сдерживаются уже около полугода), чтобы не допустить роста цен на рынке. Но, безусловно, так не может продолжаться до конца модернизации заводов: либо надо повышать цены, либо подключать бюджетные средства. На прошлой неделе Сауат Мынбаев признал: «Даже при стопроцентной заполняемости нагрузки на все наши три нефтеперерабатывающих завода мы 30–35% бензина импортируем из той же РФ. Можем мы себе позволить в убыток этот объем импортировать или нет? Наверное, можем. Тогда надо в этом бюджете предусматривать программу субсидирования этой цены. Все, третьего не дано».

В этой ситуации стремление к «лучшей ценовой свободе» с помощью толлинга — параллельное движение к одной цели: сократить убытки нацкомпании, которые она несет в результате «социальных» бензиновых операций. Из всех возможных именно путь бюджетных субсидий видится наиболее реалистичным компромиссным вариантом выхода из сложившейся ситуации.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом