Стареющая индустрия

Телеком, пожалуй, давал самых резвых «газелей» отечественной «новой экономике», но эти времена остались в прошлом

Стареющая индустрия

Предприятия телекоммуникационной отрасли попали в наш раздел «новой экономики» по той простой причине, что 20 лет назад таких вещей, как мобильная связь и Интернет, в Казахстане попросту не существовало. Да и в мире они были распространены минимально. Именно операторы мобильной связи и компании, занимающиеся передачей данных, включая Интернет, смогли выстроить крупнейший бизнес буквально за несколько лет. Однако всякая новая отрасль рано или поздно теряет первоначальный импульс и дальше продолжает расти более спокойно, переваривая уже не революционные инновации, а развивающие. Именно это сейчас происходит с мобильными операторами и интернет-провайдерами.

Ядерный взрыв соты

Когда в 1997 году у компании «Алтел» было 11,2 тысячи абонентов, использующих аппараты, работающие в стандарте AMPS, вряд ли кто-то мог спрогнозировать, как сотовая связь будет развиваться дальше. К 2012 году казахстанцы использовали уже 30,2 млн сим-карт. Конечно, сколько из них «живых» — вопрос открытый, но то, что количество пользующихся этой услугой за 15 лет выросло примерно в 250 раз — это факт. То же можно сказать и про Интернет: 900 пользователей в 1998 году против 1,6 млн в 2012 г. Пока другие отрасли переживали периоды спада и восстановления, мобильный телеком рос, рос и рос.

Если говорить о сегменте сотовой связи, первой здесь стартовала «дочка» «Казахтелекома» «Алтел» аж в 1994 году. Однако первопроходец лидером, как ни странно, не стал. В 1998 году тот же «Казахтелеком» создал совместное предприятие с компанией Fintur, являющейся в свою очередь СП шведско-финской TeliaSonera и  турецкой Turkcell. Компанию назвали длинным именем ТОО «GSM Казахстан ОАО Казахтелеком». Торговые марки оказались более короткими — Kcell и Activ. Услуги компания начала оказывать уже на следующий год. Также в 1998 году было создано ТОО «КаР-Тел», опять же с участием турецкого бизнеса, правда, турки в этом случае быстро из проекта вышли. И также в 1999 году компания начала работу под брендом Kmobile. Пять лет спустя половину компании купило российское ОАО «Вымпелком коммуникации» и забрало бизнес в управление (в 2010 году «ВымпелКом» докупил еще 24,9% акций). Компания перешла на бренд Beeline в 2007 году. Таким образом,    можно сказать, что два нынешних лидера сотовой связи стартовали практически одновременно. Дальше они наслаждались периодом взрывного роста (в 2004 и 2005 годах рынок удваивался). Соперничество между ними заключалось в том, кто сумеет застолбить большую долю. «Алтел», переключившийся на американскую технологию CDMA, так и не смог составить им достойной конкуренции.

В 2007 году «Казахтелеком», который владел пакетом в «GSM Казахстан», ежегодно получал неплохие дивиденды и позитивные показатели в отчетности благодаря консолидации, но никак не мог влиять на менеджмент этого сотового оператора, создал с некими так и не названными инвесторами еще одну дочернюю организацию Mobile Telecom Service (MTS) и получил лицензию GSM. Это был уже третий игрок на рынке мобильной связи, в акционерах которого национальный телекоммуникационный оператор числился. При этом MTS практически сразу был выставлен на продажу. Эксперты сразу предположили, что компания была создана под российскую МТС. МТС действительно рассматривало возможность покупки, но в итоге от сделки воздержалось. Однако покупатель на MTS все-таки в 2009 году нашелся — им оказался скандинавский дискаунтер Tele2. Нельзя сказать, что его приход на рынок был триумфальным. Но одно можно признать: Tele2 разрушил мир, царивший в сегменте до него, и заставил двух других игроков ввязаться в ценовые войны. «Билайн», например, был настолько напуган появлением Tele2, что спешно запустил VNO-оператора «Дос», дискаунтера, как бы не имеющего отношения к Beeline, но использующего его инфрастурктуру. В последующем стало понятно, что это ошибка и компания попрощалась с «Досом».

В последние годы мобильные операторы уже не рассчитывают получать хорошие прибыли за счет услуг по передаче голоса, и все больше переключаются на VAS (неголосовые, дополнительные услуги), мобильный Интернет и пр. Что до последнего, им сильно помогает переход на технологию 3G.

«Казахтелеком» возвращается

От советского периода «Казахтелекому» достались АТС, которые на момент получения независимости и представляли из себя практически весь отечественный телеком. АТС очень быстро были переведены на «цифру». Поэтому «Казахтелеком» можно смело называть полноправным представителем «новой экономики» — даже фиксированная связь в его случае есть чистой воды браунфилд.

Будучи национальным оператором, компания до поры была лидирующим игроком лишь на не слишком емком рынке местной и междугородно-международной телефонной связи (ММТС). Причем эти сегменты больше всего подвержены так называемому каннибализму. Доходы от международной связи падают уже много лет — потребители переключаются на IP-телефонию, звонки через Интернет. А бесконечно повышать тарифы на местную связь — тоже не самая лучшая стратегия. Поэтому этот сегмент является проблемным. Однако нацоператор достаточно рано определил другие направления для своего развития.

Размер собственного бизнеса «Казахтелекома» стал ясен, когда он продал TeliaSonera свою часть акций «GSM Казахстан». По итогам 2012 года нацоператор был номером два на рынке телекоммуникаций с долей 32,3%. При этом по иронии судьбы Kcell оказался первым с долей 32,9%.

Стоит учесть, что свои 32,3% «Казахтелеком» получил, сделав в последние годы прорыв в сегменте широкополосного доступа к Интернету. Сначала компания предложила рынку Megaline по технологии ADSL (сигнал передается по телефонному кабелю), а вскоре переключилась на прокладку в крупных городах оптоволокна практически до конечного потребителя трафика. Эта услуга получила название ID Net. Также оператор зашел на рынок платного телевидения с брендом ID Home. Параллельно компания развивала направление, в котором всегда была сильна — скоростной Интернет в сегменте B2B. «Казахтелеком» активно строил и магистральные сети, и на оптовом рынке продавал трафик другим телеком-операторам.

Достаточно серьезную конкуренцию в двух последних сегментах, а также в сегменте ШПД для физлиц нацоператору оказывает в последнее время Beeline. Компания купила здесь двух игроков — СА-Телеком и 2Day, а также создала «дочку» — владельца магистральных сетей KZ-Trans. Она очень активно строит магистрали и практически догнала по показателю их длины «Казахтелеком».

Тяжелые времена

Что ждет телекоммуникационную отрасль в будущем? Смело можно сказать, что эпоха легких побед позади. То, чего опасаются сейчас все мобильные операторы, — это «превратиться в трубу», то есть стать сервисом без особого имени и работать с минимальной маржей. В мире уже есть примеры, когда жесткая конкуренция доводила телекоммуникационные компании до такого состояния.

Чтобы не превратиться в трубу, «Казахтелеком», например, решил строить дата-центры и продавать «облачные» сервисы, размещая на этих площадках софт и предоставляя услуги по хранению данных. Другое направление — раздача видео по запросу, то есть работа с контентом. В эту же нишу сейчас идет «Билайн». Практически все игроки на рынке пытаются сразу «играть на нескольких инструментах», то есть двигаться в разных направлениях. Исключением является, пожалуй, только Kcell, который сосредоточился на мобильной связи.

Даже появление новых мощных технологий, что, казалось бы, вызывает сравнение с ситуацией конца 90-х, не упрощает телекоммуникационщикам жизнь. Большие надежды мобильные операторы возлагают на рынок M2M (machine-to-machine, когда между собой «общаются» не люди, а передают информацию машины), однако больших объемов трафика тут ждать не приходится, поэтому и огромных доходов это направление не принесет — лишь стабильный ручей.

В качестве другого примера можно взять беспроводную технологию LTE, которая позволяет передавать данные с очень высокой скоростью. «Алтел» получил карт-бланш на два года от регулятора на «экспериментальное» использование частот. Казалось бы, компания находится в привилегированном положении. Однако в действительности инвестировать в развертывание сети нужно немалые деньги, но сформировать стабильную клиентскую базу не так просто. 4G в каком-то смысле на сегодня дает избыточные возможности. Если вдуматься, кому нужен такой суперскоростной мобильный Интернет в Казахстане? Первая категория — это арендаторы, которые не хотят беспокоить хозяев с контрактом на проводной Интернет. Вторая категория — достаточно состоятельные бизнесмены, желающие проводить телеконференции с видео (для аудиоконференций достаточно и 3G), сидя прямо в автомобиле. То есть они должны достичь такого уровня благосостояния, чтобы иметь водителя. Третья категория — свободные и полусвободные профессионалы, которые не желают быть привязанным к офису и хотят работать, допустим, в кафе. Четвертая — обитатели частного сектора, в частности пригородов, куда действительно высокоскоростной проводной Интернет, очевидно, вести не имеет смысла. И пятая — это просто технологические фанаты, которым требуется всегда иметь девайс с самым быстрым на данный момент процессором, экраном, произведенным по самой свежей технологии, и т.д. Казалось бы, ниш достаточно, но в действительности все это именно ниши, получить сверхмассовое потребление, как это было с проникновением в жизнь обывателя мобильной связи или Интернета, не получится. А значит, и возврат на инвестиции уже не будет таким впечатляющим.

Трудно сказать, что должно произойти, чтобы картина изменилась. Ну разве что должна появиться повальная мода у молодежи больше не разговаривать по своему смартфону как по телефону, а исключительно — как по видеофону, да еще и использовать в связке с телефоном проекторы… Но придет ли такая мода?

Желание привлечь за два предоставленных года как можно более широкий круг потребителей уже заставляет «Алтел» снижать цены, хотя в данный момент он, казалось бы, является временным монополистом на рынке 4G. Телекоммуникации — особенная отрасль, которая очень радует Национальный банк и Агентство по статистике. В ней действительно принято регулярно снижать цены, то есть производить дефляцию услуг. Потребитель воспринимает это как нечто естественное. Если телеком-оператор не снижает цены, клиент полагает, что с ним что-то не так. Тем не менее у каждой услуги есть своя себестоимость. Поэтому главная забота менеджмента телекоммуникационного оператора сегодня — это контроль издержек и переключение на другие сервисы, не связанные, собственно, с телекоммуникациями. И этот новый опыт компании будут сейчас нарабатывать.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики