Товарищи по неравенству

Все в ЦА страдают от социальной несправедливости. Но по-своему

Товарищи по неравенству

1 декабря в Алматы прошла международная научно-практическая конференция «Социальная справедливость: зарубежный опыт и центральноазиатское измерение», в ходе которой рассматривались теоретические и практические аспекты проблемы социальной справедливости в Центральной Азии.

Как и многие концепции из сферы социальных наук, “социальная справедливость” не имеет единого четко прописанного определения, параметров или стандартов, по которым она должна определяться и оцениваться. По большому счету, сколько людей, столько и версий этой концепции. И каких бы успехов ни достигали на этом поприще развитые страны, единого эталона общества, живущего в условиях абсолютной социальной справедливости, не существует и, может быть, из-за относительности этого понятия, никогда не будет существовать.  

«Есть множество форм социальной справедливости, все зависит от места, времени и культуры. На Западе, например, работает принцип дестрибутивной справедливости. Чем сложнее общество, тем сложнее определить, что является справедливым, а что нет. Проще говоря: если следовать пословице «каждому свое», то возникает вопрос, кому «каждому», и какое это «свое»? – рассуждает публицист, руководитель филиала Фонда Розы Люксембург в России Петер Линке. - Поэтому социальная справедливость требует постоянной дискуссии и трансформации. Более того: в условиях глобализации повышена опасность столкновения разных концепций социальной справедливости».  

Однако, несмотря на все стремления к преодолению социального неравенства, по мнению доктора экономических наук Айгуль Тулбаевой, это неотъемлемый и жизненно важный аспект для капиталистического общества. «Если бы в капитализме не было противоречий, он не был бы устойчив. Наличие противоречий в небольшой дозе и делает систему устойчивой, и дает возможность преодолевать кризисы, - считает она. - Поэтому необходима социальная несправедливость, как фактор устойчивости капитализма. Мы никак не можем изменить тот факт, что, в той или иной мере, в обществе существует неравномерное распределение дохода, а значит - всегда будет социальная несправедливость. В то же время нужна борьба с социальной несправедливостью, чтобы общество развивалось в правильном направлении. Это особенно актуально для Центральной Азии, потому что у нас борьба с социальным неравенством находится на низком уровне». 

Каким бы сложным ни было преодоление социального неравенства, оно, как и многие другие общественные проблемы, дойдя до определенной точки, может спровоцировать конфликты в обществе. «Накопленный в обществе протестный потенциал  часто находит выход в виде террористических действий;  это, по сути дела, лишь реакция на социальную несправедливость в обществе, – обрисовывает ситуацию заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований Леся Каратаева. - На самом деле мы сталкиваемся с социальной несправедливостью достаточно часто: ни для кого не секрет, что 10 процентов людей с самыми высокооплачиваемыми профессиями  зарабатывают в 29 раз больше, чем 10 процентов людей с самой низкой зарплатой. Кроме того, у нас 40 процентов нуждающихся в жилье и 60 процентов экономически активного населения не могут позволить себе ипотеку. К тому же в Казахстане сейчас 42 процента невыплат по кредитам - практически первое место по СНГ».

Хотя именно из среды пострадавших от социальной несправедливости рекрутируются экстремисты, сама по себе бедность еще не провоцирует конфликт. «Важно то, что мы соотносим себя со своим окружением. Раздражающим фактором может являться, например, коррупция. Борьба с неэтичным поведением чиновников будет более действенным противодействием терроризму, чем любые силовые меры», заключает эксперт.

У соседей Казахстана дела обстоят не лучше. «На примере Кыргызстана видно, что социальная справедливость видоизменилась: она превратилась в инструмент манипулирования. Бюрократический капитализм никуда не делся, только увеличилось количество приближенных. В настоящее время в Кыргызстане капитал купил политическую элиту, и в обществе происходит закрепление социального неравенства. А революции и тому подобное только отвлекает народ от борьбы за действительно нужные права - как, например, право на труд, - рассуждает генеральный директор бишкекского аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» Дмитрий Орлов. - И это все происходит с молчаливого согласия левых партий Кыргызстана».

В Таджикистане  проблема социального неравенства, по словам Музаффара Олимова, директора Научно-исследовательского центра «Шарк», усугубляется как минимум со времен распада СССР. «Уровень человеческого капитала был высок и в годы существования Советского Союза, но после обретения независимости его качество снизилось во многих странах региона. В Таджикистане был отмечен рост дифференциации доходов населения, приведший к росту социального и экономического неравенства, - отмечает г-н Олимов. - Кроме того, после распада социалистической системы люди столкнулись с новым выбором: тратить деньги на образование или на текущие нужды. 72 процента студентов в вузах - из состоятельных семей и только пять процентов студентов - из бедных семей».

Что же касается Узбекистана, то даже несмотря на формально самый уверенный экономический рост, проблема социальной стратификации остается, и неравенство отмечается в самых разных социальных сферах. «Население Узбекистана уже перевалило за 30 миллионов, а это большая нагрузка на систему социальной защиты и на рынок труда, – рассказывает Яков Асминкин, директор центра социальных исследований «Tahlil». - У нас сейчас 60 процентов трудоспособного населения; тем не менее, остается высокий уровень скрытой безработицы - примерно 15 процентов. Доступ к системе здравоохранения, особенно в сельской местности, снижается. Также снижается качество услуг, но растет их стоимость; до сих пор отсутствует страховая медицина и региональные диспропорции очень высоки. Введение обязательного профессионального образования, которое, по идее, должно было решить в какой-то степени проблему социального неравенства, на практике только привело к потере его конкурентоспособности на рынке труда. Остается еще высшее образование, но его качество снижается».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики