Сер-приз

Как ТШО получил из экологической угрозы сопутствующий бизнес

Сер-приз

На фотоснимке земной поверхности из космоса Тенгизское месторождение в Западном Казахстане отыскать проще всего. И дело не только в соответствующих указателях, подписях и в том, что это гигантский производственный комплекс с административными зданиями, заводами и собственным аэропортом. На снимках, относящихся к 2005 году (более свежих на Google Earth почему-то нет), даже с высоты нескольких десятков километров заметны рукотворные яркие желтые квадраты — «серные карты», запасы серы, выработанной из добываемой тенгизской нефти. В середине девяностых эти склады были головной болью компании — разработчика месторождения «Тенгизшевройла» (ТШО), но уже к середине 2010-го производство серы превратилось в добавочный прибыльный сегмент компании. Факторами этой успешной трансформации роли серы в истории Тенгиза стали конъюнктура мирового рынка серы, рост внутреннего спроса на продукт и информационная кампания, на которую не жалели сил, средств и внимания нефтяники.

Сера на Тенгизе за более чем двадцатилетнюю историю разработки месторождения стала неотъемлемой частью местного пейзажа. Дело в том, что в тенгизской нефти (это же относится к нефти всех западноказахстанских подсолевых месторождений) содержится около 14% сероводорода. Для получения товарной нефти добываемые углеводороды дегазируют, очищая нефть в том числе и от серного газа. Отдельный вопрос — что делать с ним дальше. Здесь, в зависимости от условий добычи, производственных и финансовых возможностей оператора и спроса на отдельное сырье, могут выбираться разные варианты.

На первом этапе освоения Тенгиза была избрана методика выделения сероводорода с последующим получением серы. По-видимому, планировщики этого этапа видели, с одной стороны, народно-хозяйственный спрос на серу — один из основных элементов в химической промышленности для получения кислот; с другой — ориентировались на весьма высокое внутрипластовое давление. В результате к 2005 году на «серных картах» скопилось 9,2 млн тонн потенциального сырья для химической промышленности. Скопление такого количества химического сырья на открытом пространстве породило серию возмущений общественности, обеспокоившейся экологической ситуацией в регионе и здоровьем людей.

Наконец, проблема утилизации больших объемов серы была поставлена правительством РК. В 2006 году был создан Межведомственный координационный совет (МВКС), куда вошли представители отечественных НИИ и их иностранные коллеги, представители правительства РК и областных властей, нацкомпании «КазМунайГаз» и ТШО.

Именно в информационной сфере вырисовался основной фронт работы: специалисты ТШО, опираясь на канадский опыт, объясняли экологам, населению и журналистам про открытое хранение серы в тех условиях, которые есть на Тенгизе: «Даже в непосредственной близости от серных карт ТШО воздействие серы на здоровье людей, экологию и уровень безопасности производства признано незначительным». К слову, тогда на руках у ТШО уже был проект закачки сырого газа в пласт (ЗСГ/ЗВП), позволявший оптимизировать выработку серы при добыче больших объемов нефти.

Но самый значимый поворот в этой истории — это рост цен на сырье: товарная тенгизская сера со степенью чистоты 9,998 ко второй половине 2000-х стала интересным для рынка продуктом. ТШО может предложить рынку товарную серу разных видов: жидкую, комовую, гранулированную. Гранулы пользуются наибольшим спросом, а если говорить о направлениях сбыта в общем, то компания имеет дело примерно со 150 контрагентами в 30 странах мира. Большая часть сырья отправляется в Средиземноморье и Центральную Азию. «Мы являемся вторым поставщиком серы на китайской рынок и закрываем около 14% их импорта серы»,— отмечалось в одном из отчетов деятельности ТШО. По данным компании, общий объем продаж серы в 2012 году составил более 3,5 млн тонн; экспорт составил 3,45 млн тонн; на казахстанский рынок было реализовано 65 тыс. тонн.

Пять лет назад на Тенгизе решили расширить мощности по переработке серы в гранулы, что сократило налив на карты. В 2012 году ввели установку по переплавке комовой серы, дегазации и еще одну установку грануляции. Как сообщают в ТШО, для грануляции применяется технология GX, разработанная и принадлежащая компании Enersul Technologies: распыление жидкой серы в барабане с последующим охлаждением/затвердеванием гранул. На ТШО сейчас пять таких установок.

«В настоящий момент проводится пусконаладка установки переплавки серы, которую в скором времени введут в эксплуатацию. Она позволит переплавлять комовую серу для производства серы гранулированной. Кроме того, в данный момент реализуется проект рационализации серных карт, который находится на стадии эскизного проектирования»,— отмечают в компании.

Если в 1990-х и начале 2000-х основная часть выработанной серы отправлялась на карты, то теперь часть уходит потребителям в жидком виде цистернами, часть идет на грануляцию также с последующей отправкой. Теперь, по данным компании, налив на серные карты не производится вовсе. Казалось бы, учитывая темпы таяния серных запасов, споры о вреде серных карт можно считать окончательно завершенными, но ТШО информационную работу не бросает: сера по-прежнему одна из важнейших тем регулярных докладов компании.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики