Олимпийский расчет

Власти Алматы, в очередной раз подав заявку в МОК, рассчитывают на экономические выгоды от организации такого крупного спортивного события, как Олимпиада

Олимпийский расчет

Южная столица РК снова вступила в борьбу за право стать столицей (пусть и всего на пару недель) мирового масштаба. Столицей зимних Олимпийских игр 2022 года. Буквально две недель назад в Лозанне в штаб-квартире МОК прошел семинар для городов-заявителей, где детально обсудили все вопросы, касающиеся правил подготовки к играм. Представителям городов — потенциальных хозяев Олимпиады еще раз подробно разъяснили тонкости последнего этапа выдвижения: до середины марта им необходимо представить всю документацию, подтверждающую теперь уже не только желание, но и возможность города принять Олимпийские игры. Вряд ли казахстанские спортивные функционеры узнали на семинаре в Швейцарии что-то принципиально новое — свою олимпийскую историю Алматы пытается начать уже в третий раз.

Нужна одна победа

На зимнюю Олимпиаду 2022 года претендуют 6 городов: кроме Алматы, это Пекин (Китай), Осло (Норвегия), Львов (Украина), Краков (Польша) и Стокгольм (Швеция). В отличие от Казахстана, сообщившего о своем желании принять Олимпиаду еще летом, шведы подали заявку в последний момент (11 ноября, при крайнем сроке 14 ноября). И также в последний момент стало известно, что Мюнхен на олимпийскую борьбу претендовать не будет, поскольку жители города, по итогам референдума, отказались от проведения соревнований. Для сравнения: на Олимпиаду 2014 года, куда Алматы также подавал заявку, было семь претендентов, а вот на зимние Олимпийские игры-2018 (этот выборно-олимпийский цикл южная столица РК пропустила) — всего три. Так мало заявок МОК не получал уже лет 20 — со времен Олимпиады 1988 года в Калгари.

Большинство поданных заявок подразумевает, что соревнования будут проходить в нескольких довольно удаленных друг от друга районах. Например, согласно шведскому предложению, большая часть состязаний будет сконцентрирована в регионе Стокгольма, но восемь альпийских видов — таких, как большой слалом, гигантский слалом, и др. — состоятся в горнолыжном курорте Оре, расстояние до которого от шведской столицы более 600 км. Китайская заявка также подразумевает проведение соревнований не только в Пекине, но и в находящемся за 200 км Чжанцзякоу, где будут проходить «снежные виды» (обещают, что города соединит скоростная железная дорога и туристы будут добираться от Пекина до Чжанцзякоу за 40 минут). Что касается Украины, то предполагается, что кроме Львова соревнования примут курорты Трускавец, Стрый, Славское, Тисовец и Тростян во Львовской области и Воловец в Закарпатской. Заявка от Польши предусматривает проведение соревнований по определенным видам не только на территории соседней области, но даже на территории соседней страны — Словакии. На фоне этих заявок вызвавшая в свое время недоумение и споры идея проводить зимние Азиатские игры в двух городах, Алматы и Астане, неожиданно оказывается в тренде. Тем не менее поделить Олимпиаду у Казахстана не получится. Но зато, презентуя Алматы как возможное место проведения Игр, можно будет козырнуть достаточно близким расположением всех спортивных объектов.

Мы за ценой не постоим?

Судя по заявлениям представителей национальных олимпийских комитетов стран-претендентов, многие из них рассчитывают на «бюджетные» соревнования. Так, представитель НОК Норвегии Петр Тоэин отметил, что страна планирует провести недорогую Олимпиаду, потратив на организацию 5,32 млрд долларов, на Украине называли цифру 2,7–3 млрд долларов. На фоне сочинских десятков миллиардов долларов цифры достаточно скромные. Напомним, что бюджет зимней Азиады в Казахстане в итоге составил более полутора миллиарда долларов, при этом большая часть затрат пришлась на создание спортивной и иной инфраструктуры, использованной в Играх. И это несмотря на то что, разделив лыжные и ледовые состязания между Алматы и Астаной, от строительства части спортивных объектов в южной столице отказались.

То, что не построили к Азиаде 2011 года, теперь планируется построить к зимней Универсиаде 2017 года: две ледовые арены (одна на 12 тыс. зрителей, другая — на 3 тыс.) и атлетическую деревню на 5000 человек (все эти проекты пока находятся на стадии ТЭО). Предполагаемый бюджет Универсиады — около миллиарда долларов. Сколько придется потратить, если Алматы получит право проведения еще и зимней Олимпиады — эта сумма не оглашалась, но можно предположить, что благодаря созданным для Азиады и Универсиады спортивным сооружениям и инфраструктуре она будет не так уж велика (во всяком случае, порядок цифр будет значительно ближе к озвученным Украиной и Норвегией, нежели к уже потраченным Россией на Сочи). «Останется построить только санно-бобслейную трассу и медиацентр с гостиницей»,— говорят спортивные функционеры. Они уже не раз оптимистично заявляли, что к 2017 году Алматы будет иметь практически все необходимое для проведения зимней Олимпиады, от спортивных объектов до опыта проведения крупных международных соревнований. Правда, Алматы катастрофически не хватает недорогих гостиниц. И вот как раз в их строительство придется, похоже, инвестировать приличные средства.

Большой спорт — большая польза

Опыт и репутация — можно сказать, это пока все, что заработал Казахстан на проведении зимних Азиатских игр, и Универсиада добавит очков лишь в ту же копилку. Что касается материальных бонусов, то пока они еще в перспективе и появятся, скорее, лишь в случае успешного для Алматы олимпийского выбора, который должен принести южной столице Казахстана туристическую известность и славу. Правда, стоит отметить, что олимпийский турист — это турист особенный, можно сказать, разовый (далеко не факт, что если он поедет на Олимпиаду в Алматы, то вернется в город хоть раз). И тем не менее один из главных доводов за Олимпиаду в Алматы — все же туристический. Олимпийские игры (как и подготовка к ним) будут на слуху в течение определенного времени, это будет своего рода рекламой для региона, о котором туристы в ином случае и не узнали бы. Помимо роста популярности города у туристов еще один жирный плюс Олимпиады — инфраструктура. Строительство и модернизация дорог, аэропортов, систем общественного транспорта, других коммуникаций — причем в очень сжатые сроки.

Возможные минусы есть тоже: от перерасхода бюджета (и его нецелевого использования) до строительства ненужных в будущем объектов (санно-бобслейную трассу очень сложно использовать альтернативным образом). Вообще создание работающей схемы, при которой построенные спортивные объекты и иная инфраструктура не только не требовали бы средств на их содержание, но и приносили б доходность в будущем — представляется одной из самых важных задач для города, принимающего крупное спортивное событие. Павел Новиков, вице-президент НОК РК, не раз говорил о том, что большинство стадионов и комплексов в буквальном смысле простаивает. А в эти объекты продолжают вкладывать огромные средства. Как тут быть — над этим предстоит подумать. В Пекине, принимавшем летнюю Олимпиаду в 2008 году, большинство стадионов расположили в университетских городках и рядом с ними — теперь там тренируются студенты. Олимпийские деревни зачастую используются как студенческие кампусы (предложение использовать атлетическую деревню после Универсиады в качестве студенческих общежитий уже озвучивал и аким Алматы Ахметжан Есимов).

В целом можно заметить, что финансово успешными за последние десятилетия становились те игры, где не нужно было строить много спортивных сооружений (это про Казахстан, поскольку большую часть объектов предполагается построить вне зависимости от Олимпиады) и где доля частного финансирования была выше доли госрасходов (это уже вряд ли к нам относится). Сложно однозначно оценить экономический эффект от проведения Олимпиады в Казахстане, но, как минимум, в случае адекватно организованного спортивного события такого масштаба регион Алматы получит современную спортивную, а также транспортную и телекоммуникационную инфраструктуру и известность как потенциально интересное туристическое направление, что должно благоприятно повлиять на долгосрочное развитие региона.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?