Последний выход

Нынешнее президентство Эмомали Рахмона может завершиться досрочно

Последний выход

В Таджикистане прошли президентские выборы; как и ожидалось, победу одержал действующий глава государства Эмомали Рахмон, правящий страной уже 21 год - с 1992 года. По мнению экспертов, единственная интрига заключалась в том, какое количество голосов наберет Рахмон. За действующего главу республики подано 83,6% голосов избирателей.
 
Отсутствие интриги на выборах было связано с некоторыми внутренними факторами. Среди них отмечались шаги России по либерализации условий пребывания таджикских трудовых мигрантов, которые отныне будут получать разрешение на работу в России на срок до трех лет. А также ратификация парламентом республики соглашения с РФ о продлении сроков пребывания на таджикской территории 201-й военной базы. Эти соглашения были подписаны за считанные недели до предстоявших президентских выборов.
 
«Москва, так или иначе, поддержала - если и не самого Рахмона, то существующий в РТ политический статус-кво. В общем-то, ни у Москвы, ни у западных стран, ни у кого альтернативы Рахмону и не было», - считает политолог Александр Князев.
 
В связи с этим возникает вопрос: какие изменения в политической жизни ждут Таджикистан на очередном сроке Эмомали Рахмона?

Изменения неминуемы

Президенту Рахмону пока что не приходится радоваться: Таджикистан остается одной из самых бедных стран на постсоветском пространстве. К социальным проблемам, как прогнозируют эксперты, добавится еще и угроза дестабилизации в регионе после вывода в 2014 году войск НАТО из Афганистана.  В случае, если власть в этой стране перейдет к талибам, Таджикистан будет вынужден решать, какие с ними необходимо выстраивать отношения. Нельзя забывать о том, что влияние талибской идеологии в Республике Таджикистан заметно возрастает.
 
«Гражданская война 1990-х годов показала опасность смыкания внутренней вооруженной оппозиции с внешними силами с последующей их активизацией. Как плацдарм использовалась слабо или вообще неконтролируемая местными властями афганская территория. Оттуда может получать поддержку внутритаджикская радикальная религиозная оппозиция. Другая опасность - проектирование нового государства, условно – «Великого Бадахшана», которое объединило бы территории проживания последователей исмаилизма. А это - северо-восток Афганистана, Горно-Бадахшанская автономная область Республики Таджикистан, север Пакистана и сопредельные районы Китая. Подобное выглядит иллюзорно, но как почва для конфликта очень подходит, неслучайно о такой опасности уже говорят даже официальные лица в Душанбе», - заметил Александр Князев.
 
Что касается конфликта с Узбекистаном, то, по его мнению, если руководство Узбекистана не изменит свою тактику по отношению к Таджикистану (и, кстати, к Киргизии тоже), то Ташкент будет стремиться к еще большей изоляции от двух неспокойных соседей.
 
«И, соответственно, блокировать их выходы во внешний мир; кстати, значительная часть коммуникаций из РТ, проходящая через территорию Узбекистана, уже заблокирована. В Ташкенте не видят в соседней столице людей, с которыми можно было бы вменяемо договариваться о чем-либо. И, на мой взгляд, особо не ошибаются», - отметил г-н Князев.

Председатель Социал-демократической партии Таджикистана Рахматилло Зойиров также отметил, что изменения в политической жизни страны в очередной срок Рахмона грядут в основном негативные. Причина таких прогнозов заключается в том, что Рахмон вступил в самый тяжелый период за весь срок своего президентства: во-первых, он не пользуется былой поддержкой, во-вторых - в стране задолго до этого начался системный кризис во всех сферах, а теперь - и конституционный.«Предстоящая зима доведет население до отчаяния, и к весне нынешний президент получит самый низкий рейтинг за все время пребывания у власти. Одним словом, этот срок будет не только самым тяжелым для главы страны, но и для Республики Таджикистана в целом, - полагает  Рахматилло Зойиров. – Для оппозиционных партий тоже наступит нелегкий период. Партии ПИВТ (Партия исламского возрождения Таджикистана) и СДПТ (Социал-демократическая партия Таджикистана) окажутся в тисках власти, причем не открыто, а их будут раскалывать изнутри».

Эксперт считает, что этот срок будет последним не столько из-за неадекватности ответа правительства Рахмона внешним угрозам, сколько из-за консервации актуальных внутренних проблем. «Если он не пойдет на серьезные реформы, прежде всего - конституционные и не перераспределит свои полномочия между правительством и парламентом, ибо вся власть на данный момент принадлежит ему. Эмомали Рахмон на сегодняшний день уже довел государственную власть до стагнации и безответственности», - резюмировал Рахматилло Зойиров.

Новый президентский срок, по словам Александра Князева, для Эмомали Рахмона в любом случае - последний, исходя даже просто из действующей конституции. “Если посмотреть внимательно на внутриполитические процессы и некоторые внешние вызовы, то, на мой взгляд, есть высокая вероятность и того, что полностью этот срок может для него не состояться. Предвыборный период показал, что, несмотря на попытки тотально зачистить политическое поле от оппонентов, протестная активность в обществе есть, есть и попытки консолидации оппозиции”,  - рассказал политолог.

“Хотя на данном этапе оппозиция и оказалась достаточно слаба и разрозненна, но процесс не стоит на месте. Наверное, это понимают и Рахмон с его окружением. Есть опасения, что сейчас может начаться еще большее ужесточение и подавление любого инакомыслия, - подчеркнул г-н Князев. - И это при том, что Таджикистан - страна регионально-клановая, и недовольство региональных элит двадцатилетней монополией рахмоновского (кулябского) клана - это недовольство растет синхронно с ухудшением социально-экономической ситуации».

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?