Первые шаги

Казахстанский производитель детской обуви отвоевывает свою нишу на рынке РК, полностью занятом импортом из Китая, Турции, России и Беларуси

Айжан Тленбекова
Айжан Тленбекова

Рабочее место Айжан Тленбековой — руководителя компании Serif, единственного казахстанского производителя детской обуви, не назовешь кабинетом даже с большой натяжкой: это скорее небольшой закуток; да и в целом это обувное производство удивляет своей компактностью. Айжан Тленбекова смеется: «Уже третье помещение, в которое въезжаем за два года. Да, площадь становится меньше, зато мы все ближе к центру. И детсад у нас сейчас рядом — родители заходят, удивляются, когда узнают, что обувь у нас не турецкая и не китайская, а made in Kazakhstan».

От импорта к производству

Легкая промышленность знакома Айжан Тленбековой не понаслышке: она по образованию конструктор швейных изделий, окончила технологический университет в 1996 году. Успела пройти преддипломную практику на Алматинской швейной фабрике им. Гагарина, но для легкой промышленности РК наступили тяжелые времена, и Айжан сферу деятельности пришлось поменять, она стала дизайнером полиграфии. Не так давно она все же вернулась к первой профессии, но окружным путем — через торговлю. «В 2010 году детская обувь в Казахстане была в основном китайская и турецкая, россияне только-только начали проникать на наш рынок, и я связалась с белорусской фабрикой «Шаговита», заключила договор на поставку и начала этой обувью торговать. Все было вполне благополучно, пока в РБ не случился кризис. Объемы поставок были сохранены, но стало страдать качество: например, у модели розового цвета розовую подошву могли заменить коричневой»,— вспоминает директор Serif. И добавляет: все это время ее сильно занимал вопрос — почему в Беларуси, где сырьевая база гораздо слабее, чем в Казахстане (у нас теоретически есть и кожа, и войлок, и мех), детскую обувь производят, а в РК — нет. Тем более что обувной бизнес, ориентированный на детский ассортимент, считается достаточно выгодным: детская обувь имеет небольшой срок эксплуатации, ортопеды не рекомендуют донашивать обувь за другими детьми, плюс затраты на материалы для детской обуви меньше. Хотя справедливости ради стоит отметить, что объем работы по ее изготовлению такой же, как и у взрослой обуви.

Айжан Тленбекова решила организовать производство казахстанской детской обуви. И одной из первых, к кому предприниматель обратилась за советом, была Елена Свечникова, глава «КазСПО-N», успешного казахстанского швейного предприятия (см. «Эксперт Казахстан» № 39 (431), «Стать казахским Bosco di Ciliegi»). Отвечая на вопрос, реально ли делать детскую обувь в РК, Елена Александровна сказала: «Это отличная идея, но сразу предупреждаю — первые три года никаких дивидендов не жди и от импорта не отказывайся ни в коем случае. Завози, продавай и развивай свое производство». Г-жа Тленбекова рассказывает, что получила и другой совет: обратиться в фонд «Даму» и вступить в Ассоциацию предприятий легкой промышленности (АПЛП).

Малыш топает, школьник идет

Курсы «Бизнес-советник», программа «Деловые связи», программа «Обучение топ-менеджмента малого и среднего бизнеса» в Назарбаев Университете (все — от фонда «Даму») — везде Айжан Тленбекова защищала свой бизнес-план. «Я доказывала, что производить детскую обувь из натуральной кожи в Алматы — это реально, это возможно, это оправданно статистически. В Алматы и области наибольшая плотность именно детского населения». Параллельно она воплощала бизнес-план в жизнь: нашла квалифицированного технолога и конструктора, приобрела оборудование — на 4 машинки потратила 200 тысяч тенге. Наконец осенью 2011 года производство было запущено. «Самые первые наши модели — пинетки из цигейки на двух липучках для самых маленьких. Хорошо ушли»,— говорит Айжан. Прежде чем шить обувь, они провели опрос: готов ли местный потребитель приобретать отечественную детскую обувь из натуральных материалов, при условии что она будет стоить примерно на 1500 тенге дешевле, чем белорусская. Сомневающихся не оказалось вообще: одна половина опрошенных отечественному производителю не доверяла, а вторая половина была всеми руками за продукцию «made in Kazakhstan».

Сейчас в активе ТОО «Serif» около 30 артикулов детской обуви, сконструированной казахстанскими специалистами. Сначала новая модель отшивается из искусственной кожи — идет проверка, как она сидит на колодке. Затем уже шьют пару из кожи натуральной и отдают обувь на 2–3 дня детям или внукам работников предприятия, чтобы посмотреть, как модель поведет себя «в динамике». После опытной эксплуатации модель при необходимости дорабатывается и идет в серию. «Полноценную коллекцию «Осень-2013» мы сделали только в этом году,— рассказывает Айжан Тленбекова,— охватили мальчиков до 40 размера, девочек до 38; cделали школьную группу к 1 сентября — 3 модели полуботинок для мальчиков, 4–5 моделей для девочек — постарались, чтобы были разные все: какие-то с цветочками, какие-то со стразами, какие-то с ремешками, пряжками. Ну а ясельная группа у нас всегда была». С декабря в ТОО «Serif» начинают работу над коллекцией весна-лето’2014. «Конечно, немножко запаздываем, у европейских производителей уже готовы эти коллекции, но зато сможем подсмотреть тенденции»,— улыбается руководитель предприятия. Кроме того, Serif выполняет и индивидуальные заказы: базовую модель могут сделать именно такой, какая нужна конкретному ребенку,— это может быть необходимо как в случае использования ортопедической стельки, которая применяется не в каждой паре готовой обуви, так и в случае пожеланий, например изменить цвет модели и ее оформление — фурнитуру и украшения.

Качественнее китайской, дешевле турецкой

«Казахстанские и, например, белорусские дети отличаются антропологически. В Беларуси дети крупнее, и ясельная группа у белорусского производителя начинается с 19 размера, а у нас часто нужен и 17, и даже 16, и этот размер могли предложить только китайцы и турки. Теперь и мы делаем совсем маленькие размеры. Часто у наших детей высокий подъем, поэтому колодки заказываем в России с учетом этого фактора. Кроме того, наш потребитель любит яркую обувь — вот в этом году мы запустили красные мокасины с белой оторочкой и белой подошвой, их активно покупали и все спрашивали: «Турция?» Поэтому мы поняли: нам нужны яркие краски для моделей, как у турецкой обуви. Качество такое — основательное, ближе к российскому. То есть если подошва — то прошита. Так покрепче будет, считает покупатель. Плюс гарантия у нас 90 дней, это тоже потребителю нравится»,— Айжан Тленбекова рассказывает, в чем специфика производства казахстанской обуви для казахстанских детей.

При изготовлении казахстанской детской обуви используется кожа российского и турецкого производства (у предприятий-переработчиков РК кожу купить просто не удается, см. «Эксперт Казахстан» № 35 (427), «Великий шкурный путь»), киргизский войлок, китайские нитки и вспомогательные материалы, казахстанский мех. «Мы закупаем его шкурами, нам его красят, стригут, то есть у нас действительно натуральный мех используется при производстве, а не синтетическая тканая основа с добавлением шерстяного волокна». Предпринимательница поделилась, что ее коллеги по АПЛП из швейной отрасли с грустью шутят: «У тебя хоть мех казахстанский, тебе еще везет!»

По мнению отечественного производителя, расклад на рынке детской обуви РК выглядит сейчас следующим образом: 80% обуви производства Китая, около 15% — Турции и еще 5% приходится на Россию и Беларусь. Казахстанская обувь в этом рейтинге не фигурирует, поскольку Serif с объемом производства 100 пар в месяц может претендовать пока лишь на тысячные доли процента. «Мы рассчитываем на средний ценовой сегмент: в низком конкурировать с китайцами бесполезно, конкурировать с Турцией еще не можем — все-таки не дотягиваем по качеству и дизайну. Наш сегмент — вместе с россиянами и белорусами. Если они занимают там верхнюю часть, то мы рассчитываем на более низкую,— говорит Айжан Тленбекова, отмечая: — После образования Таможенного союза российские и белорусские производители, заходя на рынок РК и не встречая конкуренции, стали поднимать закупочную цену, и сейчас белорусские зимние сапожки стоят в розницу порядка 12–13 тысяч тенге, у нас зимняя обувь ясельной, дошкольной группы стоит 7,5 тысячи тенге, это конкурентоспособная цена».

День простоять да ночь продержаться

Тем не менее до сих пор единственный казахстанский производитель детской обуви держался на плаву только потому, что в него инвестировалась прибыль, полученная как от торговли белорусской обувью, так и еще от одного небольшого параллельного бизнеса Айжан Тленбековой. Глава предприятия говорит, что рассчитывала на такой расклад изначально и даже в бизнес-плане писала, что первые три года у предприятия прибыли быть не может: «Если через 3 года выйдем в ноль — это будет очень хорошо, потому что это очень материалоемкий вид бизнеса». Впрочем, буквально в прошлом месяце Serif получил грант для начинающих предпринимателей в размере 3 млн тенге — на этот грант будут приобретены оборудование и материалы. «Мы увеличим производственную мощность и сможем снизить цену. Сделаем коллекцию весна-лето’2014, постараемся выйти на самоокупаемость в следующем году. А если с кредитом получится (кредит до сих пор не брали, так как условие получения гранта — отсутствие кредитной истории у предприятия), то будет тогда свое помещение»,— перечисляет планы г-жа Тленбекова. На предприятии появятся еще одно-два рабочих места; правда, специалистов придется поискать — сейчас здесь работает исключительно «старая гвардия». «Не идет молодежь на производство; у нас были на практике ребята из технологического, они учатся на гранте, но работать по специальности не собираются»,— сокрушается Айжан. Кадровый вопрос — одна из причин, почему компания не стремится расширять производство «любой ценой». Еще одна причина — реализация. «У меня часто спрашивают на выставках: почему не растете, не шьете 500 пар в месяц? А я спрашиваю: что с ними делать потом? У нас Китай, Турция, россияне на рынке». Сейчас Serif реализует обувь через свой магазин (здесь же цех) и на ярмарках (например, на школьной ярмарке продали 70% выставленного товара). Выход в регионы — пока только в перспективе. «Я считаю, что лучше идти небольшими шажками, создавать прототипы, обкатывать модели — от ясельной группы до школьной мы доросли, теперь бы нам до школьной зимы дорасти, и, имея базовый ассортимент, можно двигаться дальше. А пока мы не освоили весь возрастной сезонный ассортимент, скачки в этом деле не нужны,— рассуждает Айжан Тленбекова и добавляет: — У нас уже на второй год работы была модель — полуботинки для мальчиков, которые мы довели почти до совершенства. Эта модель очень понравилась чехам, они хотели заключить с нами контракт на 800 тысяч долларов. Но за 2 месяца нужно было отшить 4 тысячи пар. Пришлось объяснить, что мы пока такой объем не потянем, и отказаться».

Ситуация в обувном производстве сейчас такова, что те, кто хочет начать новый бизнес в этом сегменте легкой промышленности, идут двумя путями. Либо открывают полноценное производство, чаще всего в Китае, либо ателье, ориентированное на эксклюзив и дорогие индивидуальные заказы. Казахстанская предпринимательница выбрала нечто среднее между этими двумя вариантами. «Запускать большой масштаб нет возможности, а выносить производство в Китай не хочется принципиально»,— объясняет она. Кстати, китайцы уже не раз выходили с предложением разместить у себя пошив обуви под торговой маркой Serif. Но Айжан Тленбекова неизменно отказывается обсуждать такой вариант, потому что хочет иметь гибкое рентабельное предприятие, работающее в Казахстане, чтобы контролировать процесс производства и быть уверенной в качестве своей продукции. «Наш потребитель знает: мы не халтурим»,— заключает она.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики