С кем и зачем?

Население СНГ по-разному относится к созданию каких-либо союзов или альянсов на постсоветском пространстве

С кем и зачем?

Несмотря на то, что память о советской дружбе народов еще жива среди бывших граждан СССР, население СНГ уже очень по-разному относится к созданию каких-либо союзов или альянсов на постсоветском пространстве. И чем более благополучна экономическая обстановка в стране, тем менее склонны ее жители поддерживать интеграционные процессы, как показывают результаты проекта «Интеграционный барометр ЕАБР (Евразийский Банк Развития)».

В ЕАБР рассмотрели интеграционные предпочтения в аспектах социокультурного, экономического и политического притяжения. Респондентам задавались разнообразные вопросы: от истории и культуры до бизнеса, инвестиций и товаров - из каких стран их они хотели бы видеть в своей стране. Кроме того, авторы пытались установить доминирующий вектор интеграционных ориентаций: в сторону постсоветского пространства, в сторону Евросоюза или других центров притяжения (США и т. д.).

Как отмечается в барометре, самый высокий уровень интеграционных предпочтений в сторону постсоветского пространства выявлен среди жителей среднеазиатских стран - таких, как Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан. Известно, что именно эти страны дают наибольший прирост трудовых мигрантов в Россию. То есть интеграционные настроения во многом стимулируются экономическими интересами населения и представлениями граждан о том, что с помощью союзов можно решить определенные проблемы – как на уровне страны, так и свои собственные.

По результатам опросов видно, что в большей степени в интеграции с другими странами нуждаются те, кто не чувствует свою страну в должной мере самодостаточной и способной справиться с экономическими трудностями. Сюда можно отнести и граждан Молдовы, благосостояние населения которой также во многом зависит от мигрантских трансфертов. Но в Молдове - так же, как в Украине, налицо бивекторность интеграционных настроений: доли респондентов, ориентированных на постсоветское пространство и на Европу, примерно равны.

В целом же по СНГ ситуация с интеграционными настроениями неоднозначна. Так, например, население Азербайджана уже довольно сильно ориентировано на Турцию, население Грузии – на США и Европу. В Армении и Белоруссии преобладает вектор в сторону России, но также велика и доля граждан, предпочитающих европейскую интеграцию. В Казахстане постсоветский вектор конкурирует с автономистскими настроениями.

Вообще ситуация с интеграционными настроениями в тройке стран Россия-Белоруссия-Казахстан, являющихся членами Таможенного союза, очень интересна. С одной стороны, между этими странами существует взаимное притяжение, с другой - нельзя сказать, что оно сильное. Во многом это объясняется тягой части населения этих стран в сторону ЕС (исследование показало, что население экономически более развитых стран чаще тянется к Европе, а менее развитых – к России). При этом во всех трех странах наряду с разновекторным интеграционным притяжением сильно развиты автономистские настроения (когда респонденты вообще не имеют никаких интеграционных предпочтений и хотели бы, чтобы их страна не вступала в какие-либо союзы, альянсы или объединения). Интересно, что доля автономистски настроенных граждан выше в странах со сравнительно благополучной экономической ситуацией. Тут работает известный стереотип: вступим в союз и будем кого-то кормить. В этом смысле частью населения интеграция рассматривается не как достижение, а как обременение.

Более благополучные в  экономическом  положении страны имеют возможность покупать природные ресурсы, такие как нефть и газ, по рыночным ценам, в то время как более бедные державы (одной из которых является Белоруссия) выигрывают от интеграции путем получения от Москвы скидок на сырье, отмечает управляющий активами финансовой компании AForex Сергей Ковжаров. Таким образом,  интеграция дает возможность менее благополучным в экономических аспектах странам не допускать дальнейшего падения уровня жизни населения.  Для ряда стран экономическая интеграция с Россией дает возможность получить влиятельного политического союзника в лице Москвы. А Кремль, в свою очередь, увеличивает влияние на территории бывшего СССР.

В целом, констатируют эксперты, отношение населения к идеям интеграции на постсоветском пространстве сильно зависит от шагов политиков, бизнесменов по развитию политических и экономических связей между странами. Поколению, на чью молодость пришлось крушение общей большой страны, а также еще более молодым гражданам, социализация которых проходила одновременно с обретением реальной субъектности их государства, пока трудно понять, в чем преимущества интеграции (часто связанной с некоторым ограничением суверенитета - например, у Евросоюза).

Следует признать и то, что многие респонденты плохо представляют Таможенный союз в практическом воплощении для каждого отдельного гражданина. Поэтому интеграционные настроения в России, Белоруссии и Казахстане поддерживаются, по всей видимости, не только экономическими интересами, но и идеологическими взглядами. Примечательно, что присоединение страны к Таможенному союзу одобряется также большинством респондентов в Узбекистане, Кыргызстане, Таджикистане и Армении.

«К сожалению, соседи по СНГ за последние 20 лет так и не смогли провести структурные реформы,  и модель их экономики остается такой же, как и в советское время», – говорит начальник департамента кредитования малого и среднего бизнеса Солид Банка Геннадий Фофанов. Безусловно, объясняет эксперт, по уровню жизни Россия стала самой благополучной из бывших советских республик благодаря большой концентрации природных ресурсов и росту цен на сырье. В условиях бюджетного дефицита постсоветских республик возможность иметь доступ к нефтегазовой электроэнергии по ценам ниже мировых является одним из факторов уровня жизни населения. Кроме того, у  бизнеса есть возможность инвестировать большие средства в экономику бывших соседей - как на уровне частных, так и госкомпаний. Соответственно - в таких условиях власти ряда стран делают свой выбор в пользу выстраивания тесных экономических связей с Россией.

К тому же, отмечают в ЕАБР, довольно сильной платформой для интеграции на гуманитарном уровне пока еще служат родственные связи между людьми и общее пространство русского языка. Но это пространство и связи постепенно сжимаются, уходят. На смену им должна прийти какая-то экономическая основа – понятная и касающаяся конкретных людей. В том же Узбекистане, Кыргызстане и Таджикистане, например, по разным оценкам, несколько миллионов граждан в каждый конкретный момент отсутствуют в стране, потому что работают за рубежом. Понятно, почему в этой стране сильны интеграционные настроения. Для россиян совсем не так. Они, за редким исключением, никуда не хотят ехать и никого не хотят принимать у себя.

Вообще же Таможенный союз приносит странам-участницам больше выгоды, чем обременения, уверен аналитик Инвесткафе Тимур Нигматуллин. Тут можно привести как экономические, так и политические доводы. С точки зрения экономики, торговый союз способствуют активизации торговли между странами-участниками за счет снижения торговых барьеров, что в конечном итоге позволяет создавать больше рабочих мест и приводит к увеличению темпов роста  ВВП. Помимо этого, значительно увеличиваются размеры общего рынка и он автоматически становится более привлекательным для иностранных компаний и инвестиций. В нынешнем виде, по предварительным расчетам, ТС с момента создания и до 2015 года позволит увеличить совокупный ВВП стран-участниц примерно на 10-15%, прогнозирует эксперт. С учетом негативной экономической конъюнктуры - вряд ли столь оптимистичные планы будут реализованы, но, тем не менее, ТС однозначно оказывает положительное влияние на экономику.

С политической точки зрения ТС способствует усилению влияния стран-участниц в регионе за счет большего размера совокупной экономики. Так, полагает Тимур Нигматуллин, союз может быть первым шагом к более глубокой интеграции стран-участниц с перспективами введения единой валюты. Что касается критики, то можно упомянуть не до конца проработанные условия торговли и сертификации товаров, что потенциально может привести к большей выгоде от ТС одной из стран-участниц в ущерб экономике других стран.

Вообще же то, что настроение населения постоянно меняется, закономерно: люди хотят лучшей жизни, особенно если ситуация в экономике собственной страны плачевна, что очень типично для многих стран СНГ, полагает председатель правления Клуба лидеров Артем Аветисян. Говорить о том, что более перспективно для всех постсоветских стран, несколько неправильно, поскольку ситуация в каждой стране индивидуальна. Но если посмотреть на вопрос ретроспективно, но выгоды от евроинтеграции для стран постсоветского пространства крайне неочевидны, поскольку ко всем членам ЕС выдвигаются очень жесткие экономические требования, выполнение которых ложится бременем на граждан страны. Как правило, люди, стремящиеся в Европу, думают о возможности уехать из собственной страны в поисках лучшей жизни, но опыт показывает, что экономика большинства стран Единой Европы находится в довольно затруднительном положении, и там крайне сильны антимиграционные настроения.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики