Евразийский реализм

Николай Кузьмин
Николай Кузьмин

На недавней встрече с зарубежными дипломатами Нурсултан Назарбаев счел нужным не только рассказать о достижениях Казахстана за двадцать лет независимого развития, но и дать оценку работе некоторых международных организаций. Большинство комментариев к его выступлению, появившихся как в дружественных, так и не очень дружественных СМИ, были посвящены нескольким критическим замечаниям в адрес ОБСЕ в целом и ее наблюдателей в частности. Широко цитировалось заявление казахстанского президента о том, что корабль под названием «ОБСЕ» по-прежнему идет с креном в сторону гуманитарного измерения.

Ничего нового в этих словах президента не было, эта позиция в последние годы регулярно озвучивается Казахстаном с самых разных трибун. Новой была, пожалуй, та прямолинейность, с которой Нурсултан Назарбаев высказал свое отношение к работе наблюдателей от ОБСЕ (профессионально этим занимается Бюро по демократическим институтам и правам человека — БДИПЧ). «Вновь наблюдаются непродуктивные попытки использовать такой инструмент, как миссии наблюдателей на национальных выборах, для давления одной группы стран на другую. Если дело так пойдет и дальше, мы должны будем отказаться от таких миссий в будущем на всех выборах», — сказал он.

Слова президента были восприняты именно как отказ от сотрудничества если не с ОБСЕ в целом, то с его отдельными институтами. На самом же деле Нурсултан Назарбаев говорил о том, что процесс развития Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) достиг такого уровня, что можно ставить вопрос о превращении его в полноценную международную организацию — ОВМДА. Таким образом, президентский проект по созданию азиатского аналога Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) выйдет на ту же самую ступень, на какую СБСЕ вышло в конце 1994 года в Будапеште. Перед Казахстаном встанет вопрос — какую из двух юридически равноправных структур, европейскую или азиатскую, он должен выбрать для международного сотрудничества по вопросам безопасности и развития демократии. На саммите ОБСЕ в Астане Казахстан предложил решение этого вопроса в формате не «ОБСЕ или СВМДА», а «ОБСЕ и СВМДА». Сам Казахстан называет этот формат евразийским. «Евразийская безопасность — это не метафора, это строгий геополитический факт», — сказал Нурсултан Назарбаев на саммите в Астане. В памятную декларацию по итогам саммита вошли слова о евро-атлантической и евразийской безопасности, но дальше этого дело не пошло.

В начале 90-х слово «евразийский» применительно к казахстанской политике выглядело эвфемизмом для определения «не вполне европейский». А термин «транзитные государства» предполагал транзит к демократической модели правления. До недавнего времени неизбежность перехода от авторитарного стиля управления к демократическому обосновывалась низкой эффективностью и неконкурентоспособностью авторитаризма. Развитие современных средств коммуникаций, быстрое движение капиталов, свободная миграция рассматривались как неоспоримые преимущества, которые несет с собой глобализация, но воспользоваться которыми во всей их полноте могут лишь демократии. Сегодня та модель, которую Запад предлагает новым независимым государствам, уже не кажется привлекательной, тем более что либерализация и интеграция в мировые рынки в итоге обернулись для Казахстана, как и для большинства стран,

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее