Философия финансиста

Имя Джорджа Сороса хорошо известно на всем постсоветском пространстве. Но такого Сороса мы еще не знали. Философствовал он и раньше, но сейчас финансист рефлексирует по прошедшему и прогнозирует будущее

Сорос Д. Мировой экономический кризис и его значение. Новая парадигма финансовых рынков
Сорос Д. Мировой экономический кризис и его значение. Новая парадигма финансовых рынков

Формально книга состоит из двух частей. Первая, уже известная читателю, выходила еще в 2008 году на английском и чуть позже на русском языках. В ней был представлен анализ причин регрессии финансового рынка, предложен свой прогноз развития событий, который потом действительно воплотился в реальной жизни и ныне называется «крах 2008 года». По всей видимости, именно этот автор первым заявил в свое время о падении глобальной финансовой системы.

Во второй части, подготовленной уже в 2009 году, Джордж Сорос анализирует динамику кризиса, оценивает собственные инвестиционные решения. Конечно, для многих (особенно российских политиков) такие воспоминания автора — как красная тряпка для быка: «Я много думаю о России, потому что мое участие в ее судьбе было довольно большим». Сразу в голову приходит банальная сентенция — хорошее видится на расстоянии. Да, экономические предсказания Сороса оказались точными. Да, мировой политический расклад тоже был выверен. Сейчас, по прошествии двух лет, все же иное кажется в этой книге более важным. Любопытна, причем не только для финансистов и экономистов, теория рефлексивности, согласно которой Джордж Сорос пошагово объясняет кризис, охвативший весь мир.

По-прежнему экономисты явно к этой теории серьезно не обратились. В любом случае она их еще не впечатлила. Предыдущие работы финансиста быстрее расхватывались на цитаты, а сами идеи Сороса нередко выдавались за собственные оригинальные умозаключения. Возможно, потому что предложенная теория рефлексивности с трудом поддается формализации и на ее основе трудно строить модели. Пока же мы, по мысли автора, можем просто наблюдать за зарождением новой парадигмы, объясняющей принципы работы рынков. Теория Сороса основана на поведенческой экономике и теории эволюции систем. Конечно, более привычно называть Сороса мировым спекулянтом, но не современным философом, который на практике может проверять правильность своих теоретических выкладок. При этом «гуру» от финансов и биржевых сделок умеет «говорить» с любым читателем. Укажем, что такое восприятие жизни старо как мир и близко каждому из нас: понимание мира несовершенно, потому что мы являемся частью того, что мы пытаемся понять.

Далее философствующий финансист выводит: понимание ситуации и участие в ней предполагает наличие двух функций. Первая функция — когнитивная — люди пытаются понять мир, в котором живут. Вторая — манипулятивная — люди стараются повлиять на мир и изменить его в свою пользу. Для современного мира, по мысли Сороса, типичны рефлексивные ситуации, для которых свойственна недостаточная связь между мышлением участников и реальным положением вещей. Для иллюстрации автор приводит такой пример. Акции покупаются и продаются в расчете на изменение их цен в дальнейшем, однако будущие цены определяются сегодняшними ожиданиями инвесторов. Финансовые рынки в этом случае выступают как средство тестирования концепции Сороса. Двусторонняя рефлексивная связь между когнитивной и манипулятивной функциями добавляет в каждую из них элемент неуверенности или неопределенности.

Это в равной степени применимо и к участникам рынка, и к финансовым учреждениям, отвечающим за макроэкономическую политику и существующим для надзора за рынками и для их регулирования. Отсюда следует базовая идея Сороса — социальные явления имеют иную природу, чем естественные. Кстати, редкая ситуация, когда финансист для развития и подтверждения своей теории обращается к концепции известного лингвиста Дж.Лакоффа. Приведем показательную цитату от автора: «Я объясняю элемент неопределенности, присущий социальным событиям, с помощью теории истины, основанной на соответствии, и концепции рефлексивности… Рефлексивность не позволяет экономистам создать теорию, объясняющую и предсказывающую поведение финансовых рынков подобно тому, как объясняются или предсказываются природные явления». В такой стилистике и в таком осмыслении до сих пор финансисты и экономисты не размышляли. Можно предсказать, что не только последние для себя откроют нового-старого Сороса, но и медлительные, но охочие до новых имен гуманитарии оценят такой подход и реализуют его в своих опусах. Реплика в cторону — за все годы существования Фонда «Сорос-Казахстан» так и не было ни одной книги, профинансированной фондом, которая была бы ярким событием и чем-то новым для своих читателей (узких специалистов и широких масс). Замечу, книги, изданные в те же годы в российском аналоге фонда (Институт «Открытое общество») примерно такими же тиражами (по 3000—5000 по философии, логике, граждановедению, социологии и пр.), до сих пор в зоне специального и массового внимания.

Быть может, объяснение по отношению к России тоже на поверхности. Автор в своей книге «бесхитростно» вспоминает: «Я посетил страну весной 1987 года и создал в ней фонд, ставший весьма влиятельной силой — в вопросах развития демократии и открытого общества». По отношению же к казахстанским реалиям более верным видится другое объяснение. А в иных казахстанских «ведомствах» много ли выходило за последние двадцать лет работ, подлинно ставших новым словом в какой-либо предметной области? Быть может, хотя бы эта новая-старая книга Джорджа Сороса откроет для новых потенциальных читателей (экономистов, политологов, гуманитариев и других) нечто новое и не только в мировой экономике.

Сорос Д. Мировой экономический кризис и его значение. Новая парадигма финансовых рынков. Москва: «Манн, Иванов и Фербер», 2010. — 272 c. Тираж — 3 тыс. экз.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее