Большая перемена

Главная проблема, с которой столкнулись сейчас банки, одни из представителей «новой экономики», — это отсутствие хоть сколько-нибудь длинных денег в экономике. Финансисты связывают надежды на изменение в регулировании со сменой руководства Национального банка

Большая перемена

Как известно, 1 октября 2013 года председателем центробанка был назначен Кайрат Келимбетов, сменивший в этой должности Григория Марченко. Г-н Марченко возглавил НБРК в разгар кризиса в 2009 году. Именно он проводил антикризисную политику правительства, включавшую и такие непопулярные меры, как девальвация национальной валюты, огосударствление БТА Банка и более позднее вхождение государства через ФНБ «Самрук-Казына» в капиталы Альянс Банка и Темирбанка; при его непосредственном участии проходила реструктуризация долгов этих фининститутов. В переговорах с комитетами кредиторов принимал участие и Кайрат Келимбетов как представитель основного акционера банков: на тот момент он занимал пост главы ФНБ «Самрук-Казына». С именем Келимбетова связывают последнюю пенсионную реформу, а также идею слияния Нацбанка с Агентством финансового надзора (АФН).

Как раз это объединение, по мнению профучастников, в какой-то мере привело к перекосам в надзоре финансовой системы, осложнившим деятельность и развитие этой сферы. В частности, некоторые позиции, существовавшие в АФН, при объединении были «оптимизированы», в результате сократилось число специалистов, а с ними — и качество нормативных документов. В принципе, Агентство финансового надзора, став комитетом Нацбанка, утратило свое былое значение регулятора рынка. Это мнение представителей финсектора. Естественными выглядят обращения финансистов к новому председателю Нацбанка в ожидании перемен. И, как оказалось, г-н Келимбетов договороспособен — взять хотя бы пример Единого процессингового центра.

Единый — не значит безальтернативный

В последние годы регулирование финансовой системы значительно ужесточилось. Основная цель — снижение рисков. Каких именно — показал кризис. Было введено немало ограничительных мер, с которыми финансовые организации согласились или не согласились, но, во всяком случае, примирились и работают в соответствии с новыми требованиями. «Были существенные регуляторные изменения через внедрение законодательства о минимизации рисков. Большая часть этих изменений была, безусловно, оправданна, однако были и такие нормы, которые, как многие сейчас понимают, являлись чрезмерной реакций. Также были определенные регуляторные изменения в 2013 году, в основном касающиеся отчетности, которые из-за поздних сроков внедрения вызывают существенные проблемы у банков по части своевременного приведения своей деятельности в соответствие с ними. Кроме того, регуляторные меры по очистке балансов банков от проблемных займов пока остаются неэффективными»,— перечисляет глава риск-менеджмента, compliance-контролера АО «Народный банк Казахстана» Мурат Кошенов.

Кроме ужесточения регулирования, не менее важны и инициативы Национального банка нынешнего года в отношении банков — создание Единого процессингового центра (ЕПЦ) и введение динамических резервов. Они не вызвали единогласного одобрения: против выступили крупные игроки, имеющие собственные процессинговые центры и развитую инфраструктуру обслуживания карточек.

Идею о создании ЕПЦ, еще в прошлом году поданную бывшим председателем Нацбанка Григорием Марченко, в конце марта поддержал президент Нурсултан Назарбаев. Он поручил НБРК вместе с правительством разработать предложения по созданию централизованной системы обслуживания карточек на базе единого оператора.

В начале года, как известно, было принято решение о Едином накопительном пенсионном фонде (ЕНПФ), куда будут слиты все пенсионные активы. Казалось, объединительный зуд охватил власти страны. Но, как показали дальнейшие события, самым рьяным сторонником и защитником идеи ЕПЦ остался лишь сам г-н Марченко. После того, как стало ясно, что ЕНПФ будет создан, несмотря на непопулярность очередной пенсионной реформы как у населения, так и у специалистов, дискуссии развернулись вокруг ЕПЦ. Правда, общественность участия в них уже не принимала, хотя проведение транзакций единым оператором, по задумке Нацбанка, должно удешевить обслуживание карточек, по крайней мере, вдвое, а это в интересах практически всех граждан. Вообще, в предложениях НБРК по созданию ЕПЦ можно выделить четыре основных пункта: создание национального клиринга и свитчинга; снижение тарифов, в частности — тарифов на использование чужих сетей банкоматов и терминалов; создание единой сети банкоматов и единой сети POS-терминалов.

Крупные банки, немало затратившие денег и времени на построение своей сети по обслуживанию карточек, не приняли эту идею. Резко против создания ЕПЦ первыми высказались Казкоммерцбанк и Народный банк Казахстана. Руководство банков обосновало свою позицию тем, что создание безальтернативной госструктуры не будет способствовать развитию рынка платежных карточек, поскольку произойдет переход от рыночной конкуренции к государственной монополии. БВУ могли бы согласиться с вхождением в ЕПЦ на добровольных началах. Небольшим банкам, не имеющим собственных ПЦ, конечно, было бы выгодно присоединиться к ЕПЦ.

Законопроект о Едином процессинговом центре Нацбанк должен был подготовить и передать в парламент до 1 июля, но, как признал недавно г-н Марченко в интервью газете «Деловой Казахстан», идею ЕПЦ заблокировало правительство: «Думаю, что в правительстве несколько министров имеют прямое отношение к банковскому лобби. Другого объяснения блокирования предложения НБРК нет. Нельзя же считать доводом, что из-за ЕПЦ некоторые банки потеряют свои конкурентные преимущества. С одной стороны, интересы абсолютного большинства населения, а тут — конкурентные преимущества двух-трех банков. Несерьезно».

И все же Единый процессинговый центр будет создан, но на несколько других условиях, чем изначально предлагал НБРК. Нацбанк (уже при Кайрате Келимбетове) предложил участникам рынка обсудить новую, более мягкую версию ЕПЦ. В частности, НБРК создает специализированную организацию — ЕПЦ для организации межбанковского свитчинга и клиринга операций по платежным карточкам. К ЕПЦ должны подключиться все игроки, в том числе и банки, имеющие собственные ПЦ. Нацбанк заключит соглашения с БВУ, в котором будет зафиксирован минимальный порог транзакций, направляемых банками для обработки в ЕПЦ из общего количества межбанковских транзакций. Кроме того, с участниками будут согласованы тарифы, при этом их максимальный уровень не превысит тарифов международных платежных систем Visa, Mastercard либо установленных банками в рамках существующих межхостовых соединений. Предельные значения межбанковских комиссий будут регулироваться Нацбанком. В целом тарифы межбанковских комиссий будут устанавливаться в зависимости от вида операции (снятие наличных денег и безналичные операции) и платежной карточки (дебетная и кредитная). Тарифы ЕПЦ согласовываются с банками, а их максимальное значение не должно превышать действующие; кроме того, тарифы будут снижены в течение 4 лет, начиная с момента запуска ЕПЦ. Также НБРК предложил банкам с 1 февраля 2014 года не взимать комиссию с пенсионеров и получателей социальных пособий за снятие наличных денег в сети любого банка. Кстати, одним из аргументов в защиту ЕПЦ был как раз тот факт, что банки зарабатывают на комиссиях с пособий и пенсий. Пока что вопросы создания и функционирования Единого процессингового центра обсуждаются регулятором и банковским сообществом.

Резервы еще есть

Еще одна актуальная тема — введение динамического резерва с 1 января 2013 года; АФН планировало ввести его еще несколько лет назад. «Агентством в 2010 году будет продолжена работа по усовершенствованию методики расчета провизий в части создания методики расчета специальных динамических резервов на основе международного опыта с 2012 года»,— говорится в отчете о деятельности АФН за 2009 год. Это связано с поэтапным — до 2019 года — переходом на «Базель III» (документ Базельского комитета по банковскому надзору, содержащий методические рекомендации в области банковского регулирования и утвержденный в 2010—2011 г.) и расчетом провизий по МСФО. «Динамические провизии связаны с МСФО и ростом кредитного портфеля. По достаточности капитала срочные долговые обязательства, привилегированные акции, субординированный долг переводятся из капитала первого уровня в капитал второго. Были введены изменения в налоговое законодательство, связанные с принятием вычетов на провизии. Если раньше это были регуляторные провизии, то теперь — провизии по МСФО и изменения динамических резервов,— рассказал управляющий директор Казкоммерцбанка Сергей Мокроусов на пресс-конференции по итогам 2012 года. — Мы провели стресс-тест: как эти изменения отразятся на нас, и выявили несколько возможных негативных последствий. Первое: динамические резервы не будут участвовать в активном взвешивании по рискам, что эффективно эквивалентному снижению нашего регуляторного капитала на 20 млрд тенге».

«Теперь созданная раньше подушка называется динамическими резервами. И при расчете достаточности капитала она исключается. Более того, хотя нет нормативного документа, мы видели из представленных проектов, что динамический резерв дважды вычитался из расчетного капитала. К1 по МСФО уменьшался вместо того, чтобы увеличиваться»,— объяснила тогда же глава ККБ Нина Жусупова.

Постановление «Об утверждении Правил формирования банками второго уровня динамического резерва и установлении минимального размера динамического резерва, размера ожидаемых потерь» было принято Нацбанком в мае нынешнего года, а зарегистрировано в Минюсте только в августе. Но уже с 1 октября БВУ должны были отчитываться в соответствии с новыми правилами. Согласно документу, размер динамического резерва зависит от размера ДР за предыдущий год, провизий за отчетный период, а также от ожидаемых потерь (ОП). Для расчета ОП введены показатели «альфа» — параметр кредитных потерь и «бета» — параметр скрытых потерь. Их значение зависит от вида кредитования: самые высокие — по потребительскому кредитованию и займам МСБ. С тем, что потребительское кредитование необходимо сдерживать через регулирование, банки согласны. Но им не нравится, что кредитование МСБ Нацбанк признает, по сути, еще более рискованным.

Цель регулятора — заставить банки снижать кредитные риски через более взвешенную работу с заемщиками, тщательную оценку их платежеспособности. Но сами банкиры расценивают требования Нацбанка не только как заслон для рисков, но и как тормоз для развития кредитной деятельности: ведь за рост активов нужно будет платить увеличением капитала.

«Есть вопросы перегрева потребительского кредитования и, наверное, сейчас необходима точечная регуляторная настройка для предотвращения раздувания пузыря в этом сегменте, но другие секторы, напротив, требуют в данный момент регуляторной поддержки, но никак не сдерживания. С этой точки зрения к вопросу сроков и форме полномасштабного внедрения динамического резерва и контрциклического буфера по требованиям «Базель III» необходимо подойти очень взвешенно»,— так прокомментировал новые требования НБРК г-н Кошенов. В то же время он не против ужесточения требований к размеру капитала: это позволит сделать финансовую систему более устойчивой к стрессам. «Однако в ситуации, когда банковский сектор еще не полностью восстановился, к вопросу ужесточения пруденциальных нормативов нужно подходить сверхосторожно. Кроме того, необходимо ориентироваться на практику внедрения требований «Базель III» в других странах, где обращается внимание не только на повышение устойчивости сектора, но и на вопросы сохранения его конкурентоспособности, а также обеспечения доступности банковского кредитования секторам экономики»,— продолжает эксперт.

Неоднозначно к введению динамических резервов относятся даже банковские аналитики. В частности, заместитель директора группы «Рейтинги финансовых институтов», Standard & Poor’s Наталья Яловская сказала «Эксперту Казахстан», что отдельные банки в Казахстане действительно получили негативный эффект от введения новых правил по резервированию в 2013 году. «С нашей точки зрения, это неплохая идея, которая дает возможность скорректировать проблемы, связанные с чрезмерным ростом. Мы знаем, что значительный рост в прошлом привел к не менее значительным проблемам. Но нас немного смущает очень сложный подход, не всегда очевидный, не всегда понятный; вовлечено слишком много какого-то моделирования. Есть ощущение, что недостаточно опыта в этой сфере, на который можно было бы ориентироваться: например, коэффициенты, по которым можно было бы выстроить эту математическую модель. В любом случае это интересная идея, она отражает обеспокоенность уроками прошлого».

Продолжит ли Кайрат Келимбетов дело своего предшественника по снижению рисков в финансовой системе или предпочтет пойти на компромисс, как с созданием ЕПЦ, пока непонятно. «Есть надежда на свежий взгляд нового руководителя на “застарелые” проблемы банковского сектора»,— выразил чаяния своих коллег Мурат Кошенов.

Рынка нет, проблемы есть

Одной из проблем банков остается фондовый рынок. Ассоциация финансистов Казахстана (АФК) направила Кайрату Келимбетову письмо почти на 40 страниц, в котором перечисляются конкретные проблемы рынка ценных бумаг, а также даны предложения АФК по их решению.

Что мешает развитию рынка, по мнению АФК, прежде всего? РЦБ по существу остается без присмотра госорганов. КФН отвечает только за контроль и надзор за деятельностью РЦБ. Нацбанк занят минимизацией рисков в финсистеме. «При дилемме между развитием РЦБ и системной безопасностью финансовой системы страны (прежде всего, ее накопительной пенсионной части) приоритет всегда отдается последней»,— говорится в письме. АФК предлагает возложить функции и полномочия по развитию и регулированию рынка на КФН. Казахстанская фондовая биржа (KASE) при условии расширения ее полномочий могла бы взять на себя функции по идеологическому обеспечению развития рынка. Кроме того, АФК обращает внимание на отсутствие актуальной и работоспособной госпрограммы развития РЦБ, срок большинства принятых прежде программ уже истек.

Исправить ситуацию могла бы также консолидация KASE с зарубежными биржами — Московской, Стамбульской или Корейской, которые не раз выражали заинтересованность в углублении партнерских отношений с Казахстанской биржей через покупку пакета ее акций. Но и тут мешает недостаточное развитие нашего фондового рынка. «Обращаю внимание, что на сегодняшний день и в течение ближайших лет рыночная оценка биржи является и будет являться недостаточной для ведения переговоров “на равных” ввиду общей пассивности национального фондового рынка и соответствующей низкой рентабельности биржи» — это цитата из письма.

Для банков большой проблемой стали дефицит тенговой ликвидности и нестабильность процентных ставок на межбанковском денежном рынке. В результате банки не могут в полной мере обеспечить кредитование в национальной валюте. Причина такой ситуации — в особенностях валютной политики, подразумевающей стабильный обменный курс, а также налоговые циклы. АФК предлагает расширить список инструментов, которые бы участвовали в операциях репо, за счет корпоративных облигаций с рейтингом надлежащего уровня. А также рассмотреть возможность предоставления тенговой ликвидности, покупая долгосрочные облигации банков либо используя другие механизмы — такие, как займы, займы под залоги, программы.

АФК обращает внимание нового главы НБРК на проблему сохранности клиентских активов кастодианов, которые смешивают их со своими активами, что позволяет им пользоваться чужими активами как своими. АФК предлагает хранить клиентские активы на отдельных корсчетах Центрального депозитария.

В общем, вопросов и проблем накопилось очень много: как уже говорилось, их перечисление и предложения ассоциации заняли почти 40 листов. Это тем более удивительно, что в Казахстане был создан и вроде бы действовал Региональный финансовый центр в Алматы, и на это республика потратила миллиарды бюджетных денег. А кончилось тем, что мы не построили РФЦА и рискуем потерять (если еще не потеряли) свой фондовый рынок, созданный еще в 1990-х стараниями энтузиастов.

Так что перед Кайратом Келимбетовым стоят очень сложные задачи. И они далеко не исчерпываются проведением денежно-кредитной политики, управлением Нацфондом, ЕНПФ, валютными запасами страны. Весь финансовый рынок в ожидании действий нового председателя Нацбанка.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики