Минусов все же больше

Казахстанский рынок деривативов остается в «пограничном» состоянии. Для его развития нужны усилия всех участников, включая регулятора

Минусов все же больше

Больше года назад, в конце 2010 года, Казахстанская фондовая биржа запустила торги деривативами — фьючерсом на курс доллара США к тенге и на индекс акций самой биржи. В условиях дефицита классического инструментария — акций и облигаций — производные инструменты были призваны поддержать текущие потребности инвесторов во вложениях. Производный инструмент «упаковывает» в себя некий базовый актив — ценную бумагу, товар, валюту — и в зависимости от движения цены базового актива инвестор может строить инвестиционные и спекулятивные стратегии, извлекая дополнительный доход. К слову заметим, что как раз в это же время в ЕС шло активное обсуждение вопроса о том, как зарегулировать производные инструменты, так именно их крайне активное использование на Западе явилось одной из основных причин кризиса.

Время показало, что казахстанские инвесторы не воспользовались новым и, казалось бы, таким заманчивым предложением. В 2011 году объем сделок по фьючерсам на курс доллара США к тенге составил всего 20 млн долларов. По фьючерсам на индекс KASE в 2011 году сделок не было вовсе.

Поверх барьеров

Главная проблема столь слабых результатов — регуляторные препоны, которые были сразу же созданы. Существующая нормативная база по срочному рынку более приемлема для активно работающего спот- и срочного рынков, нежели для рынка в начальной стадии развития, когда для повышения к нему интереса следует, по логике, напротив, «смягчить» условия входа и деятельности. В итоге от рынка был отсечен крупнейший казахстанский инвестор — пенсионные фонды, которые могли бы вплеснуть на срочный рынок ликвидность и стать активным игроком. Отсутствие же ликвидности отпугивает более мелких инвесторов, которые хорошо помнят слова легендарного американского инвестора Уоррена Баффета: «Деривативы подобны аду — легко зайти, но сложно выйти». На отсутствие ликвидности накладывается ряд технических моментов. В первую очередь не работает институт маркетмейкеров. Поскольку задача маркетмейкера — поддерживать ликвидность рынка за счет выставления двусторонних котировок на покупку и продажу (именно ему рынок «сливает» деривативы в случае развития негативной ситуации) — у него должна быть возможность для хеджирования собственных рисков и перекрытия открытых позиций. В противном случае брокеру будет тяжело «маркерить» инструмент. Он должен стать либо крупным банком с огромным объемом ликвидности, чтобы откупать с рынка все продаваемые ему объемы, либо выставлять цены, которые не будут интересны рынку. На сегодняшний день брокеры, желающие стать маркетмейкерами по фьючерсам, должны самостоятельно искать варианты хеджирования собственных рисков, а поскольку вариантов практически нет, то и желающих нести такую ношу тоже.

«На текущий момент на фондовом рынке отсутствует возможность осуществления “коротких продаж”, что порождает высокие риски для потенциальных маркетмейкеров ввиду невозможности использования спот-рынка для хеджирования позиций по котировкам спроса на рынке производных финансовых инструментов, — говорят “ЭК” на Казахстанской фондовой бирже. — Также в связи с требованиями законодательства накопительные пенсионные фонды, которые могли бы быть главными хеджерами в данном секторе финансового рынка, не могут вносить необходимые маржевые взносы, служащие обеспечением открытых позиций на рынке производных финансовых инструментов за счет пенсионных активов. И, как следствие, не могут торговать и заключать сделки хеджирования на организованном рынке производных финансовых инструментов».

Другой важной причиной, почему отсутствуют обороты по фьючерсу на индекс KASE, является слабая ликвидность по базовому активу — акциям, входящим в список данного индекса. На сегодняшний день индекс включает в себя лишь 7 акций (именно столько бумаг являются на данный момент по-настоящему ликвидными и могут входить в индекс). Это акции трех крупных банков (БЦК, Народного банка Казахстана, Казкоммерцбанка), трех сырьевых компаний (РД КМГ, ENRC, Казахмыс), а также национального оператора связи Казахтелекома. Для сравнения, российский индекс ММВБ состоит из 30 наиболее ликвидных акций крупнейших российских эмитентов, а индекс Варшавской фондовой биржи включает в себя 20 крупнейших по капитализации компаний Польши из различных секторов экономики.

Слабая количественная и отраслевая диверсификация индекса KASE делают движения индекса полностью зависимыми от ситуации на банковском и сырьевом рынках, то есть вполне прогнозируемыми. К тому же слабая репрезентативность индекса приводит к тому, что индекс можно шатнуть одной крупной сделкой, утверждают участники рынка. «Имея на руках всего миллиард тенге, можно крутить индексом как хочешь в течение дня. Это ненормально, — прокомментировали ситуацию в одной из брокерских компаний. — Отсутствие нормального базового рынка ведет к перекосам на бумажном рынке, проще говоря, к казино. Если в день по акциям проходят две-три договорные сделки, невозможно получить нормальную расчетную цену фьючерса. Как же в таком случае должно строиться ценообразование по этому инструменту?»

Требуется спрос и конкуренция

Что касается фьючерсов на курс доллара США к тенге, то основной причиной слабого оборота является достаточно развитый внебиржевой рынок производных финансовых инструментов по паре доллар США к тенге, объясняют специалисты Казахстанской фондовой биржи. «В дополнение можно отметить низкий спекулятивный интерес банковских организаций к национальной валюте ввиду стабильности ее курса».

Это происходит несмотря на то, что срочный рынок, как минимум, предоставляет инструменты хеджирования валютных рисков экспортерам и импортерам и снижает спекулятивные риски спекулянтам базового актива. А как максимум, на различных спекулятивных стратегиях и арбитраже фьючерсами можно заработать. Однако наши экспортеры и импортеры либо не пользуются возможностями срочного рынка, либо страхуют свои риски на более ликвидных площадках, что на самом деле хотя экономически и оправданно, но не способствует развитию собственного рынка. Слаборазвитая спекулятивная составляющая — итог того, что институциональных инвесторов, речь прежде всего идет о пенсионных фондах, за нее не поощряют, а остальные инвесторы погоды на этом рынке не делают.

Со своей стороны брокерские компании, как торговые посредники, считают, что производные инструменты на валюту не будут работать до тех пор, пока не будет выстроен конкурентный валютный рынок. «Идея фьючерса на валюту должна работать при условии наличия базового рынка: должны быть рыночные условия купли-продажи валюты и доступ к рынку должны иметь все желающие, — высказывает свою точку зрения представитель небанковской брокерской компании. — Источником валюты у нас являются экспортеры. Согласно законодательству они продают валютную выручку Национальному банку. При этом обслуживающий их банк дает им свой внутренний курс, а на бирже продает валюту дороже. Как следствие, импортеры покупают у банка валюту по завышенной стоимости. Казначейства банков процветают. Почему бы не дать банковским клиентам доступ к валютным торгам, в том числе и через брокера?»

Несмотря на имеющиеся проблемы, участники рынка позитивно оценивают перспективы дальнейшего развития рынка финансовых производных, в первую очередь за счет инициатив, которые продвигает сам рынок. В частности, брокеры неоднократно обращались к регулятору для получения официального разрешения проведения «коротких продаж» и намерены и дальше лоббировать решение этого вопроса в свою пользу.

Кроме того, в текущем году Казахстанская фондовая биржа планирует запустить ряд новых инструментов: фьючерсы на отдельные акции индекса KASE, а также на дополнительные валютные пары, такие как EUR/KZT, EUR/USD и RUB/KZT, но только при наличии маркетмейкеров. Для стимулирования интереса со стороны участников рынка биржа запланировала маркетинговые мероприятия по развитию отечественного рынка акций и деривативов, а именно работы по привлечению маркетмейкеров на условиях узких спредов, проведение обучающих семинаров и стимулирующих конкурсов для участников торгов и их клиентов, рекламные компании. По мнению представителей биржи, эти мероприятия приведут к определенному поднятию уровня ликвидности на рынке акций и производных.