Сбербанк в зеленой зоне

Сбербанк в зеленой зоне

конца года осталась всего неделя, и уже можно говорить о предварительных результатах 2013 года, если не в деталях, то хотя бы в целом: был год успешным или не очень. Сразу отметим, что основные показатели Сбербанка в Казахстане все это время находились в зеленой зоне, что по биржевым традициям означает рост. И рост был действительно впечатляющий: активы на 1 ноября увеличились на 33% и обеспечили банку пятое место в ренкинге крупнейших фининститутов страны, кредитный портфель — на 35%, это также пятый результат, вклады населения — на 72%, а компаний — на 28% (четвертое место на рынке), соответственно растет и капитализация банка: собственный капитал увеличился на 19%.

Но сухие цифры деятельности, в принципе, далеки от большинства клиентов банка. Для них важнее репутация, узнаваемость имени, качество обслуживания, да просто географическая близость и доступность его услуг.

С начала деятельности в Казахстане Сбербанк поставил своей задачей дойти буквально до каждого своего клиента и упорно работал над расширением своей региональной сети. Да что там регионы: посмотрите, как увеличил свое присутствие Сбербанк в Алматы. Этой осенью главный офис банка переехал в Нурлы-Тау, самый крупный бизнес-центр южной столицы. Именно со строительства филиальной сети начал наш разговор о предварительных итогах работы банка в 2013 году председатель правления Александр Камалов. Он рассказал о том, что Сбербанк недавно открыл филиал в Кокшетау, буквально на днях откроется филиал в Таразе. Идет работа в Кызылорде: уже присмотрели здание, набрали команду… «Ставим задачу открыться в Кызылорде не позднее, чем в первом квартале следующего года. И таким образом будет завершено основное строительство сети Сбербанка в Казахстане, мы будем представлены во всех областях республики»,— сказал г-н Камалов.

В шаге от дома

— С открытием филиалов в Таразе и Кызылорде вы охватите, по сути, все регионы Казахстана. Уже можно сделать сравнительный анализ. Как работается Сбербанку в регионах?

— Могу сказать, что во всех городах, где представлен Сбербанк, мы уже добились существенных результатов. По сегодняшним показателям наиболее высокие темпы роста показывает Шымкент. Прирост корпоративных кредитов на 70% и на 140% по рознице. В целом самые высокие темпы роста розничного портфеля у нас также в Шымкенте и в Петропавловске. Я думаю, тут несколько причин: мы уже большой банк, имеем свое имя и репутацию в Казахстане и, конечно, известность и узнаваемость самого бренда Сбербанка. И мы постоянно работаем над качеством сервиса.

Как я уже сказал, сейчас мы готовимся к открытию кызылординского филиала. Подчеркну, что мы никогда не заходим в регион с нуля: в Кызылорде у нас уже набралось достаточно много корпоративных партнеров, с которыми можно работать.

— Существуют какие-то индикаторы, показывающие перспективность того или иного региона? Например, идет бурное развитие малого и среднего бизнеса, повысилась активность потребителей, что предполагает рост спроса на кредиты. Или в области растут доходы населения, значит, можно рассчитывать на привлечение депозитов и так далее.

— В первую очередь мы смотрим на потенциал рынка и его динамику, качество этого рынка и только затем формируем команду и начинаем работать с первыми клиентами из центрального офиса в Алматы. Параллельно обрабатываем почву для открытия филиала. Это достаточно рутинная работа: оформление площадей, покупка здания, прием дополнительных сотрудников. И уже на этом этапе начинаем коммуницировать с клиентами. К моменту открытия офиса у нас уже наработана клиентская база. В пример приведу филиал в Таразе: мы только открываем офис, а у нас уже 15% рынка, мы вторые в регионе.

— И все же вы ориентируетесь на физических или юридических лиц?

— Мы развиваемся как универсальный банк, и все наши филиалы оказывают полный комплекс банковских услуг. И, конечно, розница в этом контексте значима, но работать с населением можно только с открытием филиала, корпоративных клиентов, как я уже сказал, мы можем обслуживать дистанционно, из Алматы. Мы развиваем и дистанционные услуги для физических лиц, в частности интернет-банкинг, но все же в данном случае нужна точка входа в регион в виде филиалов, банкоматов, устройств; их нужно обслуживать, инкассировать и так далее, значит, необходимо иметь хранилище, сотрудников…

— Где лучше заемщики выплачивают долги — в столицах или в регионах?

— По розничным займам у нас нет каких-то огромных ставок, все продукты разработаны с учетом платежеспособности населения. Просрочка по физлицам у нас минимальная — около 2%. Люди всюду стараются погашать кредиты вовремя.

— У вас в целом небольшая доля неработающих кредитов, но в последнее время растет.

— Растет портфель, адекватно растет и просрочка. В любом случае доля NPLувеличивается у нас не быстрее, чем портфель.

Неподведенные итоги

— С какими результатами завершает год Сбербанк?

— Об этом еще рано говорить. Я думаю, в любом бизнесе декабрь это пиковый период, это время максимальной активности во всех сферах. Возможны какие-то сюрпризы, но уже сейчас я могу сказать, что все задачи, которые мы ставили перед собой, которые ставил перед нами акционер, мы выполнили. Сейчас идет работа над тем, чтобы максимально повысить эффективность и плавно войти в 2014 год. Перечислю несколько цифр. По активам мы выросли на 33% и чуть превысили отметку в 970 млрд тенге. Помню, на пресс-конференции в начале года мы говорили, что будем расти менее агрессивными темпами, и ставили себе планку роста на уровне 20%, но тогда же сделали оговорку, что если рынок позволит, если у наших клиентов будет потребность в финансировании, заложенная цифра не станет ограничителем для дальнейшего роста. Так и произошло. В 2013-м по-прежнему для нас приоритетом оставался корпоратив, но более высокими темпами мы развивали розницу.

— Из того факта, что вы пригласили Андрея Тимченко, который отвечал за розницу в Казкоммерцбанке, можно ли сделать вывод, что в будущем Сбербанк будет больше внимания уделять развитию этого сегмента?

— Да, Андрей — значимый человек в нашей команде. И да, мы действительно планируем развивать розницу. Но при этом наша стратегия не меняется, мы не будем делать упор на каком-то монопродукте, на моноуслугах. Сбербанк — универсальный банк и будет в дальнейшем развиваться как универсальный. Что касается розничного сегмента, то задача — улучшить сервис и расширить его с точки зрения дистанционного обслуживания, формирования программы лояльности по примеру аналогичной программы российского Сбербанка «Спасибо». Очень удобная вещь: когда клиент расплачивается карточкой Сбербанка, ему начисляются бонусы. Мы планируем в следующем году внедрить эту программу и в дочернем Сбербанке. При этом стоит задача сделать ее не на локальном уровне, то есть действующей только на территории Казахстана, но совместить с российской программой, а также с программами турецкого DenizBank. Это будет льготное обслуживание в сети Сбербанка во всех странах, где он присутствует. Например, уже сейчас действует бесплатное снятие наличных с карточек Сбербанка в Хорватии и Турции, кроме того, дополнительные скидки в сети DenizBank: в некоторых торговых точках скидки доходят до 20%. Несколько слов о DenizBank: он входит в десятку крупнейших банков Турции. Только в Стамбуле имеет 30 точек, на анатолийском побережье полторы тысячи банкоматов, так что зона покрытия неплохая. У Сбербанка России есть «дочка» и в Европе, соответственно эта программа будет интегрирована и с европейскими программами. Кстати, недавно открылся филиал в Карловых Варах, в хорошем месте, в самом центре. Таким образом, сеть Сбербанка охватывает самые популярные среди казахстанцев туристические направления.

Для корпоративных клиентов в этом году мы запустили International Desk. Первое направление — на Турцию. Колл-центры говорят на четырех языках — казахском, русском, турецком, английском. В следующем году планируем расширить International Desk на Европу.

Банк без границ

— International Desk подразумевает только операционное обслуживание или его задачи шире?

— Да, помимо операционного обслуживания, это предоставление гарантий, а также кредитование. Кстати, мы дополнительно расширяем для этого направления и линейку розничных продуктов.

— Значит ли это, что граждане Турции могут кредитоваться в казахстанском Сбербанке?

— Розничное кредитование турецких граждан мы планируем запустить в следующем году. Первоочердная задача — отработать все процессы в рамках корпоратива. В любом случае, если у нас, допустим, обслуживается генеральный директор предприятия, мы должны ему предоставить полный комплекс услуг не только как юридическому лицу, но и как физическому. Кроме того, мы можем предложить розничные продукты и сотрудникам турецких компаний. Пока у нас есть возможность отправить переводы в Турцию, разместить вклады, но это только начало, в 2014 году мы рассмотрим возможность кредитования. Это не так просто, как кажется: нужно учитывать иные риски, другое законодательство…

— Что конкретно новая услуга, я имею в виду International Desk, дает клиенту — казахстанскому или турецкому предприятию?

— Я могу привести конкретный пример. Как раз сейчас мы помогаем выйти одному из наших предприятий на турецкий рынок с точки зрения банковского обслуживания через DenizBank. Казахстанским бизнесменам, желающим выйти на рынок Турции, наладить партнерские отношения с турецкими компаниями, заключить сделку, на первоначальном этапе не нужно ехать в эту страну, а просто обратиться в наше отделение International Desk. Здесь проконсультируют, какие нужны документы для открытия счета, как это сделать, как перевести деньги. Мы обеспечим контакт любого филиала DenizBank в Турции, чтобы к приезду клиента все было готово. Пока трафик у нас в основном на Стамбул и Анталью — наиболее привлекательные для бизнеса направления. В целом задача International Desk — создание домашней атмосферы, чтобы наш клиент, из Турции ли он или из Казахстана, и там, и там чувствовал себя как дома.

Турецкий бизнесмен, который планирует провести какие-то операции в Казахстане, сопровождается с турецкой стороны DenizBank. Есть уже очень интересный кейс. Крупный турецкий холдинг решил инвестировать в РК, присмотрел актив. Мы помогли ему правильно оформить все документы, предоставили финансирование, на инвестиции, по сути, в Казахстан. Есть и обратные примеры: выход казахстанских бизнесменов в Турцию.

Нужно ли доплачивать клиенту?

— В третьем квартале у сСбербанка сильно увеличились расходы. С чем это связано?

— Как раз в этот период мы готовились к открытию филиалов в Таразе, Кокшетау, затем в Кызылорде: переехали в два новых здания в Алматы. По бухгалтерскому учету в момент подписания актов и оплаты эти затраты садятся как расходы. Кроме того, мы переходим на новую банковскую платформу, часть филиалов это уже сделала, к концу первого квартала 2014 года вся сеть Сбербанка в Казахстане зайдет на эту платформу. Это все затратные вещи, но по сути это долгосрочные инвестиции.

— Вы запустили «Кредитную фабрику», о которой уже упоминалось ранее в СМИ?

— Мы внедряем ее пошагово, по отдельным продуктам. В этом году мы запустили ее по карточкам, к концу года запустим по потребительским кредитам. В следующем году планируем включить в эту программу автокредитование.

— Это будет стандартный автокредит или с какими-то инновациями? Сейчас, например, активно продвигается такой продукт, как покупка автомобиля в рассрочку.

— Но это и есть автокредит. Вопрос в том, кто платит за этот «банкет». Либо это ставка по кредиту, либо вознаграждение «зашивается» в стоимость авто. Если производитель в сотрудничестве с банком готов предоставлять клиентам автомобили по сниженной цене, то возможно удешевление ставки по кредиту без переплат.

— На ваш взгляд, должно ли государство облегчать долговое бремя для населения, то есть субсидировать кредитную ставку для физических лиц? Летом много говорили о том, что за счет бюджетных средств будет субсидироваться ставка по кредитам на покупку отечественных автомобилей.

— В мире немного наберется положительных примеров, когда государство начинает субсидировать какой-то конечный продукт, более того, добавочный продукт в виде розничного кредита. Государство может другими путями создавать преференции и лучшие условия для отечественного производителя. Это налоговые льготы, помощь в создании инфраструктуры. Вот российский пример, где при размещении производств в определенных Советом Федераций регионах предприятиям давали налоговые кредиты, инвестиционные кредиты, сразу предоставляли площадку с подготовленной за счет государства инфраструктурой. Это давало возможность ускорить запуск производства с меньшими накладными затратами. То есть сэкономить время, а время — тоже деньги, чтобы выйти на конечный продукт. Мы знакомились с автопроизводством в Казахстане, ездили на завод. Там выпускают недорогие по сравнению с импортными аналогами автомобили. То есть уже есть определенные преференции.

— А как же субсидирование по Дорожной карте бизнеса? Это нормально?

— Это нормально. Одно дело, пытаться стимулировать спрос за счет такой сложной системы, как субсидирование кредитной ставки, то есть не по конечному продукту, а по добавочному, каким является кредит. Другое дело, помогать инвестору, значит, способствовать развитию производства, созданию дополнительных рабочих мест, расширению налоговой базы. Конечный продукт должен быть рыночным. Тем более с учетом того, что Казахстан входит в Таможенный союз, а завтра войдет в ВТО, все эти надстройки могут навредить, потому что стимулируют дополнительный спрос не за счет преимущества товаров, а путем повышения покупательской способности.

— Поговорим еще об одном востребованном виде кредитования — ипотеке. Нужно ли государству поддерживать заемщиков, желающих приобрести жилье за счет банковского финансирования, субсидируя ставку? В данном случае речь не идет о поддержке спроса, это скорее социальный вопрос. У нас есть, конечно, госпрограммы, но они не охватывают все население.

— Тут все опять упирается в вопрос: какие цели преследует государство. Если это создание определенных преимуществ социально уязвимым группам населения, то здесь власти действуют очень грамотно, я имею в виду как раз жилищные госпрограммы. Я приверженец рыночной экономики. Создание преимуществ для какого-то продукта вот так в лоб никогда не имеет долгосрочного положительного эффекта. Лучше работать над тем, чтобы повысить привлекательность конечного продукта: снижать стоимость квадратного метра, повышать качество жилья, решать инфраструктурные проблемы — строить школы, больницы, детские сады в жилых районах, чтобы человеку было комфортно здесь жить.

Сбербанк со своей стороны также предлагает клиентам различные жилищные программы. Одну из них я хотел бы отметить —  «Ипотека — молодая семья». Она пользуется большой популярностью у населения — это уникальное предложение для семей, в которых хотя бы один из супругов моложе 35 лет. При первоначальном взносе от 10% стоимости жилья и сроком кредитования до 30 лет программа является одним из лучших предложений на рынке.

— Как следует из обзора, подготовленного Нацбанком, три квартала подряд у нас наблюдается замедленный рост реального сектора. Одной из причин может быть недостаток финансирования. В частности, там же приводятся данные по существующим условиям банковского кредитования и желаемым предпринимателями. Отличия, нужно сказать, существенные и по срокам, и по ставкам.

— Здесь есть два фактора. Первый — это сложившийся рынок. Чтобы дать кредит под 10,8% в тенге, нужно принимать вклад в тенге под 4,6. Но рынок таков, что немногие вкладчики готовы открыть депозит под такую ставку, потому что она ниже инфляции. Второй фактор — ценообразование банка, которое складывается из нескольких составляющих: это стоимость привлечения и риск-надбавка по тому или иному проекту и, наконец, затраты на капитал или некая маржа. Большое значение имеет и то, насколько глубоко предприниматель оценивает свои риски и какие принимает меры, чтобы закрыть их. Почему мы обычно говорим о средней ставке вознаграждения? Потому что есть разные проекты с различной степенью риска. Если он минимальный, то риск-надбавка сводится к нулю. В этом случае нам нужно только закрыть стоимость привлечения и обеспечить минимальную маржу, чтобы банк мог дальше функционировать. Очень много проектов, по которым риск-надбавка очень высока. Это либо проекты с нуля, либо начинающиеся при минимальном собственном участии инициаторов проекта.

— У Сбербанка, по мнению других игроков, всегда было преимущество в виде более дешевого фондирования. Изменилась ли эта ситуация? Сейчас остро стоит проблема с долгосрочным тенге, по какой цене привлекается у Сбербанка?

— Тут опять мы возвращаемся к соотношению риск — доходность. Инвесторы, размещая тенге, исходят из этих понятий. Финансовое состояние самого дочернего банка все рейтинговые агентства подтверждают высокими рейтингами: у нас сбалансировано управление активами и пассивами. Мы работаем как универсальный банк, что предполагает диверсификацию наших услуг, то есть мы не развиваем какой-то один продукт или один сегмент. Очень тщательно подходим к вопросу управления ликвидностью и соответственно возможными рисками — валютными, процентными. Это одна составляющая, другая составляющая — вхождение в группу Сбербанка, что дает дополнительные преимущества. Головной банк готов нам предоставить кредитные линии, а также дополнительные инструменты гарантий и поддержки. Правда, мы редко этим пользуемся. Что касается долгосрочных привлечений на рынке, то буквально на днях мы разместили семилетний выпуск облигаций. Совокупный объем поданных заявок на покупку составил 22 400 200 000, тем самым превысив запланированный объем размещения на 12%.

— Какие планы на 2014 год?

— Развиваться и расти дальше как универсальный банк. Планируем уделить большое внимание развитию розничного сектора, филиальной сети, в приоритете остается поддержка малого и среднего бизнеса. В целом мы в этом году показали очень хорошие результаты и внесли серьезный вклад в общий рост экономики в стране. Прирост ссудного портфеля банка на 1 ноября 2013 года составил 35%. Поэтому на следующий год у нас большие планы и перспективы.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности