Само отвалится

Традиционная экономическая школа считает, что коррупция является основным барьером на пути экономического развития. Однако есть и другое мнение: взяточничество сходит на нет постепенно само по мере роста бизнеса компаний и усиления темпов экономического роста страны

Само отвалится

Искоренение коррупции является центральной целью политиков по всему миру. При этом общеизвестно, что коррупция является препятствием для экономического развития, поскольку увеличивает затраты и риск предпринимательской деятельности, сдерживает инвестиции. Однако группа экономистов (Цзе Бай, Сима Джейачандран, Эдмунд Дж. Малески, Бенджамин Олкен) опубликовали новое исследование с анализом противоположный причинно-следственной связи: эффект экономического роста от коррупции. Теоретические и эмпирические данные показывают, что стабильный экономический рост снижает уровень коррупции.

Искоренение коррупции и в самом деле входит в число центральных политических проблем экономического развития по всему миру. Так, президент Всемирного банка Джеймс Вулфенсон отмечал: "Коррупция отвлекает ресурсы от бедных к богатым, увеличивает стоимость ведения бизнеса, искажает государственные расходы и отпугивает иностранных инвесторов ... это является основным барьером на пути равноправного развития". В самом деле, существует сильная отрицательная корреляция между доходами на душу населения и уровнем коррупции в любой стране. Традиционное объяснение этому было сформулировано Вулфенсоном: коррупция увеличивает стоимость и риск предпринимательской деятельности, тем самым сдерживая инвестиции и угнетая рост ВВП, который мог бы вытащить граждан из бедности.

Тем не менее, уверены эксперты, сильная связь между доходами и ростом экономики может вызвать прямо противоположную причинно-следственную связь: страна может вырасти из коррупции. Со временем экономический рост снижает стимулы правительственных чиновников для вымогательства взяток и намерения компаний по их выплате. Для того, чтобы доказать этот тезис, ученые провели анализ управления и местного экономического развития во Вьетнаме, опираясь на ежегодный опрос частных компаний, работающих в 63-х провинциях страны. Практика подтвердила теорию: мобильность компаний и рост экономики ведут к снижению уровня коррупции. В частности, проанализировав данные ежегодных опросов Агентства США по международному развитию, а также рейтинг конкурентоспособности провинций, эксперты пришли к выводу, что по мере роста ВВП на душу населения во Вьетнаме сократился уровень коррупции.

Аналитики исходили из тезиса, что уровень взятки, которую чиновники будут требовать от компаний, зависит от способности фирмы оставлять «насиженное» место работы и вести бизнес в другом месте. Фирмы, которые имеют возможность сделать это, просто «перетекают» в более безопасные гавани. Чиновники, зная об этом, устанавливают размеры взятки ниже стоимости такого переезда. Отсюда вытекает вывод о зависимости уровня взятки от размера предприятия. Конечно, выгоды от роста неодинаковы для всех предприятий. Некоторые компании в большей степени привязаны к конкретным местам расположения. Социально-культурные различия, близость к природным ресурсам, предыдущий опыт и права собственности способны ограничить подвижность бизнеса. Так что, подводят итог эксперты, власти лучше не тратить деньги на повышение качества работы правоохранительных органов, чтобы побороть коррупцию, а пытаться стимулировать рост и повышать мобильность капитала внутри страны.

В исследовании аналитики признают, что проведенный анализ не дает ясности в вопросе: как рост экономики повлияет на мелкую коррупцию, которая «прижилась» для домашних хозяйств в таких, например, сферах, как обучение и медицинское обслуживание. Аналогично не до конца изучено и воздействие на крупную коррупцию - такую, как откаты при государственных закупках и сделках с землей для элитных слоев населения и политиков.

Говоря о коррупции, надо четко понимать, что она создает препятствия порой не для абстрактного "экономического роста",  а препятствует эффективному функционированию всего хозяйственного механизма, комментирует исследование независимый аналитик Дмитрий Адамидов. Это все равно, как если в двигатель попадает некачественное топливо: он просто ломается. При этом, если продолжать такую аналогию, некоторое время никаких признаков надвигающихся неприятностей может быть и не замечено. Но рано или поздно (обычно в самый неподходящий момент) все-таки механизм дает сбой.

Все разговоры о том, что "экономический рост сам уничтожает коррупцию" или "что богатые перестают брать взятки", как правило, являются следствием некорректных обобщений, когда отдельные частные примеры объявляются общим правилом. Коррупцию как массовое явление уничтожает только неотвратимое и жесткое наказание. А иначе это все остается разговорами. Не случайно же, например, во многих странах в законе о госслужбе нет нормы, предусматривающей материальную ответственность чиновника за растраты и подозрительные сделки. Чиновника можно уволить (правда, в основном за пьянство, при возбуждении уголовного дела или в связи с утратой доверия), но взыскать с него ущерб законным образом практически невозможно

Рост экономики и рост коррупции - совершенно не связанные между собой вещи, точнее - не стоит рассматривать эту проблему в данном аспекте, соглашается руководитель аналитического отдела ИК «Golden Hills-КапиталЪ АМ» Наталья Самойлова. Рост экономики не влияет на чистоту бюрократического аппарата, более значимое влияние оказывают правовые моменты. Чем выше наказание за взяточничество, тем меньше желание брать взятки и, наоборот, если госслужащий  будет понимать, что наказание несоизмеримо с текущей сиюминутной выгодой, то  не будет идти навстречу взяткодателю.  Соответственно, большую роль играет и уровень зарплаты госаппарата. В западных странах, например, чиновники боятся потерять свое место, потому что у них высокий уровень зарплаты.

С авторами статьи можно согласиться в том плане, что по мере роста бизнеса и лоббирования его интересов прозрачность экономики будет выходить на первый план, однако без поддержки и воли со стороны государства этот недостаток не искоренить, говорит аналитик УК "Солид Менеджмент" Ирина Ступакова. Аппетиты чиновников не будут снижаться до тех пор, пока не они не поймут принцип неотвратимости наказания за взятки, откаты, несправедливые тендеры, причем неважно, на каком уровне. Исследователи уверяют, что чиновники будут бояться ухода компании в другой регион, но проблемы ИКЕА, например, говорят у нас в стране об обратном. Снизить коррупцию может развитие электронного правительства, когда контакты между людьми и чиновниками идут через Интернет, а все процедуры четко прописаны. В целом же  государство при желании сможет справиться с коррупцией в достаточно короткий срок.

Так что опубликованное исследование весьма спорно, заключает аналитик "БКС Форекс" Дмитрий Тремасов. Практика показывает, что аппетит чиновников только увеличивается по мере роста общего благосостояния. Но, конечно, очень важно понимать, о какой коррупции идет речь. Если мы говорим о коррупции на местах, то утверждение вполне справедливо. Действительно: мелкие государственные служащие, размер взяток которых крайне невелик, могут отказаться от этого по мере роста благосостояния, поскольку это психологически дискомфортно и неоправданно в том случае, если компенсация позволяет достойно жить. Если же говорить о средних и верхних эшелонах власти, то здесь аппетиты могут сдерживаться только жесткостью наказания.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики