Экономический конформизм

Экономическая и промышленная политика не могут быть результатом искусственного конструирования, а должны естественным образом рождаться на основе политической и социальной культуры страны, в которой они проводятся

Фрэнк Доббин. Формирование промышленной политики: Соединенные Штаты, Великобритания и Франция в период становления железнодорожной отрасли
Фрэнк Доббин. Формирование промышленной политики: Соединенные Штаты, Великобритания и Франция в период становления железнодорожной отрасли

С самого начала российских реформ наши экономисты и политики не могут ответить на вопросы, нужна ли России промышленная политика; существуют ли некие российские особенности экономической организации, которые требуют своих, оригинальных, методов решения, или экономическая жизнь универсальна и достаточно просто воспроизвести уже известные образцы; требует ли экономическая жизнь вмешательства государства или все решит рынок. Точнее сказать, политико-экономический мир России расколот в своих ответах на эти вопросы.

Для автора книги таких вопросов не существует. Для него главным является вопрос: почему разные страны в стремлении к экономическому росту прибегают к различным стратегиям государственной политики и используют настолько разные организационно-правовые формы? То есть Фрэнк Доббин считает естественным существование разных подходов к национальным экономическим стратегиям, которые требуют в странах с догоняющей модернизацией «государственного вмешательства и стимулирования индустриализации во имя роста и промышленного развития».

И, обозначая свою позицию, уже в самом начале книги автор замечает: то, что многие экономисты «принимали за результат одномоментного стратегического выбора, на самом деле было частью давних национальных традиций», которые воспроизводятся при каждом столкновении с новыми экономическими задачами. Более того, «национальные стратегии промышленной политики оставались поразительно неизменными на протяжении всего периода возникновения и бурного роста современных государств».

Это не значит, что автор отрицает наличие универсальных экономических законов. Нет, просто он считает, что «универсальные экономические законы должны предполагать не один, а много путей развития; должны включать множество вариантов, а не исключать все, кроме единственно верного».

Экономисты-институционалисты постоянно твердят нам, что без создания институтов экономика успешно работать не может, и призывают нас посмотреть на институты в успешных странах и заимствовать их. В этом суть всех наших российских реформ, причем не только экономических, но также научных и образовательных. Доббин же считает, что экономический успех приходит тогда, когда «практики становятся институтами, то есть наделяются коллективным смыслом и благодаря этому продолжают существовать». И называет этот подход реалистическим в отличие от социально-конструктивистских: «политики формировали институты промышленности, руководствуясь привычными представлениями о принципах социальной организации».

Доббин демонстрирует это на примерах выбранных им стран: США, Британии и Франции. В США в основе политической конструкции лежал принцип независимости общин и штатов. Источником политического порядка был суверенитет местного сообщества. Концентрация власти в руках государства рассматривалась с самого начала их существования как угроза прав и свобод граждан и прогресса. Лишенное возможности непосредственно вмешиваться в экономическую жизнь, американское государство с самого начала видело свою задачу в том, чтобы предотвратить возможные ограничения конкуренции и рыночных свобод. Во Франции, напротив, считалось, что «рынок является источником беспокойства и беспорядка, и лишь государственное планирование способно привнести рациональный расчет в хозяйственную жизнь». И государство считало возможным браться за решение любых хозяйственных задач, особенно имевших национальное значение. Такой взгляд естественным образом вытекал из политической практики, сложившейся во Франции со времен монархии и заимствованной республикой, — сильного центра, который, по мнению французских политических мыслителей, только и мог гарантировать права и свободы граждан. В Британии в основе политической доктрины лежала автономия гражданина, а стихия рынка рассматривалась как угроза предпринимателю. Вот почему главную свою задачу правительство видело в защите предпринимателя от рыночной стихии и излишней конкуренции.

Выбор автором железнодорожного строительства как примера обусловлен тем, что оно протекало параллельно во всех этих странах, требовало политических и экономических решений на всех уровнях государства, от муниципалитетов до правительств, и за отдаленностью времени легче проследить логику принимавшихся решений.

В США правительство всю инициативу в строительстве железных дорог доверило местным сообществам и видело своей целью недопущение возникновения монополии. И в течение долгого времени отказывалось даже заниматься техническим регулированием, считая, что об этом должны договариваться сами строители. Во Франции инициатором строительства железных дорог выступало правительство, оно определяло их маршруты и проводило доскональное техническое регулирование. Наконец, в Британии государство стремилось гармонизировать поведение предпринимателей и потребителей их услуг, чтобы никто не был ограничен в своих правах и свободах, но если это не удавалось, то оно выступало в защиту слабых. В данном случае бедных пассажиров.

Конечно, в нашем изложении все предельно упрощено. Но вывод автора важен и для российской политической и экономической жизни: оказалось, что все столь разные стратегии экономического развития привели к успеху. Железнодорожное строительство во всех трех странах было весьма удачным. И это не случайно. Выбранные этими странами стратегии развития железных дорог не были выморочными конструкциями, а были конформны культурным и политическим основаниям этих стран.

Фрэнк Доббин. Формирование промышленной политики: Соединенные Штаты, Великобритания и Франция в период становления железнодорожной отрасли. — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2013. — 368 с. Тираж 1000 экз.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности