Картина маслом

Больше всего поражает при перечитывании подшивки нашего журнала за 2003—2013 годы, что некоторые проблемы, о которых мы писали десять лет назад, до сих пор так и не решены

Картина маслом

В декабре 2003 года вышел первый номер «Эксперта Казахстан». Таким образом, мы освящаем, анализируем, даем прогнозы относительно будущего нашей республики уже десять лет. Десятилетие – это довольно приличный срок. Это, во всяком случае, уже история, хоть и новейшая. Если события прошлого и даже позапрошлого года мы воспринимаем как настоящее, то относиться к событиям десятилетней давности так уже не получается. И вот мы решили через призму нашего журнала взглянуть на развитие различных отраслей, изучению которых мы посвятили столько сил.

Честно говоря, заглядывая в старые журналы пяти-, десятилетней давности, мы ожидали увидеть какие-то забытые проблемы, где-то, может быть, посмеяться над своей наивностью, излишним оптимизмом. В чем-то так и вышло. Но далеко не повсеместно.

Отрасли отечественной экономики, как стало ясно после того, как обзоры были написаны, можно разделить на несколько видов. Первый из них представлен нефтянкой. А точнее, нефтедобычей. За десять лет ситуация здесь поменялась радикально. Входили новые собственники проектов, увеличивались объемы добычи, скакали цены, власти запрещали жечь факелы на месторождениях, строились трубопроводы… В общем, что-то происходило. То есть видно, что здесь бурлила жизнь.

Другой такой живой отраслью у нас является, пожалуй, телеком, который все эти годы развивался за счет накрывавших его волн научно-технического прогресса. Еще один представитель развивающейся индустрии – это транспорт. Пусть здесь не было такой массы событий, как в нефтянке, но национальный авиаперевозчик наращивает из года в год число маршрутов, перевезенных пассажиров, дорога Западная Европа – Западный Китай строится. В общем, какие-то изменения имеют место быть.

Но у нас в обзорах гораздо больше примеров отраслей застывших, замороженных. И именно статьи про эти отрасли десятилетней давности поражают больше всего. Некоторые обзоры образца 2004-2005 годов можно брать и, слегка подредактировав имена действующих лиц, комментаторов, смело ставить в ближайший же номер. То есть ничего не поменялось в своей сути. Это явно не кино, а фотография или живопись — картина будето застыла на месте.

Десять лет назад мы писали, что в сельском хозяйстве мелкие фермеры неэффективны. У нас зона рискованного земледелия. Как следствие - аграриев никто не кредитует. Поэтому они не могут приобретать технику, переходить на новые агротехнологии, повышая свою производительность. Приемлемым выходом для них является объединение в кооперативы, но в большинстве крестьяне не идут на это. Другая проблема отрасли – чрезмерное увлечение пшеницей. И так далее. Такое ощущение, что ни одна из приведенных в статье десятилетней давности проблем не решена до сих пор.

То же с обрабатывающей промышленностью. Казалось бы, у нас была осуществлена целая программа форсированного индустриально-инновационного развития. Что-то же должно было поменяться. Но нет. Как в статьях десятилетней давности говорилось про нереализованный потенциал, так про него можно говорить до сих пор. Дешевых кредитов обрабатывающая промышленность как не видела, так и не видит. Мы по-прежнему лишь надеемся генерировать инновации. Да, в отдельных секторах есть подвижки – у нас, например, появился автопром. Но, откровенно говоря, Казахстан очень слабо продвинулся в том, чтобы начать именоваться индустриальной державой. Громкие слова государственных мужей о необходимости диверсификации экономики, с которыми мы познакомили читателей десять лет назад, все так же можно цитировать - необходимость в этой самой диверсификации только выросла.

ГМК – это такой же ком застарелых проблем. Безопасность на производстве так особо и не повысилась на большинстве предприятий. Комплексную переработку сырья так и не наладили. Руда так и беднеет. За все это время, откровенно говоря, был построен только один новый большой завод – КЭЗ в Павлодаре. Все остальное – эксплуатация советского наследия. Где-то слегка модернизированного, но по большей части используемого как есть. Технологии применяются все те же – извлечение металлов происходит менее бережливо, чем при СССР. Хотя в перспективе это может просто убить компании… Кардинально подходы не меняются. Да, цены на металлы некоторое время росли – это может создать иллюзию развития. Но на самом деле развития не было.

Другой пример такого же рода – фондовый рынок. Масса надежд, которые на него возлагались, не оправдались. Такая организация, как Региональный финансовый центр – закрыта. ПИФы как появились, так и исчезли. Исламское финансирование не заладилось. В итоге мы вернулись к тому же состоянию, с которого начинали путь. И потому статьи десятилетней давности вполне актуальны.

Третий тип отраслей можно определить избитой фразой «история взлета и падения». Их у нас представляют банкиры и строители. Собственно, у обеих отраслей, может быть, и не было бы как взлета свечкой, так и катастрофы, если бы они не встретили друг друга. Может быть, они развивались бы более плавно, но в конце концов достигли бы большего. Но теперь и та, и другая отрасль оказались не в лучшем состоянии. Впрочем, банкиры как не выполняли свою базовую функцию, так и не выполняют сейчас. Функция эта состоит в том, чтобы перераспределять свободные средства граждан в те сектора, которые требуют развития, которые ждут инвестиций.

И, наконец, последний тип отрасли - доведенный до пропасти и счастливо избежавший падения в нее. К этому типу относится энергетика. Сначала, как и во многих отраслях у нас, тут была допущена ошибка. Объекты энергетики были приватизированы за копейки. Новые собственники, которым активы достались почти даром, в них не вкладывались. Износ рос, аварии происходили все чаще. И, казалось, вот-вот наступит момент, когда вся отрасль завалится. Но ощущая приближение часа X, власти нашли в себе силы переломить ситуацию. Они придумали схему, которая стимулировала собственников к тому, чтобы проводить модернизацию. Государство обменяло обещание повышать тарифы на их обещание заменить оборудование. Конечно, можно критиковать эту схему. Можно сказать, что вообще-то компании могли проводить модернизацию за счет кредитов, а проценты покрывать за счет того, что у них после модернизации увеличится эффективность генерации, снизятся потери и т.д. Но в реальности все понимали, что без определенного повышения тарифов никто инвестировать не будет. Думается, что если бы не неизбежность краха, энергетика сегодня находилась бы в таком же положении, как сельское хозяйство: все обсуждения крутились бы вокруг одних и тех же проблем, но ничего не менялось бы. Пожалуй, хорошая встряска – это иногда очень полезно. Может быть, если бы у нас случилась нехватка продовольствия, голодные бунты, государство нашло бы в себе силы скреативить оригинальное решение для аграриев и животноводов, как оно это сделало в случае энергетики. Не перетасовывать иностранные рецепты, а найти свой выход исходя из наших реалий.

Обобщая все сказанное, можно отметить тот факт, что развиваться Казахстан заставляют только внешние факторы. Миру нужна нефть – мы выращиваем добычу. Мир не ждет продукции нашего машиностроения – мы и не производим ее. Все десять лет мы шли на поводу у мира. Наши инициативы не преобразовывали реальность. А наши усилия что-то изменить походили на имитацию бурной деятельности, потому что были бесплодны.

Иллюзия важного

Мы не посвятили отдельного обзора политической жизни, которую мы также весьма активно освещали. И вот почему. Как раз эта часть превратилась в преданья старины глубокой. Кого сегодня волнует, был ли такой момент, когда по ряду вопросов «Асар» сблизился с «Ак жолом»? Между тем в момент, когда публиковались статьи на эту тему - перед очередными парламентскими выборами, это казалось существенным. На расстоянии стало видно, что это была мнимая политическая борьба, инсценировкой которой развлекала себя элита. Все эти Партии патриотов, Гражданские партии и какие-то другие объединения людей якобы имели собственные платформы и вроде боролись за победу. И какие-то их заявления даже разбирались с пристрастием, из них делались выводы. Между тем сегодня казахстанцы даже с трудом вспомнят, что это были за объединения неравнодушных сограждан, чего они хотели. Разве что, напрягшись, припомнят спонсоров каждой из них. Слово «балаган» напрашивается само, когда хочешь емко описать эту сферу и происходившие в ней изменения. Тут как в театре: пока ты в зале, спектакль может затянуть тебя полностью – если постановка, конечно, удалась. Но когда ты уже добираешься до дома, уже начинаешь разбирать, какой актер как играл.

Такое положение вещей несколько удручает. Только трагедии вроде Жанаозена выпадают из общей канвы, сражая своей реальностью. Остальная же политическая жизнь у нас в стране представляет собой неплохую местами инсценировку – и не более того.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики