Обучение на производстве

Первый городской фестиваль театров попытался создать пространство для диалога и привнести дух состязательности

Обучение на производстве

Экспериментальные, провокационные и классические постановки алматинских театров можно было увидеть в течение десяти дней. Несмотря на то что первостепенной задачей фестиваля «Откровение» было не ругать, а поддержать наших театралов и вызвать интерес к театральному творчеству у зрителей, нельзя обойти стороной проблемы и совсем оставить в стороне критику. Приходится констатировать, что из всех девяти представленных на фестивале коллективов только два — «АРТиШОК» (приз за лучшую сценографию получил его художник Антон Болкунов) и Datheatre (взявший гран-при фестиваля за лучший спектакль), показавшие полноценные увлекательные постановки, могут называться театрами в собственном смысле слова.

Отдельно хочется отметить театр современного танца сестер Габбасовых, которые уже давно работают с молодежью, ставят экспериментальные спектакли и известны алматинской публике не меньше артишоковцев. Остальные коллективы нуждаются в значительном профессиональном росте, овладении техниками и методиками работы на сцене. Похоже, деятели искусства, как и представители других профессий в Казахстане, проходят обучение непосредственно на производстве, где обнаруживается, что молодым специалистам с дипломами недостает знаний и навыков.

Молоды душой

Как выяснили организаторы, в Алматы 22 театра. По словам члена жюри, театроведа Ирины Антоновой, «Откровение» должно было стать первым городским театральным фестивалем (ранее проводились только республиканский и центральноазиатский), в котором планировалось участие фактически всех театров города. Театральный критик хотела бы видеть помимо известных академических русского им. Лермонтова и казахского им. Ауэзова и другие национальные театры — немецкий, уйгурский, корейский, которые, по ее мнению, могли бы задать планку остальным коллективам. Эти национальные театры представляют собой уникальное наследие, которое после распада СССР досталось лишь Казахстану в силу его полиэтнического разнообразия. Но многие предполагаемые участники по каким-то непонятным причинам отказались. Возможно, их не устроил размер призового фонда. В итоге осталось лишь девять театров, представленных преимущественно молодыми людьми. Так фестиваль стал молодежным. Но, возможно, это и неплохо, поскольку определилась весовая категория и между собой за призы соревновались в основном молодые артисты и режиссеры. Организаторам и жюри удалось отметить практически всех участников наградами как в основных, так и в дополнительных номинациях.

О том, что фестиваль первоначально задумывался как общегородской, свидетельствует и тот факт, что в нем приняли участие коллектив театра Ауэзова, представивший на собственной малой сцене спектакль на казахском языке «Жынойнак» (исполнившая в нем главную роль актриса со стажем Кымбат Тлеуова победила в номинации «лучшая актриса»), а также открывший в этом году двери нового здания Казахский кукольный театр с «Каштанкой» по рассказу А. Чехова (постановщик спектакля Кубанычбек Адылов был награжден как лучший режиссер фестиваля). Кстати, актеров «Театра ТВ», игравших в спектакле «Америка» по Ф. Кафке, к категории молодежи тоже отнести было бы сложно.

Пьес отечественных авторов в стиле новой драмы, представляющих собой рефлексию на тему современного общества, на фестивале представлено не было. И это одна из существенных проблем. Кроме спектакля «Досчитать до триллиона» (скорее, ставшего бенефисом одного актера), поставленного по стихам казахстанского поэта, участника арт-группы Fell.In Романа Жукова, который был награжден как лучший актер, отечественных пьес зритель не увидел. Но зато были собственные сценарные и драматургические адаптации классических и популярных произведений. Об их уровне можно спорить, но факт отражает состояние современной казахстанской драматургии. Все участники обратились к серьезным произведениям, оставив за рамками коммерческо-развлекательные постановки. Например, «Театр лиц» (в чьем репертуаре можно встретить преимущественно шоу на выезд) специально к фестивалю подготовил спектакль по мотивам трагедии Софокла «Антигона». А театр-студия DiWel, по словам режиссера и актера Сергея Тейфеля, всего за семь репетиций осуществил инсценировку по рассказу Виктора Пелевина.

На голом энтузиазме

Театры в нашем городе возникают на голом энтузиазме, отметил руководитель экспериментальной студии «Театр лиц» Андрей Кочинов. Например, у выпускников академии им. Жургенова, арт-группы Fell.In Егора Васильева и Ильи Бобкова, нет своей собственной площадки. Ее нет и у главного победителя фестиваля — Datheatre. «Трудно сказать, что у молодежных театров есть какая-то коммерческая основа. Ее еще предстоит выстроить. В этом смысле фестиваль должен стать площадкой, где заключаются коммерческие договоры на будущий театральный сезон», — отмечает руководитель фестиваля Ольга Султанова. По мнению театроведа Ирины Антоновой, говорить о развитии театрального рынка у нас преждевременно. «Я недавно вернулась из Авиньона, где работала почти месяц с французскими театрами. Во Франции даже маленькие городки проводят каждый год театральные фестивали. Это настоящая ярмарка, базар, где вы должны показать свой товар лицом. На рынке есть покупатели — это профессиональные менеджеры, готовые купить спектакли, если они покажутся им интересными. Там так и говорят: купить и продать спектакль. Я не уверена, что у нас есть те, кто готов купить спектакли отечественных театров и прокатать их по Казахстану или СНГ. Между тем на Западе гастроли по Франции и Европе обеспечивают театру два-три года безбедного существования. Наши театры не могут выехать на подобные фестивали. За границей театры, как правило, поддерживают городские советы и местные частные предприниматели. Поддерживая культурные инициативы, они делают свой город привлекательным для туристов», — рассказывает эксперт.

Процесс образования театров в нашем городе таков: сначала появляются обучающие актерскому мастерству (и другим полезным навыкам выступления на публике) студии, затем возникает потребность в реализации новоиспеченных актеров — так ставятся новые спектакли и образуются новые труппы. Но проблема мастерства — как актеров, так и режиссеров — упирается в образовательный процесс и преподавательские кадры. Как показал фестиваль, даже выпускники Академии искусств им. Жургенова, так называемые профессиональные актеры, не знают азов профессии, не обладают базовыми навыками, такими как сценическая речь.

Поделиться ресурсами

Как считает режиссер Datheatre Наталья Дубс, модель образования театральных очагов в Алматы можно описать следующим образом. Часть студентов или выпускников академии Жургенова объединяются какой-то темой. Чтобы выжить, они образуют курсы и обучают желающих за деньги. Потом, стремясь привести это к какому-то результату, начинают реализовывать собственные ощущения в своих студиях. В Европе, в отличие от нас, театральная традиция — многовековая и способствует заполнению города пространством сценических искусств. Там огромное количество театральных школ, выпускающих такое же огромное количество актеров. Как правило, они не имеют постоянного места работы и кочуют из театра в театр, готовые образовать новые группы для реализации проектов, которые ставятся уже в профессиональных театрах. Этого, по мнению Натальи, и не хватает Алматы. «Не у всех наших театров есть собственное здание. Независимые группы вынуждены пользоваться тем, что предоставляет городская среда, а у нас она не предоставляет практически ничего,— сетует режиссер. — Наличие профессиональной сцены вызывает в тебе некую условность. А когда ты снимаешь какое-то помещение, замкнутая комнатная атмосфера задает такую же эстетику постановке». Если бы уважаемые крупные городские театры пошли навстречу и поделились с творческими коллективами помещениями, было бы лучше всем — и самим академическим театрам, которые смогли бы приобщиться таким образом к свежей творческой струе, и новым коллективам, которые бы получили шанс обратиться к публике с академических подмостков.

Datheatre Наталья Дубс называет содружеством творческих людей, объединенных схожими вкусами и смотрящих в одну сторону: «У нас есть как постоянный состав, так и приходящие актеры». Коллектив собрался сам собой, рассказывает она. Режиссер знакома со своими актерами уже восемь лет. Это ее бывшие ученики, которые сначала пришли к ней заниматься в театральную студию «Образ», а потом в академию Жургенова, где она тоже преподает, и получили высшее образование на курсах Немецкого театра.

«Отсутствие поддержки толкает творческих людей на поиски путей зарабатывания денег, чтобы содержать свои семьи. И это заставляет подстраиваться под обстоятельства и выжидать, когда появится время на творчество. Но бывает, что преданные творческому процессу люди принимают решение заниматься театром, они собираются вместе и начинают им жить. Потом этот период заканчивается и хочется жить чем-то другим,— рассказывает Наталья. — Мы не профессиональный театр и не зарабатываем им деньги. Сейчас модно называться культурным пространством, внутри которого рождаются какие-то события. Хотя театр может и должен зарабатывать и существовать профессионально. Но это получается у тех, кто уже долго на рынке и приобрел популярность — как, например, “АРТиШОК”», который твердо стоит на ногах. Мы думаем о том, как заработать и обеспечить комфорт в жизни. Не только творчески реализоваться, но и быть здоровыми. Когда у тебя здоровы тело и дух, тогда ты занимаешься творчеством с радостью — творчества без радости быть не может», — уверена режиссер.

Полезная реклама

Социально ориентированная студия Е.Н.О.Т. провела исследование и выяснила, что 80 процентов алматинской молодежи от 16 до 25 лет не посещают театры. Как правило, причины одни и те же: нет времени и желания, скучно и неинтересно; также распространена опция «в театр я вообще не хожу». «У молодых людей сформировался стереотип о том, что театр — это скучно. Одна из наших задач — взломать этот шаблон, показать несправедливость привычных точек зрения, а главное — доказать, что здесь и сейчас театральное искусство может стать ярким видом досуга, еще одним способом саморазвития», — говорит соорганизатор и PR-директор фестиваля Настасья Старченкова. Мы узнали о конкурсе творческих проектов, проводимом управлением культуры города. Город нуждается в такого рода мероприятиях. Мы подали заявку, и управление ее утвердило, поясняют организаторы. «У нас девять академических театров: русский театр драмы им. Лермонтова, казахский театр им. Ауэзова, театр оперы и балета им. Абая, ТЮЗ им. Сац, ТЮЗ им. Мусрепова, театр кукол, уйгурский, корейский и немецкий театры. Есть театры, у которых нет своих помещений — например, «Театр лиц» или Datheatre, которые выступают на съемных площадках. Есть театральные студии, которые, помимо профессиональных постановок, занимаются обучением и ставят спектакли со студентами. Плюс к ним можно добавить как минимум два студенческих театра, которые можно назвать любительскими,— это «Эйдос» КазНУ им. Аль-Фараби и KELT КИМЕП. Когда мы все это поняли, стали формировать концепцию фестиваля. Критерии выработали следующие: молодежная направленность постановки, современный язык сценографии и актерской игры. Мы не ставили рамки и не говорили, что у нас есть академическое или частное направление — мы пригласили всех, чтобы понять, кто на что способен», — разъяснила принципы организации фестиваля его руководитель Ольга Султанова.

Главная миссия фестиваля — поддержка и продвижение театрального искусства. Небогатым маленьким труппам, существующим без государственной и спонсорской поддержки, реклама спектаклей влетает в копеечку. По словам заместителя руководителя управления культуры Алматы Жулдыз Омарбековой, помимо цены изготовления и размещения обычной афиши, за нее еще нужно заплатить налог в размере шесть тысяч тенге. Театры нельзя приравнивать по доходам к кинотеатрам — их необходимо освободить от налогов на рекламу, считает г-жа Омарбекова.

Как считает Настасья Старченкова, в будущем театральный фестиваль возможен как социально ориентированный рекламный проект. «Социально ориентированное продвижение давно популярно на Западе. Коммерческая реклама привлекает внимание потребителя к продуктам напрямую, а социально ориентированная — через общественно значимые проекты и культурный контент. Когда у нас сформируется понимание фестиваля, мы сможем просить деньги у компаний. На поддержку театров можно использовать средства, выделяемые на корпоративную социальную ответственность. Стандартный пакет с формулировками “нас поддержали”, “братская могила” из логотипов, когда просто множество лого оказываются в одном месте, уже не цепляет. От специфики компании зависит то, какой спецпроект мы можем ей предложить. И это не обязательно стандартное размещение. В Интернете мы можем использовать свои площадки. Люди будут читать блоги и вынесут полезную информацию», — уверена Настасья.

Истина откровения

Свою оценку фестивалю дала кандидат исторических наук, театральный критик Ирина Антонова.

— Фестивальная программа открылась постановкой театра «АРТиШОК» «Корова» по мотивам рассказа А. Платонова. Многие зрители, безусловно, видели этот спектакль на собственной площадке «АРТиШОКа», а те, кто не видел, были в предвкушении того состояния ошеломления, изумления, потрясения, неприятия, в которое, как правило, приводит зрителей этот коллектив. Надо отдать должное смелости исполнительницы главной роли Елены Вовновой, которая заменила в фестивальном спектакле Галину Пьянову. Однако по этой ли причине, а может, по причине того, что играть спектакль пришлось на чужой, более просторной площадке, ощущение потрясения не возникло. Маленькая сцена театра «АРТиШОК» диктовала свои условия постановок: они были компактны, динамичны, режиссер использовал каждый кусочек пространства. Это определяло и особую «сжатую», напряженную манеру актерской игры, и обостренное восприятие зрителями происходящего на сцене. На малой сцене театра им. Лермонтова спектакль «Корова» как бы «расползся» по горизонтали, утратив динамизм и очень важное свое качество — ритм, а эксплуатация коллективом «совковой» темы показалась явным повторением самого себя. Но даже в таком качестве спектакль театра «АРТиШОК» произвел сильное впечатление.

«Театр ВТ» показал возобновленную «Америку» по мотивам романа Ф. Кафки — спектакль, имевший большой успех в сентябре 2011 года во время своего премьерного показа в тогда еще не вполне достроенном бизнес-центре на Гоголя, где сейчас располагается «Гете-Институт». Все сдвинулось в этом спектакле то ли в сторону упрощения подачи материала, то ли в сторону «мюзикхолльности» с элементами — увы! — дурного вкуса. Филипп Волошин, исполнитель главной роли, обладает сценическим обаянием и искренностью, однако не определяет сам для себя: кто такой Карл Россман? Жаль, что спектакль утратил жесткий каркас, который диктовал и манеру произнесения текста, и само поведение актеров на сцене.

Театр-студия DiWel предложил игру по мотивам произведения Виктора Пелевина. Однако зрителям пришлось довольствоваться в основном созерцанием перемещений героев по площадке и по ним постигать смысл происходящего, поскольку темпераментный Антон Дукравец (исполнитель главной роли) проявил чудеса невладения сценической речью, что обидно. В целом же действо напоминало не столько спектакль как таковой, сколько популярный в западном театре жанр Exhibit — выставки, сопровождаемой концептуальными текстами.

Откровением стало выступление Романа Жукова из арт-группы Feel.In. С самого начала спектакля остро почувствовалась где-то глубоко засевшая тоска по хорошей поэзии и талантливому исполнению стихов. Как свойственна театру поэзия! Молодой парнишка в белом балахоне читал свои собственные стихи. Какой искренностью и чистотой осветился зрительный зал! Как замерло дыхание у нас, свидетелей этого явления! Индивидуальность… Как было сказано в старой пьесе: можно сказать, что это ничего, а можно сказать, что это все.

Красивыми, выразительными мизансценами порадовал танцтеатр сестер Габбасовых. Иногда движения и позы молодых танцоров напоминали прекрасную средневековую живопись, выполненную тонкой кистью, без теней и переходов, прозрачную, изящную. Как жаль, что юных исполнителей подвела техника! Однако весь спектакль был пронизан любовью и хорошим вкусом их талантливых наставниц.

Наиболее противоречивое впечатление оставил спектакль «Молодежного Театра Лиц». Отчаянно взялись молодые актеры за софокловскую «Антигону»: им хотелось показать в этой трагедии то, что они сами увидели в ней и поняли. Но освоение античного наследия требует большой исполнительской и общей культуры. И совет может быть только один: больше читать, постоянно учиться, смотреть и изучать античную скульптуру, впитывать в себя эти ощущения, эмоции, понятия… Молодость и дерзость — понятия неразрывные, однако надо понимать, что молодость проходит, а удивившая когда-то дерзость обернется дилетантизмом.

Как ждали мы настоящую актрису на этом фестивале (к сожалению, женских актерских работ высокого уровня на фестивале было крайне мало)! И вот — Кымбат Тлеуова в роли Фонсии в спектакле «Игра в джин» театра им. Ауэзова. Она, молодая по возрасту женщина, тонко и точно передала ощущение никому не нужной старости. Внутренняя интеллигентность актрисы подсказала ей психологически точное поведение на сцене, заставив закрыть глаза на странности режиссуры этого спектакля.

Особое впечатление оставил спектакль «Каштанка» Государственного театра кукол в постановке К. Адылова. Эта удивительная атмосфера кукольного представления! Волшебное таинство кукольной жизни! Все цельно и ровно в этом спектакле. Великолепный настрой создает живой звук фортепиано. Ясность, искренность, трогательность — этот спектакль вызвал самые милые и приятные впечатления.

Высшей точкой фестиваля — и в прямом, и в переносном смысле — стала постановка Натальи Дубс «Сказавший да. Сказавший нет» по пьесе Б. Брехта. Это спектакль высокого уровня его организации как единого организма, к тому же организма вдохновенного, эмоционально раскрепощенного, радостного от осознания своего умения делать на сцене сложнейшие профессиональные вещи. Здесь все — режиссер, исполнители, сценограф, музыкант — показали истинный ансамбль. Заслуга Наташи в создании этого спектакля несомненна, ее ученики и ученицы легко продемонстрировали то, от недостатка чего страдали другие молодые исполнители: профессионализм, который и есть первый и единственный критерий творчества. Профессионализм, который всегда являет себя как истинное откровение.

Справка

Мероприятие поддержал русский драматический театр им. Лермонтова, предоставив для выступления коллективов малую сцену. Призовой фонд — один миллион четыреста тысяч тенге — выделило управление культуры Алматы. Из них 600 тысяч организаторы и жюри решили присудить как гран-при за лучший спектакль, оставшиеся средства были распределены в четырех индивидуальных номинациях: по 200 тысяч получили лучший актер, лучшая актриса, лучший сценограф и лучший режиссер. Остальные участники были отмечены подарками.

Мероприятие поддержал русский драматический театр им. Лермонтова, предоставив для выступления коллективов малую сцену. Призовой фонд — один миллион четыреста тысяч тенге — выделило управление культуры Алматы. Из них 600 тысяч организаторы и жюри решили присудить как гран-при за лучший спектакль, оставшиеся средства были распределены в четырех индивидуальных номинациях: по 200 тысяч получили лучший актер, лучшая актриса, лучший сценограф и лучший режиссер. Остальные участники были отмечены подарками.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики