Недодиверсифицировали

С 2003 года сменилось множество госпрограмм развития несырьевых секторов экономики. Постоянность сохраняла лишь динамика доли обрабатывающего сектора в общей структуре промышленности: за 10 лет показатель снизился с 43 до 32%

Недодиверсифицировали

«Сырьевая направленность казахстанской экономики делает ее зависимой от внешних факторов. Вместе с тем в стране есть условия для инновационного развития экономики»,— писал «Эксперт Казахстан» десять лет назад. Однако реструктурировать экономику оказалось гораздо труднее, чем это представлялось в 2003 году.

Необходимость строгого государственного вмешательства в индустриально-инновационное развитие страны, снижения сырьевой направленности и зависимости от мировых цен назрела уже в начале 2000‑х. Передача добывающих предприятий в управление частных иностранных и отечественных компаний принесла свои первые плоды в виде стабильного прироста к ВВП, все это создало условия для вливания денег в высокотехнологичный сектор. Еще в 1999 году правительством была одобрена Концепция развития инновационной деятельности в Казахстане, в том же году был создан Республиканский инновационный фонд при Министерстве образования и науки. Уже в 2001 году утверждена Программа инновационного развития Республики Казахстан на 2001–2015 годы и принят закон «О науке». В 2002 году принят закон «Об инновационной деятельности». В 2003 году указом президента утверждена «Стратегия индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003–2015 годы». Говорилось, что это будет руководство к действию, рассчитанное на ближайшие 12 лет, которое должно изменить направленность экономики. Сразу после этого создаются институты развития — Национальный инновационный фонд, Инвестиционный фонд, Корпорация по страхованию экспорта, Центр маркетинговых и аналитических исследований, Центр инжиниринга и трансферта технологий. В эту же группу отнесли ранее созданный Банк развития Казахстана. Для капитализации институтов развития были выделены определенные финансовые ресурсы.

«Очевидно, что в условиях глобализации единственный путь для построения диверсифицированной и устойчивой экономики в Казахстане — это развитие наукоемких производств, конкурентоспособных на внутреннем и внешнем рынках. Макроэкономические условия для инновационного развития страны уже имеются. Осталось только правильно ими воспользоваться. В противном случае перекос в сторону экспорта природных ресурсов с каждым годом будет увеличиваться и, как отмечается в Стратегии, к 2015 году в структуре обрабатывающей промышленности объем наукоемких и высокотехнологичных производств будет составлять 0%»,— писал «Эксперт Казахстан» в 2003 году.

Учитывая, что доля новой научной продукции в ВВП нынче не превышает 1,1%, можно сказать, что прогнозы нашего журнала в этом отношении сбылись.

От стратегии к форсированной программе

«Эксперт Казахстан» внимательно следил за СИИР и пришедшей вслед за ней в 2010 году Государственной программой по форсированному индустриально-инновационному развитию Республики Казахстан на 2010–2014 годы (ФИИР).

Успешность проводимых экономических реформ постоянно активно заявлялась представителями власти. В 2004 году глава страны Нурсултан Назарбаев говорил о том, что Казахстан в результате реализации индустриально-инновационной стратегии намерен увеличить к 2015 году объем внутреннего валового продукта в 3,5 раза по сравнению с 2000 годом. Отмечалось, что к 2013 году страна планирует производить ВВП на душу населения, как подчеркнул президент, в размере 8 тысяч долларов, или на уровне таких стран, как Южная Корея и Саудовская Аравия. В действительности по итогам 2012 года ВВП на душу по паритету покупательной способности равнялся уже 13,9 тысячи (правда, у Республики Корея он уже к этому моменту вырос до 30,9 тыс., а у Саудовской Аравии до 24,6 по версии МВФ), однако структура экономики все так же менялась в сторону усиления сырьевого своего характера.

«Среднегодовой прирост физического объема ВВП в среднем до 2015 года должен составлять 8,5–9%. Эти темпы достаточно реальны, во всяком случае, в среднесрочной перспективе — учитывая, что мы будем генерировать доходы от нефтяного сектора в инфраструктуру для углубления диверсификации экономики»,— заявлял «Эксперту Казахстан» занимавший в 2004 году пост министра финансов Арман Дунаев.

По его словам, реализация стратегии индустриально-инновационного развития позволит к 2015 году увеличить удельный вес производства товаров в структуре ВВП с 46,5% в 2000 году до 50–52%. Увеличится удельный вес услуг научной и научно-инновационной деятельности с 0,9 до 1,5–1,7%, доля высокотехнологичной продукции составит 9–11% против 0,6% в 2000 году. Правительство ожидало, что качественные изменения также произойдут в структуре добавленной стоимости обрабатывающей промышленности. Доля металлургии и обработки металлов по прогнозам упадет с 40,1 до 27–28%, доля переработки сельхозпродуктов возрастет с 38,1 до 45–46%.

«Капитал уходит за границу, поскольку основными владельцами крупных нефтяных компаний являются иностранные корпорации. Им развитие обрабатывающей промышленности Казахстана не сулит ничего, и оно им не нужно. Стимулов нет, они не будут вкладываться туда, где доходность сейчас ниже, чем в нефтяном секторе»,— пророчествовал доктор экономических наук, председатель попечительского совета Ассоциации экономистов Казахстана Арыстан Есентугелов.

Впрочем, нельзя сказать, что этого не понимали в правительстве. «Мне кажется, что часть членов правительства находится в некоторой эйфории от роста ВВП. За последние 4 года он составил 49% (по официальным данным Агентства РК по статистике, за 1999–2003 год рост ВВП составил 45%. — ЭК). Многие ошибочно думают, что это связано с объективным развитием экономики в целом, хотя мы отчетливо понимаем, что это далеко не так. Очевидны пробелы деятельности правительства. Все основные элементы инновационной системы у нас являются наиболее отсталыми: и научный потенциал, и структура — технопарки, центры. Финансовая инфраструктура более чем неразвита, практически отсутствуют инновационные предприятия. Мы находимся в стадии, в которой нужно принимать какие-то очень серьезные решения»,— заявлял Даниял Ахметов, занимавший пост премьер-министра с 2003 по 2007 год.

В 2005 году Национальный банк провел мониторинг промышленных предприятий. Опрос более 1200 предприятий в разных отраслях показал, что структурные изменения в экономике с 2003 года происходили явно не в пользу обрабатывающей промышленности. Ее доля в совокупном объеме производства продолжала снижаться (в 2004 году с 31% до 25%), тогда как доля добывающей промышленности выросла — с 42% до 44% в том же 2004 году.

Причины оставались теми же, что и в начале нулевых, а именно рост издержек при неинтересном инвесторам уровне рентабельности, в результате чего этот сектор экономики становился все менее привлекательным для вложения капиталов с точки зрения получения прибыли.

В 2005 году темпы роста промышленного производства, в том числе обрабатывающей промышленности, в Казахстане снизились почти в два раза. В 2006 году «Эксперт» поднял тему реформирования налоговой системы Казахстана, которая не стимулировала предприятия обрабатывающего сектора промышленности, поддерживая в то же время строительную и сырьевую отрасли экономики. Более того: налоговый пресс на эти отрасли был выше, чем на сырьевые. Это стало одной из причин, по которой доля ведущих отраслей обрабатывающего сектора в промышленности (текстильная и швейная, обувная и кожевенная, пищевая отрасли, машиностроение и металлообработка) к 2006 году снизилась в три раза: с 48 до 14%. В том же году вышло новое послание президента, которое инициировало постепенное снижение налогового бремени и введение в 2007 году плоской шкалы индивидуального подоходного налога на уровне 10% и снижение социального налога. Эти действия должны были привести к увеличению объемов производства зарплатоемких производств с высокой добавленной стоимостью. Этот период был назван «переходной экономикой». Только сформированное в 2007 году правительство Карима Масимова констатировало, что кластеры, о которых так много трубили до того, так и не заработали, несмотря на огромные средства, потраченные на международный консалтинг. Институты развития также не трансформировали свою активность в практическое русло. Реально функционировал лишь государственный холдинг «Самрук», объединивший под своим крылом республиканские государственные предприятия и национальные компании. Именно г-н Масимов нашел в себе мужество признать просчеты в реализации СИИР. Президент в свою очередь поставил перед новым правительством задачу по внедрению новых методов и механизмов государственного планирования.

К этому времени доля обрабатывающей промышленности в структуре ВВП, по оценке МЭБП, составила 10,7%, тогда как в 2003 году она достигала 14,2%. Ее доля в общем объеме промышленного производства снизилась за этот же период с 48,9 до 37%.

Тогда «Эксперт Казахстан» писал, что «программа нового правительства, несмотря на неплохо прописанные в ней ориентиры, может остаться на бумаге, если в управлении экономикой не будет соблюден баланс между государственным регулированием и развитием свободного предпринимательства».

Тогда Казахстан решил присоединиться к числу стран, которые для развития своей экономики применяют создание особых или специальных экономических зон, в которых действуют особые условия и законы для предпринимательской деятельности.

2008 год начался с небывалого роста цены нефти, которая перешагнула уровень в 100 долларов за баррель. И в правительстве снова заговорили о диверсификации экономики. «Сегодня наступил благоприятный момент для ухода от сырьевой зависимости и диверсификации экономики». Эту фразу можно считать девизом всех правительств Казахстана в эпоху роста цен на нефть, писал наш журнал в это время. Действительно: комментируя ситуацию «Эксперту Казахстан», Меруерт Махмутова, директор Центра анализа общественных проблем, отмечала, что возможность перераспределения средств из добывающих отраслей в обрабатывающие существует, однако нужно использовать иные пути для этого. «Те способы диверсификации, которые использовались до сих пор — направление денег через «Казыну» на прорывные проекты — не дают, к сожалению, никакой диверсификации,— говорит она. — На мой взгляд, правительство уже упустило очень благоприятные условия для прорыва, когда можно было значительно улучшить положение в социальной сфере, поднять перерабатывающий сектор. Такого объема денег в экономике, как в предшествующие годы, уже не будет, это нужно четко понимать. Боюсь, как бы не “проесть” бездарно те накопления Нацфонда, которые удалось аккумулировать».

Кризис не помог, после 2008‑го Казахстан так и остался по большей части нефтяным и металлургическим. Дальнейшее сокращение в обрабатывающей промышленности предсказал «Эксперту» в 2009 году экономист Ораз Жандосов.

В 2010 году, подводя итоги десятилетия, наш журнал опять констатировал: «В ближайшие 10 лет для экономики Казахстана будут актуальны все те же задачи по диверсификации отраслей и повышению их эффективности, что и в конце 1990‑х — начале 2000‑х годов». Тогда была принята программа по форсированному индустриально-инновационному развитию Республики Казахстан на 2010–2014 годы (ФИИР), агрегировавшая в себе массу предшествующих документов. Несмотря на медленный рост в абсолютных цифрах, доля обрабатывающего сектора в структуре промышленного производства продолжала снижаться.

В начале 2013 года «Эксперту Казахстан» дал интервью новый премьер-министр Серик Ахметов. Вот что он говорил: «В среднесрочном периоде правительство сосредоточится прежде всего на двух основных задачах: обеспечении устойчивого диверсифицированного роста и создании новых рабочих мест». Глава кабмина отмечал, что и после 2014 года ФИИР будет продолжена. Впрочем, пока в недрах есть нефть, можно сколько угодно писать и направлять средства на исполнение новых и новых программ, но проклятие нефти будет довлеть над нами. Очевидно, все те усилия, которые были потрачены на диверсификацию, не принесли ощутимых плодов, хотя мы видели отдельные успешные кейсы. И чтобы все-таки добиться заветной диверсификации, нужно быть еще настойчивее. Нужно искать другие, более смелые подходы. Например, с помощью налогового стимулирования, которого мы всегда так старательно избегали. Пробивать для себя рынки сбыта отечественной обработанной продукции. И так далее, и так далее, и так далее. Голландская болезнь всегда принимает хронический характер, поэтому на излечение от нее можно потратить и не одно десятилетие.

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Старая добрая индустриализация

Концепция индустриально-инновационного развития, которая закладывает фундамент следующей, третьей по счету, индустриальной стратегии, подготовлена основательно, что радует. Плохо то, что финансирование индустриализации остается недостаточным

Тема недели

Уйдем от доллара, подсядем на рубль?

Использование национальных валют в качестве расчетной единицы при проведении экспортно-импортных операций — идея не только популярная, но и популистская

Казахстанский бизнес

Человеческий ресурс цифровой повестки

Скрытые резервы операционной эффективности — в проактивных сотрудниках

Повестка дня

Коротко

Повестка дня